ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Значит, сколько хранится у вас продовольствия и медикаментов, вы не знаете, но уверены, что их не хватит и на год жизни ваших товарищей? Вы не ведете учет всего этого? Как же так? Как можно быть руководителем экспедиции, и не знать точно ресурсы ее жизнедеятельности?

— Я прекрасно знаю эти ресурсы, — огрызнулся Эвид, — только не веду учета каждодневно!

— Замечательно! — так же спокойно сказал я. — Давайте все вместе проведем этот учет прямо сейчас. Покажите их нам.

— Зачем?

— Показывайте!

Эвид растерянно посмотрел на Вилена, стоявшего за его спиной. Тот злобно сверкал глазами и жевал свои белесые рыбьи губы.

— Эвид! Мы ждем! — напомнил я. — Ваши товарищи имеют полное право знать размер экспедиционного запаса всего самого необходимого. С какой стати вы делаете из этого тайну?.. Или вам есть что скрывать?

— Нечего мне скрывать! — Эвид нервно дернул подбородком и снова посмотрел на Вилена, словно, ожидая от него поддержки. Было видно, что мой требовательный и уверенный тон сбивает его с толку. Люди вокруг нас, почувствовав неладное, начали перешептываться. Я поймал тревожный взгляд Илви и снова повернулся к Эвиду.

— Итак? Кладовая видимо там?

Я уверенно шагнул к подсобным отсекам домика. Эвид занимал помещение, которое в других условиях должно было бы служить базой исследовательской экспедиции, где сконцентрировано все самое необходимое для ее жизнедеятельности. Лист титана, служивший дверью, легко открылся, и я заглянул вовнутрь темного складского отсека. На полу у дальней стены были сложены коробки с медикаментами и продуктами, стояли вряд баллоны с кристаллическим кислородом, емкости с водой и какие-то ящики со снаряжением.

Люди теснились за моей спиной, с жадным интересом разглядывая помещение. Я принялся пересчитывать коробки с продуктами и насчитал чуть больше двадцати. Затем принялся распаковывать пластиковые ящики с лекарствами. Эвид с безучастным видом стоял около входа. Сзади напирали остальные.

— Здесь двадцать одна штука, — сказал я, выпрямляясь и отходя в сторону так, чтобы остальным тоже было видно. — Медикаментов тоже едва ли хватит на год… И это все, что у вас есть?

Я посмотрел Эвиду прямо в глаза.

— Разумеется! Или вы не видите сами? — усмехнулся он, стараясь казаться уверенным, но в глазах у него стояла напряженная тревога. — К чему было устраивать этот обыск?

Я ничего не ответил. Вышел в главное помещение. Люди расступились, давая мне дорогу.

— Прошу всех идти со мной! — сказал я и вышел из домика наружу.

Все молча, последовали моему приглашению, и в душе я порадовался этому, потому что люди начали доверять мне. А это была маленькая, но все же победа! И потому, как Эвид с Виленом обменялись испуганными взглядами, и по тому, как они уныло брели за всеми остальными, я понял, что нахожусь на правильном пути.

Болото уже не горело таким ослепительным огнем, как прежде. Солнце поднялось над горизонтом, и свет его словно тонул в зловонной черной жиже, казавшейся теперь бархатно черной с легким синеватым отливом. Тиэ Гриф на полпути сделалось плохо в вязком тумане болотных испарений, и она отказалась идти дальше. Остальные молчаливо следовали за мной. Через некоторое время мы достигли далекого островка поросшего грибовиками. Остановившись около лаза, я повернулся к остальным и громко, так чтобы было слышно всем, сказал:

— Вот здесь Эвид Рул прячет от вас запасы продуктов и лекарств. Этого запаса хватило бы на десяток лет сытой и здоровой жизни каждого из вас на этой негостеприимной планете. Подобный поступок Эвида не только низок и подл, он еще и преступен, как и его «порядок» управления экспедицией! Эвид Рул устроил для вас самое настоящее беззаконие, не вяжущееся ни с какими моральными нормами Трудового Братства — ни теперешними, ни даже двухсотлетней давности. Вы преступник, Эвид Рул, и заслуживаете наказания! — открыто бросил я ему в лицо.

Эвид побледнел. Люди вокруг зашумели.

— Что вы такое несете?! — прошипел он мне на самое ухо. И уже с интонацией благородного гнева более громко произнес: — Никаких лекарств и продовольствия от своих товарищей я не укрывал! Все это наглая ложь и ваша выдумка! Вы намеренно пытаетесь опорочить меня в глазах моих товарищей. И я даже знаю почему! Я знаю, какую цель вы преследуете! — Он погрозил мне пальцем.

— Опорочить? — переспросил я, холодно глядя ему в лицо. — Ни в коем случае! Все доказательства здесь, в этом тайнике, который устроили вы и ваши подручные. И у меня есть свидетель этого преступления…

— Свидетель? И кто же это? — усмехнулся Эвид, лихорадочно блестя глазами.

— Кэрис Фегит! Она видела, как вы и Хон Блант перетаскивали коробки с продуктами в этот тайник.

— Кэрис, Кэрис! — злобно взвизгнул Вилен. — Где она, эта ваша Кэрис? Что-то подозрительно ее исчезновение! Может она заодно с вами? — Он уставился на меня остекленевшими глазами.

— Кэрис убита! И сделал это кто-то из вас, потому что испугался разоблачения. Я пока не знаю, кто был убийцей, но обязательно узнаю это!

Люди вокруг зашумели еще больше.

— Послушай, Новак! — снова зашипел Эвид, склоняясь ко мне и дыша мне в лицо. — Знай меру своим фантазиям! Что ты здесь устроил? К чему ты толкаешь людей? К беспорядку, к хаосу?

— Хаосу? Ты называешь это хаосом? Я только хочу, чтобы они, наконец, прозрели, очнулись от своей спячки, и поняли какой ты на самом деле негодяй!

Я грубо оттолкнул его и подошел к входу в тайник. Осмотрел добровольцев и выбрал одного — невысокого смуглого мужчину с глубоко запавшими усталыми глазами. Вместе мы полезли в тайник и вытащили наружу несколько коробок. Мой спутник подтвердил, что здесь действительно устроен тайный склад продовольствия и медикаментов. Все зашумели, обступая Эвида и его помощников, требуя объяснений. Впервые на лицах этих людей я видел гнев и решимость. Я заметил, как горят щеки у Илви и Лузи Фэйв — обе ликовали, чувствуя нашу победу.

— Действительно, этот запас сделан по моему распоряжению, — пытался оправдываться Эвид, не на шутку испугавшийся гнева своих товарищей.

— Для чего? — наседал на него я. — С какой целью вы делали этот тайный запас?

— Я хотел исключить возможность бесконтрольного потребления продуктов и лекарств. Нельзя было допускать анархии в этом деле. Мы все могли погибнуть!

— Чушь! Полнейшая чушь! Вы прячете от своих товарищей продукты, опасаясь, что они будут бесконтрольно их расходовать, а сами можете делать это в любое время. Кто проконтролирует вас, Эвид? Вы просто хотели заполучить надежный рычаг давления на людей, и он оказался у вас в руках! Это вы называете «благом для всех»?

— Все это было необходимо для укрепления дисциплины в лагере, — вмешался в разговор Вилен, бессмысленно тряся головой и тараща глаза.

— Помолчите, вы! — оборвал его я. — О какой дисциплине вы говорите? А методы ее укрепления вы переняли у средневековой инквизиции или у идеологов фашизма?

Вилен еще больше затряс головой, но ничего не ответил.

— Кто из вас убил Кэрис? — Я снова повернулся к Эвиду. — Ведь ее убили по вашему приказу?

— Послушайте, Новак! — скрепя зубами, процедил Эвид. — Если вы сейчас же не замолчите, то…

— Хватит, Эвид! Что ты все время мешаешь ему говорить? — раздалось позади нас.

Эвид вздрогнул и осекся на полу слове. Я обернулся и увидел рядом коренастого темноволосого мужчину с усталым лицом, словно вырезанным из твердого дерева или камня.

— Ты долго морочил нам головы, — продолжал он. — Мы слушали тебя. Дай нам теперь выслушать другого! Этот парень говорит правду, и я верю ему. Верю, потому что прекрасно знаю тебя. — Он прищурился, словно прицеливаясь, глядя в упор в глаза Эвиду. — Говори прямо, что с Кэрис? Куда вы ее дели?

— Действительно! Куда подевалась Кэрис? — раздалось сзади.

— А продукты и лекарства? Это правда, что нас обманывали все это время? — спросил чей-то недоуменный голос.

— А ты как будто не знал? — кто-то усмехнулся в ответ.

95
{"b":"172181","o":1}