ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да много кто, пан полковник. — Войцеховский пожал плечами. — Еще пара моих сослуживцев. Наш командир тоже, полковник Руткевич. Все боится навыки пилотирования растерять.

— Скажите, а как так вышло, что отделение для десанта превратилось в какой-то ВИП-салон?

— Что, простите? — Ежи изобразил недоумение.

— Ну, отделение позади пилотской кабины превращено в комфортабельный салон. Даже с мини-баром.

— Пан полковник, вы должны понимать, что я пилот эскадрильи «Сокол» и у меня есть закрепленная за мной штатная техника. Я мало времени проводил с этим «Камовым». Только когда получал распоряжение совершить на нем тот или иной полет. Поэтому я не могу знать, где, когда и при каких обстоятельствах данная машина подверглась переделке. Знаю только, что с некоторых пор вертолет используется высокими чинами для охоты. Но ничего предосудительного в этом не вижу.

— А кем именно используется, не можете сказать?

— Пилсудский, зам по энергетике. Складковский, глава департамента безопасности…

Элдридж, услышав фамилию Юзефа Складковского, постарался не выдать своей реакцией, что этот человек его интересует больше других. После сегодняшнего посещения Юзефа в его офисе хитрая и самодовольная физиономия Складковского прочно поселилась в мыслях эмиссара. Главное, чтобы он не нашел три камеры, которые Элдридж успел там закрепить. Во всяком случае, до того, как они зафиксируют порочную связь шефа безопасности с секретаршей.

Войцеховский назвал еще нескольких чиновников, и эмиссар каждый раз отвечал кивком. Получив в итоге пять фамилий, он спросил:

— А что, они все любители охотиться?

— Да, пан полковник. Я лично это хобби никогда не понимал, но говорят, что подстреленный на охоте кабанчик особенно вкусен для того, кто его добыл с ружьем в руках.

— А где именно они охотятся?

— Не могу этого знать, пан полковник. Диких мест теперь вокруг много.

— Ну да, конечно. — Малколм поднялся со своего стула. — Что ж, капитан Войцеховский, я рад, что мы быстро нашли общий язык и вы четко ответили на интересующие меня вопросы. Более не смею вас задерживать. — И он протянул летчику руку. — Всего вам доброго и успехов по службе.

Берта Мирович вела свой крохотный автомобиль по улицам родного Оазиса, с удовлетворением поглядывая на новый маникюр. Чем хорош ее шеф Юзеф Складковский, так это тем, что он не только превосходно трахается, но еще и всегда идет на уступки в отношениях со своей секретаршей. Надо ей в рабочее время отлучиться на полчаса в соседний салон красоты для обновления маникюра и педикюра, и он без особых колебаний отпустил. Еще бы! Учитывая, в какой форме она выразила свою просьбу. Затылок до сих пор приятно зудел оттого, с какой силой Юзеф сжимал волосы, двигая прелестную головку секретарши, стоявшей перед ним на коленях. Утром у босса состоялся очередной неприятный разговор с ост-европейским эмиссаром, и бедняжке требовалось утешение. Он не просил ни о чем Берту, но она хорошо знала Юзефа и сразу поняла, что ему требуется. И помогла расслабиться. Тем более что ей нужно было в салон. Подходить с такой просьбой к начальнику, который не в духе, — это одно. А вот когда начальник крепко зажат в ее руках, да и губах тоже…

Вспоминая, как хозяин врывался в ее уста, молодая женщина едва не проворонила поворот к зданию департамента безопасности. А когда резко выруливала, упустила из виду, что рядом перестраивается другой автомобиль. Удар последовал незамедлительно…

С неба сыпал мелкий снег с дождем, подвывал между зданий ветер. Два легковых автомобиля стояли, сцепившись искореженным металлом, посреди проезжей части, мешали движению. Шокированная Берта открыла глаза и взглянула на свои дрожащие руки. Два свеженакрашенных ногтя сломаны. В окно кто-то нетерпеливо стучал. Похоже, водитель второй машины.

— Девушка, с вами все в порядке?

Это был человек лет тридцати с лишним. Говорил он с акцентом, так похожим на акцент утреннего визитера.

— Вы кто такой? — простонала Берта. — Это вы в меня врезались?

— Ну, это как посмотреть, пани. Очень похоже, что врезались вы в меня. Но это не имеет сейчас значения. Вы целы? Меня зовут Морис Оукли, я советник Ост-Европейской компании в вашем Оазисе…

Глава 13

ОКО ИСТИНЫ

Он медленно открыл глаза. Все тело болело. Жутко раскалывалась голова, и он помнил, что по ней нанесли удар прикладом. Зудела кожа под бинтами. Звон в ушах от разрыва той гранаты тоже не уходил.

Оказалось, что он в полусидячем положении, зафиксирован ремнями на мягкой кровати, пахнущей свежим постельным бельем. Но пошевелиться практически невозможно. Привязали его крепко.

Он повернул голову. В комнате никого, кроме него и… Рядом на стуле кто-то сидел. Похоже, это женщина. Спортивного телосложения, в черной кожаной одежде и высоких ботинках. Руки сложены на коленях, голова опущена, и лицо скрыто под темными волосами. Она спит?

Плечи женщины вдруг дернулись, и она стала медленно поднимать голову. То, что он увидел, заставило его обомлеть от изумления и содрогнуться от ужаса одновременно. Лицо девушки, открывшееся, когда он подняла голову, было неописуемо красивым, если бы не…

Правый глаз девушки был прикрыт черной повязкой. А там, где должен быть левый… Большой круг из сотен фасеточных ячеек, по которым переливались мрачные оттенки всех цветов радуги.

— Матка боска… — прошептал в ужасе пленник.

И тут же неистовый холод пронзил его, лишив всякой способности шевелиться. Словно каким-то невидимым энергетическим импульсом выстрелило это чудовищное подобие глаза и приковало его волю к перине. За холодом последовало вдруг тепло, волнами расходящееся по телу и расслабляющее донельзя. Погружающее в транс.

— Не бойся и поговори со мной. — Женский шепот завибрировал вокруг, заколыхал воздух и проник в каждую клеточку организма.

Причем… странное дело, губы девушки не шевелились.

— Я не боюсь, — прошептал он.

Этот диковинный голос и пугал, и привораживал одновременно.

— Как тебя зовут?

— Юра… Юрек… Сикорский…

— А откуда ты? Где твой дом, Юрек Сикорский?

Какая-то крохотная частица сознания все же противилась. Он понимал, что не должен отвечать на вопросы тех, кто перебил отряд наемников, а его, кадрового офицера, пленил. Он понимал, что у него есть служебный долг. И это странное существо на стуле рядом с ним словно почувствовало крохотный огонек воли во мраке порабощенного гипнозом разума. И тело снова сковал холод, молниеносно блокирующий все, даже нервные импульсы. Это странное нечто как будто боялось, что разум Юрека, обладающий хотя бы крупицей воли и самостоятельности, способен выдернуть пленника из цепких объятий врагов. Но… ничего его разуму не удалось. Он, кажется, окончательно перешел на сторону загадочной девушки с круглым фасеточным глазом.

— Почему ты не отвечаешь, Юрек Сикорский? Откуда ты? Где твой дом?

— Мой дом… Оазис корпорации РПП. Сопот. Польска. У него красная черепичная крыша. А во дворе две яблони, что посадил мой дед… еще до войны… Яблоки очень сладкие…

— Мне нравятся яблоки, — прошептал голос вокруг. — Особенно сладкие и хрустящие. Кем ты работаешь, Юрек Сикорский?

— Спецназ экспедиционных сил. Поручик разведки.

— А зачем ты здесь? — завибрировал воздух.

— Р… работа… служба…

— Какая?

— Охрана научной экспедиции.

— Научной экспедиции?

— Да.

— Кто твой командир, Юрек Сикорский?

— Монтгомери Стюарт. Полковник.

— Он не твой земляк? Что за имя?

— Нет… он… британец…

— Как ты оказался в селе и что за люди были с тобой?

— Это… наемники. Банда грабителей и мародеров из местных. Мы наняли их за патроны и возможность получить золото…

— Зачем?

— Для зачистки…

— Зачистки чего?

— Вашего села.

— Но почему вы хотели нас перебить?

— Следы… Наш патруль обнаружил следы… Кто-то очень близко подошел к зоне, в которой работает научная экспедиция. И следы вели сюда. Нам не нужны свидетели…

42
{"b":"172186","o":1}