ЛитМир - Электронная Библиотека

Изловчившись, я сильно пнул ногой в грудь того, что был с ножом, и он отлетел назад, упав на пыльную землю. Быстро согнув в локтях руки, на которых повисли напавшие на меня, я сделал шаг назад, высвобождаясь от их захвата, и легко послал обоих на землю. Но радоваться было рано. Со всех сторон меня обступали типы в капюшонах, похожие на призраков, вышедших из могилы. Судя по всему, шутить они не собирались. И в это время прозвучал спасительный для меня выстрел. Стреляла Юли, не целясь, наугад, напуганная происходящим со мной. Пуля ударила в костер, подняв снопы крутящихся искр, и это дало мне возможность перехватить инициативу в свои руки. Усиленно работая ногами и локтями, я расчистил себе дорогу к спасительному отступлению.

О! Сколько раз потом я мысленно благодарил Юли за то, что она спасла мне жизнь этим своим выстрелом! Я бежал к ней со всех ног, на ходу крича ей и, махая руками, показывая, чтобы она убегала прочь. А она в растерянности стояла на месте, сжимая в руках пистолет. За спиной у себя я слышал глухой топот тяжелых ног, - за мной гнались! Юли снова вскинула пистолет и выстрелила, но опять не прицельно. Пуля просвистела над самой моей головой. Что она делает? Я же учил ее стрелять!

Наконец, я подбежал к ней и, схватив ее за руку, бросился в ближайший переулок. Дальше по кривым узким улочкам города мы бежали очень долго, пока окончательно не выбились из сил. У полуразваленного дома остановились, переводя дух, и глядя друг на друга ошалелыми глазами. Наши преследователи, кажется, отстали. Убегая, мы совершенно не разбирали дороги, и сейчас, похоже, заблудились в этом безмолвном лабиринте белых каменных стен.

- Максим! Давай, скорее, уйдем отсюда! - взмолилась Юли. - Я больше так не могу...

Я посмотрел на нее. Измученная, с болезненной бледностью на лице, она едва держалась на ногах. Сердце мое сжалось от жалости к ней. Я взял ее за руку, и мы наугад свернули в первый попавшийся проулок. Сверившись с датчиком движения, я понял, что погони больше не будет: вокруг нас не было ни одной живой души. Окончательно успокоившись, я пошел медленнее.

- Кто эти люди? - отдышавшись, спросила Юли. - Почему они преследуют нас? Чего они хотят?

- Если бы я знал это, малыш!

- Я же говорила тебе, что не надо ходить на эту площадь!

Она осуждающе посмотрела на меня. Мне показалось, еще секунда, и она расплачется, как ребенок. Я нежно обнял ее за плечи, прижал к себе, успокаивая.

- Ласточка моя! В следующий раз я обязательно буду слушаться тебя. Обязательно!

Вдруг мое внимание привлек слабый, по-комариному назойливый сигнал датчика излучения, вмонтированного в наручные часы. Взглянув на него, я тут же забыл о грозившей нам только что опасности.

- Вот это да!

- Что? - сразу же встревожилась Юли.

- Похоже, радиация здесь намного превышает все допустимые нормы! Но почему?

Я остановился, озираясь по сторонам. Смутная догадка уже мелькнула у меня в голове. Кажется, я начинал понимать, почему этот город был покинут его жителями. Одной из таких причин мог послужить повышенный радиационный фон. Но откуда он взялся? Что здесь случилось много лет назад? Возможно, это свидетельство какой-то давней катастрофы произошедшей здесь? Взрыв или авария могли быть причиной губительной радиации, породившей, в конце концов, этих страшных уродцев, которых мы встретили на площади. Судя по всему, они действительно подверглись сильному облучению и термическим ожогам, так обезобразившим их внешность и лишившим их рассудка. Одно было совершенно ясно, - нам с Юли оставаться здесь становилось небезопасно. На окраине города радиационный фон был намного ниже, именно поэтому вчера мы не обнаружили ничего подозрительного, и, значит, не успели получить критическую дозу облучения.

- Нужно немедленно уходить отсюда! - Я решительно взял Юли за руку.

- Мы можем погибнуть? - догадалась она.

- Да, если пробудем здесь еще несколько часов.

- Куда мы пойдем?

- Через леса, на юг, в столицу Линь-шуй. Думаю, дня через три-четыре мы доберемся до какого-нибудь поселения, где есть люди, или же до станции. Должны же здесь ходить поезда!

- Четыре дня? - тихо повторила Юли, наверное, мысленно ужасаясь такому сроку.

Я снова ободряюще обнял ее.

- Успокойся! Это будет всего лишь приятная прогулка на природе, и только. Здесь замечательные леса и более влажный климат. Вот увидишь, тебе понравится! Считай, что мы с тобой просто путешествуем.

- Да? - Она с надеждой посмотрела на меня. Глубоко вздохнула, словно, решаясь на ответственный шаг. - Хорошо!

глава четвертая

ЛЕСНОЕ БРАТСТВО

Громадные деревья, похожие на сосны, ровным строем поднимались на скалистое нагорье, тревожно шелестя на ветру жесткой листвой. Я прислонился к красному смолистому стволу, вслушиваясь в голос леса. Прямо над моей головой в кривых ветвях прыгали пестрые птицы размером с воробья, с любопытством поглядывавшие на меня. Густые заросли кустарника похожего на можжевельник спускались вниз, к небольшому лесному озеру с удивительно чистой и прозрачной водой. Я слегка привстал на мысках, глядя поверх можжевеловых кустов. Увидел Юли: сбросив одежду, она осторожно входила в воду.

Солнечные лучи широким красным веером падали на дно огромной чаши, образованной горами и озером, играли огненными зайчиками на воде. Тело Юли, наполовину погруженное в воду, казалось ярко-медным. Вот она мягко оттолкнулась от берега и поплыла, наслаждаясь прохладой и ласковой приветливостью воды. Невольно, я залюбовался ею, но тут вспомнил, зачем меня послали в лес, - раздобыть что-нибудь съестного - и спохватился. Осмотрелся.

Кусты вокруг были усыпаны сочными алыми ягодами, но ими можно было только полакомиться, но не утолить голод. Нужно искать что-нибудь посущественнее: какого-то зверя или птицу. Но на деревьях, кроме резвящихся в листве, "воробьев", никакой крупной дичи не было. Вдруг в кустах за моей спиной послышался подозрительный шум, затем треск веток, и на большой валун в двадцати шагах от меня выскочил странный зверь и с любопытством уставился на меня.

Некоторое время мы рассматривали друг друга. Я пытался понять сгодится ли этот зверь нам с Юли на обед. Он представлял нечто среднее между лисой, барсуком и крупной кошкой. Тело его было покрыто гладким "кошачьим" мехом, хвост длинный и пушистый, как у лисы, а забавная барсучья морда была украшена широкими полосами белесой шерсти на щеках. В общем, зверь этот выглядел весьма экзотически. Темный мех на его боках лоснился в лучах высоко стоящего солнца, отливая медной краснотой.

Быстро, но не резко, чтобы не спугнуть животное, я поднял руку с пистолетом, целясь, но никем не пуганный лесной житель и не думал убегать. Он стоял на камне и смотрел на меня большими влажными глазами, в которых застыло любопытство и удивление.

Мне стало жаль убивать его в угоду нашим желудкам. Ведь у нас, на Земле, уже давным-давно никто не охотился на диких животных и не разводил домашний скот, ради получения мяса в пищу. Все необходимые для производства питания белки получались из специально выведенных и разводившихся грибов, ничем не уступавших по вкусу и калорийности настоящему мясу, или же добывались из морских водорослей, выращивавшихся на огромных морских плавучих фермах. Такой способ получения продовольствия был значительно проще и экономичнее всех существовавших ранее, и позволял без особых затрат и проблем накормить все огромное население земного шара.

А в обширных заповедниках и лесах, в бескрайних степях и саваннах, на незаселенных человеком территориях нашей планеты спокойно паслись и резвились, не зная страха и забот, тысячи и тысячи антилоп, оленей, зубров, бизонов, лошадей и, теперь уже полудиких, коров, овец и коз. Опытные егеря и смотрители ежечасно оберегали и заботились о них, создавая все условия для их вольготного обитания. Земля была полна жизни и цветения, как первозданная планета.

17
{"b":"172185","o":1}