ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вот и я не понимаю! - озадаченно сказал Лу Мин. - Они не говорят, от чего он умер, так что я сам теряюсь в догадках.

- "Они"? - не понял я. - Кого ты имеешь в виду?

- Ребят, что сейчас возятся в каюте Джино.

Я протиснулся сквозь толпу ближе к двери и заглянул в каюту. Тело Карручи лежало на полу, на носилках, накрытое желтой тканью. Двое хмурых санитаров из медицинской части станции молчаливо стояли около входа, следя за тем, как невысокий, крепкого телосложения человек в светлом комбинезоне звездолетчика осматривает мебель в каюте и что-то негромко диктует темноволосому парню, сидящему на краю койки и усердно пишущему в электронном блокноте. В надувном кресле около иллюминатора, в котором прошлой ночью я обнаружил убитого Карручи, сидел уже немолодой врач в серебристом медицинском халате. Выражение лица у него было грустное и усталое.

Наконец, человек в комбинезоне выпрямился и обернулся к входу, делая знак санитарам унести тело. Я быстро отпрянул назад, смешиваясь с толпой, чтобы он не заметил меня. Это был Стефан Микич, сотрудник Особого отдела, мой хороший товарищ. Значит, сейчас он работает здесь, на Орбитальной-6? Подобная встреча на глазах у ребят из нашей группы могла стоить мне успеха всей операции. Ведь о моем задании Микичу наверняка ничего не известно.

Я стал поспешно выбираться из толпы. Встретился взглядом с Таей Радж. Девушка была бледна и сразу же опустила глаза. Выбравшись на свободное место, я встал в стороне, наблюдая за происходящим. В это время санитары подняли с пола носилки с телом Карручи и стали выносить его из каюты. Стоявшие у входа люди сразу же расступились, давая им дорогу. Кто-то предлагал свою помощь, но шедший сзади врач вежливо отказывался от всех предложений. Последним из каюты вышел Стефан Микич. Возбужденные свидетели трагического происшествия обступили его со всех сторон, засыпая вопросами. Микич, несмотря на чрезвычайность происшедшего, держался спокойно и уверенно. Он закрыл за собой каюту и знаком отпустил темноволосого парня, составлявшего протокол, а также врача. Как только они ушли, на Стефана посыпались расспросы.

- От чего умер Карручи?

- Что здесь произошло?

- Кем был этот парень?

Кто-то даже предположил:

- Может быть, в его каюте была неисправна система вентиляции и подачи кислорода? Что если он задохнулся?

Сразу же нашлись сторонники и противники этой версии.

- Нужно узнать в ЖОСС (служба жизнеобеспечения станции), не было ли нарушения подачи в каюту воздуха, - решительно заявил один из пилотов, видимо, готовый требовать самых строгих мер наказания допустивших аварию.

- Какая ерунда! - тут же авторитетно возразил кто-то из механиков. - Подача воздуха в каюту нормальная. Вы же стояли там сами, и не задохнулись! И потом, если не была нарушена внешняя обшивка, то кратковременное отключение подачи биосмеси не привело бы к смерти человека. Воздушный баланс станции в целом остался бы неизменным.

- Так-то оно так, а вдруг?

- Успокойтесь! - Микич поднял руку, призывая всех замолчать. - Успокойтесь, друзья! Мы разберемся в причинах смерти добровольца Карручи и сообщим вам. А сейчас, пожалуйста, расходитесь по своим рабочим местам. Не нужно впадать в панику.

В это время Стефан заметил среди остальных и меня. Наши взгляды встретились, и я прочел в его глазах удивление, смешанное с радостью от неожиданной встречи. Он уже хотел было поприветствовать меня, но я сделал ему знак глазами, чтобы он не обращал на меня внимания. Сообразив, в чем дело, Микич снова повторил ровным голосом, обращаясь к присутствующим:

- Расходитесь, друзья, расходитесь! Если мне понадобится ваша помощь, я обязательно побеседую с каждым, кто знал добровольца Карручи.

Люди, недовольные таким ответом, стали неохотно расходиться, все еще продолжая обсуждать между собой случившееся. Я тоже направился к себе в каюту. Закрыв за собой дверь, прислушался к шагам в коридоре. Подумав, лег на койку, закинул руки за голову. Некоторое время я лежал в таком положении, пока часы на стене не издали ритмичный перезвон. "Десять часов", - машинально отметил я. Тут же почувствовал, как содрогнулся пол каюты и по стенам пробежала мелкая дрожь. Это начались учебные полеты. Еще несколько раз пол содрогался при каждом новом старте, и стены каюты становились расплывчатыми от вибрации. Потом все стихло. Откуда-то издалека донесся удар медного гонга, и в это время в дверь моей каюты тихо постучали.

- Входите! - громко сказал я, зная, что за дверью стоит Стефан Микич.

- Можно? - Стефан неуверенно приоткрыл дверь, загляды вая внутрь.

- Входите, входите!

Я сел на койке. Микич вошел в каюту, закрыл за собой дверь, остановившись около входа. Громко сказал:

- Я хотел бы задать вам несколько вопросов по поводу смерти добровольца Карручи. Поскольку вы живете непосредственно над его каютой, вы, возможно, чем-то сможете помочь расследованию.

- Ну что ж. Я готов ответить на ваши вопросы.

Я встал, подошел к нему, протягивая руку. Стефан крепко пожал ее, радостно улыбаясь. Склонился ко мне, шепнул:

- Влад! Как ты здесь оказался, дружище? Я никак не ожидал увидеть тебя на Орбитальной! Ведь ты совсем недавно...

Я приложил палец к губам, показывая: тише! Он понимающе закивал головой, склонился к самому моему уху, зашептал совсем тихо:

- Я сразу понял, что не стоило узнавать тебя там, при всех. Правда, вначале чуть было не выдал тебя, старина. Как ты думаешь, никто ничего не заметил?

- Думаю, что нет. Проходи, садись.

Я указал ему на надувное кресло около кровати. Сел рядом.

- Ты здесь наверняка с каким-то заданием? - негромко спросил Стефан, блестя зеленоватыми глазами. - Давно прилетел с Земли?

Я кивнул:

- Давно.

- Послушай, Влад! Что это за странная история с этим добровольцем Джино Карручи? Как я понял, ты в его группе?

Он указал на мой личный знак на правом плече.

- Может быть, ты объяснишь мне, что произошло?

- А как ты сам думаешь?

Я пристально посмотрел на него.

- По всем признакам, это очень похоже на самоубийство... - Стефан задумчиво почесал правую бровь. - Вот только я никак не возьму в толк, зачем этому парню понадобилось сводить счеты с жизнью таким ужасным способом... Тебе ничего об этом не известно? - Он вопросительно посмотрел на меня.

- Кое-что известно, - негромко сказал я. Достал из шкафа металлическую коробочку с отравленной стрелой и пакет с осколком стекла, на котором остался чей-то отпечаток. Протянул все это Микичу.

- Что это? - удивился тот.

- Это доказательства того, что Джино Карручи был жестоко убит, - спокойно сказал я.

- Да ты что?! - воскликнул Стефан. - Вот это дела! Что же здесь все-таки происходит? Ты можешь мне объяснить толком? Я вижу, ты побывал в каюте Карручи первым? Узнаю хватку старого оперативника! Нашел что-нибудь серьезное? Что это такое?

Он взял у меня коробочку со стрелой.

- Какое-то приспособление или оружие. Думаю, не ошибусь, если скажу, что именно этим был убит Карручи. Осторожнее! Скорее всего, она отравлена и еще действует.

- Ого! Отравлена? - Микич опасливо покосился на стрелу, лежащую на дне коробочки. - А как же насчет излучателя? Ты разве не заметил, что у него в груди была здоровенная дыра?

- Это только для отвода глаз! Истинная причина смерти кроется в этой стреле.

- Похоже, дело принимает серьезный оборот? - Микич посмотрел на меня и нахмурился.

- Серьезней не бывает! - кивнул я. - Врачи уже установили настоящую причину смерти Карручи?

- Пока нет. Теперь я могу строить на этот счет только одни догадки. Думаю, точный ответ могло бы дать медицинское обследование и сканирование... Как ты думаешь, оно подтвердит твою версию?

- Не знаю. Все будет зависеть от характера яда и от степени повреждения внутренних органов. Когда будут известны результаты сканирования?

67
{"b":"172184","o":1}