ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну что ж, - вздохнул Макеба. - Это ваше право. Не стану вас отговаривать. Кстати, у вас уже сняли энцефалограмму?

- Нет.

- Тогда идемте. Сейчас как раз готовят Модулятор.

Макеба взял меня под руку, и мы направились к главному корпусу, где располагалась медицинская лаборатория. В обширном и светлом помещении кроме нас оказалось еще два ассистента Макебы, но он сразу же отпустил их. Усадил меня в глубокое кресло перед низким плоским пультом, расположенным между двумя фотонными вычислительными машинами. Правее, у стены, стояли какие-то серебристые цилиндры, увенчанные куполообразными крышками, от которых отходили сложные сплетения тонких волоконных кабелей, терявшихся где-то под потолком помещения. Две мощные силовые катушки стояли тут же, на полу, и тихо урчали в такт мерному потрескиванию, исходившему от загадочных цилиндров.

Макеба аккуратно надел мне на голову тонкий металлический обруч с множеством бериллиевых и рениевых18 контактов.

- Мы записываем глубинные процессы, происходящие в мозге на уровне подсознания, - объяснял он, настраивая аппаратуру. - Можно сказать, вторгаемся в святая святых сущности человека. Именно в подсознании записаны самые сильные человеческие переживания и самые долговечные воспоминания, порой неосознанные, давно забытые. Они и являются основой, фундаментом для Модулятора Случайностей, который составляет из них индивидуальную программу. Одновременно с помощью нейростимуляции мы активизируем незадействованные в повседневной жизни участки мозга, давая, таким образом, человеку практически неограниченные возможности по управлению своим телом. Конечно, мы не раскрываем всех своих секретов перед каждым испытуемым, но вам можно.

- Нечто подобное используется нами в восстановительных аппаратах памяти, - сказал я, ерзая в кресле, стараясь приспособиться к необычному положению. - Таким образом, мы получаем "фотографии памяти" - эонопликации. Иногда приходится прибегать к подобному методу, чтобы разобраться в скрытых причинах поведения человека, с разрешения Всеобщего Народного Совета, конечно.

- Верно, - согласился Макеба. - Но хватит об этом. Теперь постарайтесь полностью расслабиться и ни о чем не думать. Пусть вас ничто не волнует. Можно подключать Модулятор?

Он внимательно посмотрел на меня. Волнение, охватившее меня, когда Макеба закрепил на мне обруч с электродами, теперь исчезло.

- Можно, - сказал я, закрывая глаза. Сквозь ресницы увидел розоватый свет контрольных лампочек на черной панели Модулятора.

"Таня?" - мысленно, проверяя себя, произнес я, готовый сразу же отступиться. Какое-то время я был сплошной нежностью и искренней тоской, готовый к терпению и бесконечным жертвам. Таня - без очертаний, без формы, без лица - заполнила все мое сознание, заставляя мое сердце томиться нежной истомой. Я слился с ней в единое целое, каждой клеточкой своего тела ощущая ее в себе. Затем образ Тани исчез, уступив место бесконечному черному простору космоса. Я почувствовал себя бессильным и ничтожным под пристальным взглядом холодных далеких звезд, но в это время из бездны мрака выплыло суровое лицо Громова, заслонившее собой звезды. Его глаза были устремлены на меня, источая отцовскую заботу и легкую печаль. Присутствие Громова придало мне уверенности и силы, словно вместе с его образом мне на помощь пришли сотни отважных людей в лиловой форме. Эта картина медленно исчезла, и на какое-то время (не знаю на какое) я забыл о Полигоне, о своем задании, о Тане, о Громове - обо всем, что связывало меня с этим миром. Во мне вспыхнуло и окрепло желание защитить человечество от коварных замыслов наших противников, и я ясно понял, что смогу сделать это несмотря ни на что. Эта мысль окончательно успокоила меня, и бесформенная серая пустота вокруг рассеялась. В тот же миг раздалось два громких щелчка - выключилась аппаратура.

Я открыл глаза и зажмурился от яркого солнечного света, лившегося в распахнутые настежь окна. Макеба стоял рядом и испытующе смотрел на меня.

- Как вы полагаете, получилось? - спросил он.

- Думаю, да, - ответил я.

- Хорошо.

Макеба подошел ко мне и снял с моей головы потеплевший обруч. Я встал и прошелся по залу, разминая затекшие ноги. Снова появились ассистенты Макебы и встали каждый около своего пульта. Слабо загудели под током трансформаторы, и по вертикальным панелям на серебристых цилиндрах побежали розоватые огоньки. Гул тока стал совсем не слышен. Казалось, ничего не происходило. Вся работа теперь перешла к мощным ФВМ, и эксперимент теперь шел независимо ни от кого. Мне больше нечего было здесь делать, и я, попрощавшись с Макебой, вышел из лаборатории.

* * *

Зная, что предугадать все ситуации, которые может предложить Модулятор Случайностей, невозможно, я все же не ожидал, что окажусь в самом центре раскаленной безжизненной пустыни. По установке Модулятора я должен был двигаться строго на юг, ни на шаг не отклоняясь от намеченного курса. Сколько именно нужно было так идти, я не знал, но уже на втором часу пути понял, что долго не протяну. Песок под ногами был раскален настолько, что его жар обжигал ступни ног даже сквозь подошвы ботинок. А кругом не было ни деревца, ни кустика, способного дать хоть какую-то тень. Пропитанная потом рубаха затвердела, превратившись в твердый картон.

Взобравшись на очередной бархан, я с изумлением заметил на востоке, там, где желтое раскаленное небо сливалось с желтым песком пустыни, медленно плывущий в трепещущем жарком мареве караван верблюдов. Ничего не зная о нем, я остановился, пытаясь понять, что мне делать дальше, но таинственный караван быстро исчез из вида, поэтому я решил, что это был обычный мираж.

Страшно хотелось пить. Я поискал взглядом какой-нибудь оазис, где мог быть колодец с водой, и тут заметил странное сооружение левее от себя. Я мог поклясться, что еще минуту назад его там не было. С расстояния в два-три километра оно выглядело, как обычное приземистое здание, скорее всего, деревянное и очень древнее, потому что таких сейчас не строят. Что-то внутри моего мозга толкнуло меня в эту сторону, и я послушно стал спускаться вниз, с трудом передвигая ноги в медленно текущем песке.

Расстояние, разделявшее меня и это сооружение, оказалось гораздо меньшим, чем мне показалось вначале, поэтому через полчаса я уже смог хорошенько рассмотреть его. Выглядело оно довольно странно. С большой натяжкой эту постройку можно было назвать ангаром высотой метров пять-шесть, сколоченным из грубо оструганных досок. Доски даже не были как следует подогнаны одна к другой, и стены загадочного здания зияли широкими щелями, в которые задувал горячий ветер. На передней стене, почти под самой крышей, располагалось большое окно без рамы. Но больше всего меня удивило то, что самой крыши не было вовсе, впрочем, так же, как и одной из боковых стен, которую заменял голый каркас из высохшего деревянного бруса.

Я вошел внутрь этой непонятной постройки и обнаружил там небольшую металлическую емкость, на дне которой были видны остатки какой-то маслянистой жидкости. Воды здесь тоже не было. Испытав разочарование, я облизнул пересохшие губы. Странное ощущение, возникшее в душе, заставило меня обернуться.

На песке, в двух шагах от меня, стоял новехонький магнитор. Откуда он здесь взялся?! Ведь его не было, когда я заходил в здание! Я осмотрелся по сторонам, но никого больше не увидел. Подошел к машине, заглянул внутрь. В кабине было пусто, но меня не покидало ощущение, что магнитором совсем недавно пользовались. Оранжевые огоньки на шкалах счетчиков инерции горели, показывая минимум мощности магнитного поля. Активатор был включен, поэтому не оставалось сомнений, что в этом магниторе кто-то только что приехал.

Вдруг я почувствовал - этот "кто-то" находится за моей спиной! Резко обернулся. Так и есть: у входа в здание стояли двое типов довольно странного вида. Одеты они были в длинные, нелепого покроя плащи черного цвета; на головах у них были защитные шлемы с затемненными козырьками, опущенными на самые глаза. И это в такую-то жару! Лиц этих людей я разглядеть не смог. Но как они здесь оказались?

45
{"b":"172184","o":1}