ЛитМир - Электронная Библиотека

- Говори без загадок! Я ничего не понимаю!

- Сам я, пожалуй, не смогу тебе всего объяснить. А вот... - Он посмотрел куда-то в сторону. - В общем, мы придем к тебе: я и Ли. Можно? Она тебе все объяснит.

- Хорошо. - Я выключил визиофон. Экран стал пустым и плоским.

Роман Сарко прибыл на Терру год назад. До этого он был патрульным на Орбитальной-12 и работал по программе "Купол". Не знаю, что заставило его сменить работу (сам он никогда не рассказывал об этом), но истребителем Биологической защиты он был отменным. Отдавался работе полностью. Мог по несколько дней пропадать в джунглях, наблюдая за животными. Любил природу, был всегда веселый и жизнерадостный, как ионный душ.

Ли Лин появилась на Базе примерно в то же время, что и Сарко. До Терры работала биологом в морской экспедиции на Тихом океане, но в том, что пошла в истребители Биологической защиты, я не видел ничего особенного - на Терре работало много девушек, ни в чем не уступавших мужчинам. Самоуверенные высказывания Сарко по многим вопросам современной науки всегда вызывали у Ли Лин бурное негодование. Они частенько спорили по малейшему поводу, и даже ссорились, но мне всегда казалось, что за всем этим стоит большое и светлое чувство, старательно прикрываемое юношеским максимализмом.

Эти двое симпатичных ребят и были моими самыми близкими помощниками.

Так что же все-таки случилось с тиграми?..

Тигров завезли на Терру год назад. Здесь, на Южном материке, большую часть суши занимает лес - труднопроходимые тропические джунгли, полные хищных зверей и ядовитых растений. Земные ученые давно спорили над программой биоколонизации Терры, пытаясь найти наиболее оптимальный способ борьбы с местными хищниками и защиты от них людей. Вот тогда-то молодой экзобиолог Тим Минциус из Академии Звездной Биологии и предложил смелый эксперимент. По его замыслу тигры - грозные хищники и хозяева земных джунглей - должны были быстро приспособиться в местных условиях и повести борьбу за выживание с более слабыми террианскими хищниками.

Поначалу все шло, как и было задумано учеными. Партию из двухсот тигров обоего пола привезли с Земли и выпустили в джунгли в окрестностях Базы и лагеря Биологической защиты. Правда, в этот же день произошел очень неприятный инцидент: один из биологов, сопровождавших животных, пропал без вести.

Андре Бертон углубился в джунгли, намереваясь понаблюдать за первыми реакциями тигров в чужих условиях, и больше никто не видел его в живых. Тщательные трехдневные поиски ни к чему не привели. Бертон исчез бесследно. Возможно, он погиб в схватке с тигром, а может быть, не смог выбраться из чащобы, ведь затеряться в джунглях очень легко. Странным было то, что сигналы его личного датчика (такие датчики были вшиты под кожу запястья каждого, работавшего на Терре), который в любом случае должен был остаться целым, также не удалось обнаружить. Во всяком случае, в дальнейшем тигры никак не проявляли своей агрессивности по отношению к людям. Они действительно очень скоро адаптировались в террианских джунглях и с большим аппетитом принялись пожирать не только местную живность, но и наиболее опасных хищников - хрипунов. Семь месяцев тщательных исследований и наблюдений за полосатыми кошками дали отличные результаты. Ученые уже праздновали победу, как вдруг поведение тигров сильно изменилось.

Все началось с того, что несколько агрессивных кошек напали на исследовательскую группу, ведшую наблюдения к югу от побережья. Один из биологов был тяжело ранен. К счастью, врачам удалось спасти ему жизнь, но с этого дня между тиграми и людьми началась негласная война, шедшая с переменным успехом. Тигры стали неуправляемыми, норовили напасть на людей из засады, а иногда даже отваживались нападать на жилые поселки. В этой обстановке у нас, работников Биологической защиты, значительно прибавилось проблем.

Каждодневно я получал тревожные сводки с многочисленных постов Биологической защиты, разбросанных по всему материку. Если раньше общие переклички по постам проводились не чаще трех раз в неделю, то теперь экстренная линия связи ни на минуту не смолкала. В наших руках оказался обоюдоострый меч, справиться с которым было очень нелегко. Настораживало и то, что не все тигры вели себя агрессивно, а лишь те, которые обитали недалеко от южного побережья. Именно это обстоятельство зародило у нас подозрение о распространении среди животных неизвестной эпидемии...

В дверь постучали, и тут же в комнату вошел Сарко. Я вышел ему навстречу. На нем был форменный комбинезон светло-песочного цвета, с нашивкой Биологической защиты на правом плече и большими накладными карманами. На ремне висела кобура с пистолетом-парализатором (все истребители носили оружие).

В дверной проем мне была видна дорожка между скалистыми склонами, поросшими низкими лохматыми деревьями, ведшая к моему коттеджу. Крепкая маленькая фигурка Ли Лин спешила к домику, темным силуэтом выделяясь на солнце. Ее шаги показались мне необыкновенно легкими, почти летящими. На ней золотистого цвета широкая рубашка с распахнутым воротом, такого же цвета шорты, на голове козырек от солнца.

Вот она, наконец, взбежала на последнюю площадку дорожки, вошла в дом, распространяя вокруг приятный, едва уловимый запах здорового тела, освеженного тонизирующим воздушным потоком.

- Всем привет! - Ли весело сверкнула глазами. Голова ее высоко поднялась; нетерпеливая и отважная усмешка обнажила зубы под короткой верхней губой.

Я невольно усмехнулся, глядя на нее.

- Почему ты смеешься? - спросила Ли, поднимая короткий носик.

- Эта маленькая наяда9 очень сердита с утра? - улыбнулся я.

- И вовсе я не сердитая, - возразила Ли, проходя на середину комнаты и усаживаясь в надувное кресло. -Я озабоченная!

- Чем же ты озабочена, позволь узнать? - спросил я, садясь на постель.

Сарко остался стоять, прислонившись к стене около окна.

- Не смейся! Это очень важно. Как я и думала, Роман не смог проникнуться серьезностью случившегося и не вселил ее в тебя!

Сарко попытался сказать что-то в свое оправдание, но я остановил его:

- Ладно. Шутки в сторону. Что произошло?

Ли наклонилась вперед, и ее взгляд, только что мечтательный и рассеянный, сделался глубоким и твердым.

- Я знаю, от чего тигры стали людоедами! - почти шепотом сказала она.

- Да-а? - протянул я. Слишком уверенный тон девушки заставил меня засомневаться. -И от чего же они стали людоедами?

- Вот от этого! - Девушка достала из нагрудного кармана небольшую ампулу с какой-то белесой пылью, протянула ее мне.

- Что это? - Я взял ампулу, осмотрел содержимое. Порошок мелкий, кристаллический, с резким запахом. На вкус чуть сладковатый.

- Это так называемый "эпресин", - пояснила Ли. -Сильнодействующий психотропный препарат, вызывающий угнетение психики, неосознанную ярость и агрессию, особенно у животных, с их сложными бессознательными инстинктами. Попадая в организм через органы дыхания или с пищей, он уменьшает выброс фосфора из организма, подавляя действие гормонов гипофиза. Тем самым нарушается важнейшая питуитарно-адреналиновая психическая ось во внутренней секреции организма и получается искусственный психоз, типа глубокой истерии или шизофрении. Это расщепляет нормально сбалансированное сознание, отделив сознательный процесс мышления от подсознательного.

- Ты хорошо осведомлена в этом вопросе! - сказал я, покосившись на ампулу, которую все еще держал в руках.

- Стараюсь! - усмехнулась Ли. - По сути, этот порошок является галлюциногеном. Конечно, животные стоят на более низкой ступени нервной организации, чем человек, но и у них он может вызвать бешенство, неосознанный страх, отпугивая их.

- И где ты взяла его? - спросил я.

- Нашла вчера в джунглях. Наблюдая за Линдой, я случайно заметила рассыпанный у ручья порошок... - Она осеклась, не закончив фразы.

- То есть как в джунглях? - Я пристально посмотрел на девушку. - Я же запретил тебе все эти эксперименты по приручению тигров, особенно этой твоей любимицы, Линды! Как прикажешь понимать тебя?

8
{"b":"172184","o":1}