ЛитМир - Электронная Библиотека

Вспомнилось, как все это началось, как нашу группу привели в узкий коридор с множеством дверей. Меня, как и всех остальных, поставили перед одной из них. Кратко рассказали про Модулятор и про возможные препятствия на моем пути и раскрыли дверь... За дверью была степь - сухая и бесплодная, залитая слепящим солнцем, - самая настоящая степь! Я ясно чувствовал пылящую землю под ногами, слышал тоскливый шорох сухой травы, ощущал горячий пряный ветер, ласкавший мое лицо. Все было реальное и самое настоящее! Я перешагнул порог комнаты и побежал навстречу солнцу, так и не заметив, в какой именно момент переступил грань между реальностью и заранее запрограммированным сном. Все мои приключения были лишь сложным тестом, оценивавшим способности моего мозга, физическую и нервную подготовку. Мои мышцы, руководимые умной машиной, неустанно работали, подгоняемые электрическими импульсами, а слабые нейрохимические токи, синтезируемые Модулятором, заставляли активизироваться или бездействовать нервную систему. Недвижимый, я жил движением.

Я снова обвел комнату туманным взором. Напряжение в теле не спадало, и меня било в лихорадке. Вдруг где-то наверху что-то щелкнуло, и бесстрастный металлический голос объявил: "Доброволец Сид Новак! Ваше испытание прервано в результате замыкания в системе. Вами набрано тридцать баллов. Окончательные результаты тестирования будут сообщены вам через сорок восемь часов. Покиньте, пожалуйста, учебный полигон. Система замкнута...система замкнута... Покиньте учебный полигон..."

Я проснулся, обливаясь холодным потом. Сел на постели. Где же я? Яркие солнечные лучи заливают комнату. Снаружи слышны крики птиц, шум моря, шелест листвы деревьев... Комната как комната, пора бы уже привыкнуть. В голове все еще туман, но я уже понимаю, что нахожусь в своем коттедже на Терре, причем третий год! На циферблате шесть утра. За окном, занимающим почти всю противоположную стену, виден край скалистого обрыва; за ним - бесконечный простор моря, с белыми точками птиц в густо-синем небе. Сверху над домиком нависают широкие лохматые листья, похожие на листья пальмы. Они колышутся, бьются в стекла.

Все коттеджи Базы построены на залесенном склоне холма с видом на море. Внизу, под обрывом - широкий песчаный пляж. Выбежав из коттеджа, можно спуститься к морю и искупаться. Но купаться сейчас мне не хотелось.

Что это за кошмар мне снился? Вспомнилось, как меня готовили перед отправкой на Терру... Раньше, во сне, я ничего не знал о существовании Земли и всего, что было связано с ней. Но прошло уже три года, как я покинул Землю... Неужели это ностальгия?

Я встал с постели, подошел к окну и распахнул верхние рамы. В комнату ворвался влажный морской ветер, шум волн и прибрежных пальм, утренние голоса птиц. На востоке, низко над морским горизонтом, занимая там почти треть неба, висел туманный голубовато-зеленый диск Нерея - планеты-гиганта, спутником которой являлась Терра. Правее его, восходя к зениту, светились два белесых серпика: так отсюда выглядели две другие луны Нерея - Гемера и Кекроп. Много выше их, почти в самом зените, жарко пылало желтое солнце Терры, золотя верхушки деревьев густого леса, покрывавшего побережье до южного горизонта.

Многие экспедиции Трудового Братства, посланные к другим звездам, открывали там миры, населенные различной жизнью, но ни один из этих миров не был так похож на нашу Землю, как мир Терры. Открытая совершенно случайно около тридцати лет назад планетная система Альфы Эридана состояла из трех планет-гигантов, каждая из которых была в несколько раз больше нашего Юпитера. У звездолетчиков не было никакой надежды встретить здесь сколько-нибудь пригодный для жизни мир, но удача неожиданно улыбнулась им. Одна из лун третьей по счету огромной планеты обладала атмосферой, почти полностью идентичной земной атмосфере. Размеры самого спутника тоже соответствовали земным. И, о чудо! Спустившись на поверхность спутника, исследователи обнаружили здесь густые леса, теплые моря, богатый животный мир в лучах ласкового солнца. Люди словно оказались на далекой родной планете, и их первым восторженным криком было: "Земля! Прекрасная Земля!"

Я сладко потянулся, наслаждаясь прелестью утра. Все-таки, что бы там ни говорили, как бы ни была сильна тоска по Земле, а здесь, на Терре, тоже можно жить. Ведь перед тобой еще непознанный, дикий и прекрасный мир, который люди только-только начинают осваивать по-настоящему и надолго; строят здесь новые города, научные поселки, центры отдыха. Природа планеты еще не тронута грандиозными преобразованиями, призванными улучшить (в разумных пределах, конечно) существование здесь людей, и ты чувствуешь себя первопроходцем, жизнь которого полна неожиданных опасностей и неповторимой романтики. Вот уже три года, как я здесь, а чувства эти не притупились со временем, даже наоборот, обострились с еще большей силой, обретя новую окраску.

Поначалу для меня все здесь было необычно и ново. Шутка ли - начальник Биологической защиты Терры! Когда Громов сообщил мне о моем новом назначении, я растерялся и даже огорчился. Трудно было расстаться с работой, которой отдал столько лет; с друзьями, каких, наверное, уже никогда не встречу; с привычной, бурлящей жизнью Трудового Братства, наполненной неустанным творческим трудом, радостями и печалями, каждодневным познанием нового и бесконечным совершенствованием человека на пути к грандиозным свершениям будущего. Трудно было свыкнуться с мыслью о необходимости покинуть Землю и все, что было с ней связано.

Помню, Громов вызвал меня к себе рано утром. Город еще спал, окутанный предрассветной дымкой. Начальник Особого отдела долго молчал, стоя перед окном, а я сидел в кресле напротив его стола и внимательно наблюдал за ним. Уже выходя из дома, я знал, что разговор предстоит серьезный, - Громов на экране визиофона выглядел необычайно хмурым и озабоченным. Он не стал бы из-за пустяков поднимать меня так рано с постели. Скорее всего, хотел поговорить в спокойной обстановке, пока не собрались все сотрудники Отдела и не начался обычный хлопотный рабочий день, ставящий перед всеми нами тысячи проблем и вопросов и не дающий права ошибиться, решая их.

Я уже начал немного волноваться, когда Громов, не отрывая взгляда от окна, наконец заговорил:

- Все-таки, как преобразилась наша жизнь за последние шесть веков, а? Сид? Смотри, как теперь живут люди: в домах, похожих на целые города, где все продумано и сделано для удобства человека; к их услугам новейшие открытия науки и техника, какой человечество не знало никогда прежде. Мы научились управлять магнитным полем Земли и использовать гравитацию для своих нужд. Мы можем достигать звезд в несравненно короткие сроки, которые наши предки могли представить только в самых смелых своих мечтах, и строить там свои города, осваивать все новые и новые звездные колонии. А как теперь работают? Весело, с радостным вдохновением, с полной отдачей всех сил. А отдыхают как?! Это же праздник счастья и молодости! Да, да, именно молодости, потому что понятие "старость", благодаря достижениям нашей медицины, теперь утратило свое прежнее значение.

Громов помолчал. Затем, медленно повернувшись ко мне, заговорил снова:

- И все нам мало! Перевернули, переделали всю планету по своему вкусу, преобразили ее, сделали такой же молодой, как и мы сами, как и наше общество. И вот, в своем неуемном желании нового познания и перемен, устремляемся в далекий космос, к другим, еще не освоенным мирам, в надежде найти там свои древние истоки... Ты понимаешь, о чем я? Таинства, открывшиеся нам после находок в марсианских пирамидах и пирамидах Древнего Египта, заставляют человечество по-новому взглянуть на свою историю. Многое еще не раскрыто и не исследовано, но это лишь вопрос времени. Не от того ли наше извечное стремление к таинственным и манящим звездам? А все для чего? Для того, чтобы преобразить эти еще дикие миры, устроить их по-своему - красиво и удобно для жизни, творчества и работы человека! Наши звездные колонии - это кусочки светлого мира Земли в глубинах Вселенной.

2
{"b":"172184","o":1}