ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он покосился на входную дверь. Я уловил этот взгляд, брошенный в надежде на чью-то помощь. Спокойно спросил:

— Почему вы не выполняете предписаний Устава звездный экспедиций, а занимаетесь самоуправством?

Эвид посмотрел на меня удивленно.

— Что? О чем вы говорите?

— Вы напрасно думаете, что я нахожусь в полном неведении о творящемся здесь беззаконии. На каком основании вы укрываете от людей продукты и бактерициды, да еще требуете от женщин близости в обмен на них? Вы знаете, что ждало бы вас на Земле за это?

Эвид побледнел.

— Что ты несешь?! — голос его стал грубым и холодным. — Кто тебе наплел все эти бредни?

— Илви Плиант.

— А, тогда понятно! — на губах Эвида появилась отвратительная ухмылка. — Маленькая месть? Ну что ж, можно и так. Только я хочу вам кое-что рассказать о недавнем прошлом этой особы, чтобы вы не очень обольщались на ее счет…

— Послушай ты! — Я резко склонился вперед и схватил его за ворот рубашки. — Меня совершенно не интересует ее прошлое, равно как и ее любовные развлечения на этой вот постели! А вот твои дела здесь представляют для меня немалый интерес. Не думай, что двухсотлетнее отсутствие в поле зрения Земли спишет тебе все твои преступления!

Растерявшийся, в первую минуту, Эвид быстро совладал с собой. Он резко встал, высвобождаясь из моих рук.

— Вот-вот! Если все, что ты нам рассказал действительно, правда, мы все давно умерли для Земли. Мы дважды умерли для нее, потому, что не можем вернуться туда и теперь! Поэтому это мой мир, и я здесь — закон! А вот кто такой ты, чтобы лезть в наши дела?

— Кто я такой?

Я тоже встал, собираясь кинуть ему в лицо все, что я о нем думаю, но тут же осекся. Захотелось ткнуть ему в лицо удостоверение ОСО, сбить эту его чванливую спесь холодной уверенностью сотрудника Особого отдела, но… Ничего этого теперь уже не было. В одно мгновение передо мной пронеслось все случившееся на Земле, и руки мои опустились. Действительно, кто я такой здесь, на этой затерявшейся в безднах космоса мрачной планете, куда судьбою были выброшены эти люди? Как я могу судить зло, если сам принес его людям, и это зло тянется за мной даже сюда, за много парсек от Земли, стоит за моей спиной грозным призраком?

Почувствовав мою неуверенность, Эвид стал еще наглее.

— Хочешь, я скажу, кто ты такой? — насмешливо спросил он, развалившись в кресле. — Ты — неудачник с погибшего корабля, такой же, как и мы, заброшенный в эту дыру без всякой надежды на спасение! Мы приютили тебя, дали тебе кров и надежную защиту. Так чего же ты лезешь туда, куда тебя не просят? Чего ты добиваешься? Да ты благодарить меня должен за мою доброту! Давно бы сгинул в этом болоте, и никто бы о тебе не вспомнил!

Я стиснул кулаки.

— Благодарить? Ты хочешь знать, кто я такой? Я человек Земли, который не допустит, чтобы здесь творилось беззаконие! Слышишь, ты? Ты думаешь, что Земля и Трудовое Братство далеко, поэтому все законы потеряли свою силу? Значит на справедливость, братство, достоинство и честь можно наплевать? Ошибаешься…

— У нас свои законы! — перебил меня Эвид. — Их устанавливаю я, и если тебе они не нравятся, можешь убираться из лагеря! Тебя здесь никто не держит!

— Ты так решил, потому что люди доверились тебе и избрали тебя главным над собой? Но они могут избрать главным и другого!

— Не тебя ли? — усмехнулся Эвид.

— Не знаю. Может быть и меня, если я заслужу их доверие.

— Ах, вон оно что? Вот значит, куда ты клонишь? Смотри только не надорвись, парень!

Его глаза сверкнули недобрым огнем. Я спокойно выдержал его взгляд, и это немного охладило его пыл. Он опять сел в кресло, нервно постукивая пальцами по мягкому подлокотнику.

— Ну, хорошо. Сейчас я приглашу сюда своих помощников, и мы спокойно все обсудим…

— Нет.

Эвид удивленно посмотрел на меня.

— Обсуждений за спинами остальных членов экспедиции больше не будет! Ты соберешь совет экспедиции, как того требует Устав.

— Совет? — Он хотел что-то сказать, но осекся. После некоторого раздумья, посмотрел на меня исподлобья. — Ладно. Пусть будет так. Только не думай, что я испугался. Мне и самому хочется выслушать мнение других. — Он усмехнулся. — Только учти, пока я здесь главный, люди будут слушать меня.

— Это пока!

Эвид ничего не ответил. Вышел в переходной тамбур, и я услышал, как он крикнул в темноту:

— Хон! Где ты там?

Через минуту они вернулись уже вдвоем. Эвид шел впереди, Хон Блант за ним по пятам, выжидательно и преданно глядя на своего начальника.

— Собери людей! Пускай все придут в мой дом, — скомандовал Эвид.

— Но уже ночь, командир! — неуверенно возразил Хон глухим хриплым голосом.

— Ничего. Скажи всем, что я собираю совет экспедиции.

Густые брови Хона Бланта приподнялись от удивления.

— Совет?.. М-мм… Хорошо, командир!

Он неуверенно потоптался около входа и исчез в темноте переходного тамбура. Я услышал напряженный вой воздушного потока биологической экранировки. Эвид закрыл входную дверь и вернулся к столу.

— Ну что, правдоискатель, доволен?

Он смотрел на меня с холодным спокойствием могущественного владыки.

— Еще ничего не произошло, — пожал я плечами. — Поговорим с людьми, там будет видно.

— А ты думаешь, что этот разговор что-то изменит?

В глазах Эвида блеснула усмешка. Он стал, не спеша одеваться.

— Послушай, Новак! Зачем тебе все это?

— Не пойму о чем ты?

— Брось! — Эвид повернулся ко мне, застегивая молнию комбинезона. — Все ты прекрасно понял!

Он сел в кресло напротив. Положил сцепленные пальцы на крышку стола.

— Ты же не глупый парень, я вижу. Чего ты хочешь добиться своей никому не нужной щепетильностью? Подумай, ведь мы с тобой могли бы неплохо устроиться здесь. Честно говоря, все, кто меня сейчас окружают, не стоят того, чтобы спасать их жизни. Ты же совсем другое дело!

— Правда? Интересно, как ты представляешь себе наш альянс? Ведь запас продуктов и лекарств у вас на исходе. Рано или поздно, мы все равно погибнем здесь.

— Кто тебе сказал, что наши запасы на исходе? — Эвид довольно усмехнулся. — Запаса продуктов хватит еще, как минимум лет на пять, лекарств тоже достаточно. А об атомарном кислороде я и не говорю. Погибшие космолетчики отдали нам половину запаса, имевшегося на корабле. Так что мы могли бы с тобой неплохо здесь жить. Если хочешь, можем даже создать здесь свою колонию? У нас красивые женщины, и за таблетку иммуногена они будут с тобой нежны и ласковы… ну, хорошо, хорошо! — поспешно добавил он, видя, как сжимаются мои кулаки. — В конце концов, мы могли бы отыскать твой плайер и попробовать взлететь с этой проклятой планеты. Если бы нам удалось выйти из этого облака и послать сигнал о помощи на Землю, мы были бы спасены.

— А как же люди? Их что же бросить здесь?

— Да что люди! — Эвид с презрением махнул рукой. — Все они не заслуживают моей заботы об их жизнях. Главное — спастись самим! Все равно всем нам не взлететь с этой планеты.

— Понятно. Значит, пускай твои товарищи погибают здесь? Главное для тебя спасти свою драгоценную шкуру? Главное, чтобы было хорошо тебе, а все остальные потерпят? Можно даже припрятать запасы продовольствия и лекарств, чтобы, спекулируя этим, иметь над ними еще большую власть? Неплохо придумано! Сам додумался или кто-то подсказал? Можно проявить благосклонность к одним и понукать другими, можно заставлять людей безропотно служить тебе или ложиться к тебе в постель… Ну и сволочь же ты, Рул!

Я чувствовал, как неприязнь к этому человеку нарастает во мне с каждой минутой.

— Послушай, Новак! — Эвид презрительно сощурился. — Оказывается, ты совсем не понимаешь хороших слов. Ты что же думаешь, я откровенничал с тобой только по тому, что ощутил себя слабым, что я боюсь тебя? Да я просто хотел помочь тебе выпутаться из этой отвратительной ситуации, в которую ты попал, и которая может стать для тебя еще хуже!

— Заботливый какой! — усмехнулся я. — Плевать я хотел на твою помощь! Знаешь, как я поступал с такими как ты на Земле? Я без дальних разговоров отправлял их ребятам из ПОТИ. После этого и ты бы уже не смотрел на окружающих с таким наглым превосходством!

85
{"b":"172181","o":1}