ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да… то есть нет… Понимаешь, я должен был, наверное, сказать об этом давно, сразу… но я не решался испортить наш праздник.

— Испортить? — Ее пронзительный взор пронизывал меня до самого сердца. Я почувствовал, как она вся напряглась. — Что же все-таки произошло?

— В сущности, ничего страшного. Просто обстоятельства требуют моего присутствия в одном месте, и я буду вынужден снова покинуть тебя…

— Ты куда-то уезжаешь? — настороженная тревога сквозила в ее голосе. Она искала моего взгляда, но я избегал ее всеведающих глаз.

— Да… Далеко.

— Это «далеко» — другой континент?.. Спутник?..

Я чувствовал, как растет напряжение в ее голосе.

— Нет. Это другая планета… Я должен лететь в Сообщество, со специальным заданием… — на мгновение я встретился с ее взглядом, и внутри у меня все похолодело.

— Надолго?

— Все зависит от обстоятельств… Думаю, что не очень.

Наступило тягостное молчание. Я проклинал себя за то, что начал этот разговор, за то, что причиняю ей боль — в который уже раз! Она сидела, съежившись в кресле, и смотрела прямо перед собой невидящими глазами.

— Ты не спрашиваешь, зачем я туда лечу? — осторожно поинтересовался я.

Она вздрогнула, словно очнулась ото сна. Посмотрела на меня пустыми глазами.

— Просто понимаю, что это не мое дело, — сказала упавшим голосом. Спросила: — Это опасно? — и тут же перебила меня. — Хотя, зачем я спрашиваю?! Можешь не говорить. Разве когда-нибудь твоя работа была не опасной?.. — Она бросила на меня вопрошающий взор.

Я хотел ответить ей, успокоить, но она снова остановила меня:

— Утешать меня не надо! А обманывать… обманывать не стоит. Ты не умеешь этого делать… во всяком случае, со мной.

Таня снова замолчала, а я не нашелся, что ей ответить. Несколько минут мы сидели молча, не глядя друг на друга.

— Я давно привыкла к твоим постоянным разъездам, — снова печально заговорила она, — когда тебя по несколько дней, недель, а то и месяцев не бывает со мной… А если ты приходишь, то приходишь не надолго, усталый, осунувшийся, раздражительный… Я прекрасно понимаю, в наше время, когда столько больших начинаний, столько открытий и грандиозных свершений, когда мы все живем на единой планете, объединенной в Трудовое Братство, нельзя сидеть на одном месте, как пещерные люди. Все постоянно путешествуют, переезжают с места на место, открывают новые миры… Но иногда хочется, понимаешь, хочется тихого домашнего счастья, своего дома… Может быть, я глупая? Может быть, меня плохо воспитали в школе и во мне еще жива частичка древних людей? А, Влад?

Она помолчала, глядя в темное окно, где на небе рассыпались удивительно яркие близкие звезды.

— Знаешь, ночью, когда я лежу рядом с тобой в постели, мне почему-то кажется, что все у нас с тобой будет хорошо, что мы все время будем вместе…

— Ласточка моя! — Я попытался обнять ее за плечи, но она остановила меня.

— Нет, нет!.. Подожди!.. Когда же наступает утро, ты снова уходишь из дома, и я не знаю, вернешься ли ты сегодня… — Она с горечью посмотрела на меня. — Что в сущности нас связывает, Влад? Мы видимся с тобой едва ли чаще, чем случайные знакомые! Когда ты появляешься здесь, для меня это действительно настоящий праздник. Но я хочу большего, понимаешь, Влад, большего, чем у нас есть с тобой сейчас!.. Я никогда не говорила тебе об этом, старалась держаться. Но я не воин, не боец — я женщина, простая слабая женщина! Мне не надо многого. Я просто хочу, чтобы со мной всегда был рядом надежный, любящий меня друг, которому я могла бы отдать всю себя без остатка… Такой, как ты, — тихо добавила она.

Я сжал ее ладонь:

— Прости! Я действительно порядочная скотина! Я никогда не задумывался над этим по-настоящему… Прости!

Я принялся страстно целовать ее руки, колени, плечи. Она грустно наблюдала за мной.

«Кретин! Полный кретин! — думал я. — Ты зарылся в свою работу, как крот в землю, и совсем забыл, что она рядом, любящая и ждущая. Ты забросил ее, как ненужную игрушку! Что ты, по сути, знаешь о ней? О ее душе, о ее переживаниях, о ее любви? Ты только упиваешься своими чувствами (самовлюбленный идиот!), забыв, что рядом с тобой живой человек со своим внутренним миром — вселенной, в которую ты даже не попытался заглянуть! И вот она вылилась на тебя, раздавив своей безудержной мощью. И ты, как беспомощный котенок, не знаешь, что тебе делать! Ты — бесстрашный покоритель новых миров, отважный страж новой Земли!.. Да и настоящая ли эта твоя любовь, которой ты так гордишься?.. Нет!»

Я отбросил от себя эти мысли, посмотрел на Таню. Брови ее хмурились. Похоже, она догадывалась, о чем я думаю.

— Хочешь, я брошу все: эту работу, которая причиняет тебе столько страдания? Пошлю все к черту!

— Ради меня? — Ее лицо на мгновение прояснилось.

— Да, ради тебя! Уйду со службы, пойду на завод, в заповедник, машинистом на Дорогу — куда угодно! И буду всегда рядом с тобой. Хочешь?

Я всматривался в ее глаза, ища ответа. Она молчала, глядя куда-то в пространство перед собой. Волнение мое росло с каждой минутой. Наконец, тихо, но твердо она сказала:

— Нет.

— Почему?

— Потому, что ты никогда не сможешь жить другой жизнью, а значит, будешь мучиться, страдать и винить меня за это. А я не хочу этого, потому что слишком сильно люблю тебя…

— Но что же делать?! — вскричал я.

Она опустила ресницы, едва слышно произнесла:

— Нам нужно расстаться!..

В голове у меня словно пронеслась буря, разметавшая все мысли, спутавшая их в один тугой клубок. Расстаться с ней?.. Нет! Это не возможно! Это просто не возможно!.. Жить без нее?.. Лучше мне умереть на месте прямо сейчас!

— Маленькая! — Я схватил ее, прижал к себе изо всех сил. Я целовал ее руки, ее глаза, ее волосы. Не выдержав, она разрыдалась — безудержно и горячо. Я понимал, что все слова сейчас теряют всякую цену, но они сами собой лились из меня неудержимым потоком: я клялся, умолял, просил прощения, ругал и казнил себя.

Понемногу она успокоилась. Я видел, как у нее на шее под кожей бьется тоненькая жилка. Глаза у нее стали огромными, как у лунатика. Я снова обнял ее.

— Крепче! — шепнула она. И после долгой паузы:

— Влад!

— Что?

— Я люблю тебя!

Я проснулся среди ночи от какого-то тяжелого, томительного сна. Таня безмятежно спала рядом, разметав волосы по воздушной подушке. Некоторое время я любовался ею, в сумраке спальни ставшей похожей на сказочную богиню, спустившуюся с Олимпа. Потом снова лег, пытаясь заснуть, но не смог.

В душе поднималось, усиливаясь с каждой минутой, странное тревожное чувство. Я пытался осознать, что со мной происходит, пока не понял, что это тоска перед разлукой с Землей.

Встав с постели, я вышел в гостиную. Отыскав на полке диск мемонограммы с записью обзорного фильма о Земле, вставил его в визиофон. Сел в кресло напротив.

В полумраке комнаты засветился большой экран, заливая помещение ослепительным солнечным светом. Промелькнуло безоблачное, пронизанное солнцем небо, и к моим ногам ударила пенная морская волна; рассыпалась тысячами изумрудных брызг, горевших и переливавшихся на солнце, подобно алмазам.

Я почувствовал соленый запах моря и прохладное прикосновение воды к разгоряченной коже.

Это был один из новых фильмов, записанных с применением биорефлексной технологии, позволявшей воспроизводить реальные запахи, вкусовые и осязательные ощущения. В соединении с абсолютно реальной и объемной голографической картинкой, эти дополнительные возможности создавали полнейший эффект присутствия у смотрящего фильм человека.

Вдали, по зеленоватой кромке горизонта, бежали вспененные белоснежные облака, тая на востоке за зубчатыми ребрами темных гор. Невидимый объектив приблизил их — я словно пронесся птицей над волнующейся гладью моря — и полетел вслед за облаками, разворачивая грандиозную панораму преображенной за последнее тысячелетие Земли.

Темные леса кедров стояли в задумчивом молчании у подножия величественных гор, лежавших грандиозным шрамом на лике возрожденной планеты; плодородные равнины расстилались на многие и многие километры, сменив собой бывшие когда-то здесь сухие степи и пустынные пески; огромные озера и водохранилища сверкали на солнце гигантскими зеркалами; извилистые русла неторопливых рек и прямые стрелы рукотворных каналов уходили к горизонту, теряясь в сочной зелени необъятных фруктовых садов…

12
{"b":"172183","o":1}