ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Татуировка цвета страсти
Билет в другое лето
Мой знакомый гений. Беседы с культовыми личностями нашего времени
Корректировщик. Блицкрига не будет!
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Медвежий сад
Музыка ветра
Вирус Зоны. Предвестники выброса
Без стресса. Научный подход к борьбе с депрессией, тревожностью и выгоранием
A
A

— Патрульный «Икс-53»! Вызывает «Орион»!

— Патрульный «Икс-53» на связи. Слушаю вас, «Орион». Что случилось?

— Немедленно следуйте в квадрат 65-110! Наблюдаем два неизвестных объекта на краю Зоны. Скорее всего, это ракетопланы Сообщества. Идут девяносто градусов к Оси. Возможно, просто производят отлов метеоритов в облаке Оорта… Пока с враждебной стороны никак себя не проявили. Сопровождайте их по границе Зоны. Не исключено нарушение. Сообщаю координаты сетки: Х-186. 59. 3; У-32. 20. 1; Z- 256.15.5.

Этого мне только не хватало! Я записал координаты.

— Вас понял, «Орион»! Иду в квадрат 65-110.

Я выключил связь. Щелкнул тумблером — над лобовым стеклом слабо замерцала карта. Так, судя по координатам, это в получасе полета от меня. Я включил антиинерционные магнитные гасители, развернул машину и дал разгон. На всякий случай проверил излучатели.

Вскоре на боковом экране появился тусклый серый диск, быстро проплыл по экрану из конца в конец и исчез. Я включил задний обзор — крохотная планета исчезала в кромешной тьме; справа горит далекая желтая звезда — Солнце, таким оно выглядит отсюда, с окраины Системы.

«Пролетел Плутон, — мысленно констатировал я. — Теперь нахожусь в Договорной зоне. Нужно смотреть в оба!» Взяв курс на созвездие Центавра, включил систему поиска — в перекрестье курсового фото-элемента появилась главная звезда. Я передал управление кораблем автопилоту и стал следить за приборами.

Прошло еще полчаса, прежде чем по всплеску на экране локатора я понял, что нахожусь рядом с объектом. Поискал лучом — на экране появились две яркие точки. Идут встречным курсом, близко друг от друга. Я включил защитное поле и изменил курс: пошел выше и правее. Они сразу заметили мой маневр — точки на экране быстро сошлись, разделились и пошли по дугам в противоположные стороны экрана. Уходят! Чего они испугались?

Я взглянул на экран, затем посмотрел в иллюминатор: кругом были звезды — далекие и холодные. Приглядевшись, различил два движущихся огонька. Покрутил ручки настройки. В космосе, на много тысяч километров впереди, быстро перемещались две светящиеся палочки, сливаясь со звездами. Я прибавил увеличение так, что на экране оказалась только одна из этих палочек. Это был ракетоплан, без сомнения, Сообщества. Он летел, вытянув тело и отнеся назад острые крылья.

Попробовал связаться с ним — эфир молчит. Убегают и не отвечают на вызовы. Мне показалось это странным. Увеличил скорость. Огоньки на табло начали перемигиваться, стрелки приборов занимали места между ограничительными штрихами. Я почти машинально наблюдал за этим. Вдруг сообразил, что могу попасть в неприятную историю — не хватало еще в пылу погони нарушить закрытую зону!

Я затормозил, сделал «кульбит» и полетел обратно.

* * *

Сабуро был не один. Когда я вошел в его каюту, он играл в шахматы с Сун-лином.

Сун-лин, по прозвищу Мышонок, прибыл на Орбитальную-12 из Трудового Братства и работает здесь уже около года. Один из лучших патрульных. Маленький, изящный, всегда сдержанно-спокойный. Вот и сейчас, он внимательно посмотрел на меня, все понял без слов и молча встал.

— Ладно, Тода (так он называл Сабуро). Потом доиграем. Я вижу, у вас серьезный разговор будет. Не стану мешать.

Он шагнул к двери, но я остановил его.

— Останься, Мышонок, — сказал я. — Ты нам не помешаешь. К тому же тебе это будет интересно.

Сун-лин невозмутимо сел на прежнее место, осторожно отодвинул шахматную доску. Я прошел на середину каюты, сел в надувное кресло так, чтобы видеть сразу обоих собеседников. Выжидательно посмотрел на Сабуро. Тот поморщился, достал из нагрудного кармана комбинезона пачку бланков, молча протянул их мне. Я просмотрел бланки. Это были отчеты лаборантов-автоматов, производивших экспертизу. Ничего примечательного. Отложил их в сторону.

— Профессионально сработано! Никаких следов? — Я посмотрел на Сабуро. Тот виновато опустил глаза, как будто результаты экспертизы зависели от него.

— Неужели и на излучателе ничего?

— Понимаешь, Влад, вообще нигде ничего не удалось обнаружить! Прямо мистика какая-то!

— Никакой мистики, Белоголовый! Здесь действовал хорошо подготовленный профессионал! Ясно, что если бы Торкали покончил с собой, то на излучателе остались бы его отпечатки, но их нет! Значит, излучатель сунули ему в руку уже после смерти, чтобы сбить нас с толку. Вот только переборщили с отпечатками! Теперь нет никаких сомнений, что это убийство. Но почему сам убийца не оставил никаких следов? Этого я понять не могу…

— Может, он надел перчатки? — предположил Тадеуш и тут же отверг свое предположение: — Хотя, нет! Микроанализатор обнаружил бы содержание вещества в самых ничтожных дозах. А тут ничего — никаких микрочастиц!

— Излучатель могли обработать спецсоставом, — неожиданно сказал Сун-лин, бесстрастно разглядывая шахматного коня. Он, видимо, уже давно понял, о чем идет речь и, проанализировав все факты, нашел единственно правильное решение.

— А ведь верно! — радостно воскликнул Сабуро. — Только после обработки поверхности спецсоставом на ней не остается никаких следов. Как это я не сообразил сразу? Молодец, Ли! — Он хлопнул пилота по плечу. — Тебе бы не на Орбитальной работать, а у нас, в Отделе!

Сун-лин скупо улыбнулся, продолжая вертеть в руках шахматную фигуру. Посмотрел на меня. Я молчал. Мне было немного обидно, что я не додумался до такой простой вещи. Чтобы остановить бурные излияния Тадеуша по поводу догадки Сун-лина, строго спросил его:

— Ну, что там еще у тебя? Что-нибудь удалось установить?

Сабуро сразу посерьезнел.

— Да, Влад. Я опросил всех, кто видел вчера Торкали, общался с ним. В целом, картина вчерашнего дня прояснилась. После патрулирования Торкали около трех часов не выходил из своей каюты (видимо, отсыпался). Более точных сведений на этот счет получить не удалось. Около пяти он появился в кают-компании. Провел там примерно два часа. Чем занимался? Ну… Ты же сам знаешь, что делают пилоты после патрулирования! Веселился, болтал с друзьями, флиртовал со стюардессами. Торкали был весельчаком, любил рассказывать разные истории… ну, о том, что делал на Земле до Орбитальной, много шутил.

— Ты что, был хорошо знаком с ним?

— Нет. Это мне сказали его друзья… — Сабуро полез в свою ЭЗП.

Я остановил его:

— Не надо. Рассказывай дальше.

— Дальше? В семь он пошел с друзьями в видеотеку. Они что-то там такое решили переделать в телеустановке. Им не хватало каких-то микро-процессоров, и Торкали отправился на Стартовую. Там всегда у ребят полно всякой всячины. И вот тут…

— Что тут? — заговорщический тон Сабуро мне не понравился.

Он откинулся на спинку кресла, поднял указательный палец, словно призывая к вниманию.

— Вот тут-то и произошло самое важное, на мой взгляд! Как я и предполагал раньше, убийство как-то связано с этим ракетопланом из Сообщества…

— Да не тяни! — не выдержал я. — Говори, что произошло?!

— А я и говорю, — нисколько не смущаясь, продолжал Тадеуш. — На Стартовой к Торкали подошел пассажир с того самого ракетоплана. Они отошли в сторону и около пяти минут о чем-то разговаривали.

— Кто это видел? — быстро спросил я. У меня даже дыхание перехватило от волнения.

— Рик Мертон. Он на Орбитальной в группе добровольцев. Ты должен его знать. Мертон монтировал силовые кабели в шахте лифта между третьей и четвертой палубой как раз в то время, когда Торкали и этот пассажир разговаривали. Там коридор кончается тупиком, и их никто не мог видеть (вполне укромное место).

— Во сколько это было?

— Точного времени Мертон не помнит, но говорит, что где-то около половины восьмого.

— Так! — Я быстро встал, подошел к визиофону, набрал нужный код. Экран вспыхнул голубым светом, на нем появился дежурный по связи.

— Диспетчер Норис слушает!

— Срочно подготовьте список всех пассажиров ракетоплана, прибывшего из Сообщества 15 мая, рейсом…

3
{"b":"172183","o":1}