ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что? — Новак мгновенно побледнел. — Что значит «взорвался»?! Вы докладывали минуту назад, что объект стабилен!

— Так и было! Она бегала и хрюкала! Мы пытались ее схватить. Вдруг ее затрясло. Затем стало выворачивать буквально наизнанку, сначала через рот, а чуть позже через зад. А потом она взяла и лопнула, как мыльный пузырь! Куски разбросало метров на тридцать.

— Холера… Соберите останки и проведите анализы! Как можно скорее!

— Этим и занимаемся!

Новак снова вздохнул. На сей раз вздох был тяжелый, и не чувствовалось в нем ни малейшего облегчения. Ученый тяжело опустился в кресло и уронил голову на ладони.

— Рано обрадовались, — проворчал он. — Ну что мы опять не так сделали? Что!

— Клетка Фарадея, пан профессор.

— Щит Фарадея,[19] ты хотел сказать? Мы уже обсуждали это на ученом совете. Она может не допустить трансформацию материи в энергию для ее передачи…

— Пан профессор, хуже ведь уже не будет. Вы сами сказали, она может не позволить. Но мы ведь не знаем наверняка.

— Расчеты показывают…

— Расчеты показывали, что этот поросенок должен был умереть своей смертью. Ну или на заднем дворе мясной лавки. Но не так! Вы не хуже меня знаете, что теория и практика — это ненавидящие друг друга сестры.

— Сколько подопытных животных мы уже погубили? Сколько энергии потратили? Лимиты на животных исчерпаны. Нас скоро заставят самих идти в леса ближайших резерватов и отлавливать их… Ладно. — Новак устало поднялся. — Я напишу предварительный отчет о происшествии. И заявку на новое животное… заодно…

Малколм Элдридж еще долго не мог уснуть. Разговор с мужем Берты заставил его мозг судорожно работать. Что вообще это было? Действительно ли малосимпатичный визитер говорил с ним искренне. По крайней мере, настолько искренне, насколько это может себе позволить стукач? Или это хитрая игра? Ответный ход тайного противника, которого он до сих пор не сумел вычислить? Ловкий прием, чтобы направить его по другому следу?

Значит, это не Складковский, если его хотят скормить Элдриджу. Хотя все звучало достаточно достоверно. Но кое-что смущает. Причем смущает больше, чем все остальное из того разговора. Прибор, что мешает лазерному лучу. Почему Мирович заговорил о нем? Действительно ли эта штуковина отключается, когда команда эмиссара — Дэвис, Уилсон и Оукли — находится здесь? Это странно. Или хотят посеять в нем зерна недоверия к своим людям? Но, проклятье, если не этим троим, то кому в чертовом Сопотском Оазисе можно доверять?! Оукли? Дэвис? Уилсон? Кто-то из них предатель? Оукли дал прибор. Вообще-то, он штатный, Оукли его не изготавливал, просто подстроил под параметры окна. Площадь остекления, слои и все такое прочее. Кто ведает спецсредствами? Конечно, Уилсон. Он ведь бывший коммандос. Хотя Оукли как технарь понимает в этом больше. Мина для задницы Мировича была получена от Уилсона и модифицирована Морисом Оукли. Элдридж обманул гостя, сказав, что там лишь портсигар. Мина была. И он отключил ее, послав сигнал с ноутбука, как только проверил имена погибших на охоте чиновников.

Итак, каждый из подчиненных обладает достаточными навыками, чтобы обзавестись устройством дистанционного отключения прибора. А отключать прибор можно на минимальной дистанции. То есть находясь рядом с ним, в номере Элдриджа. Малколм проверил его и убедился: работает. Теперь надо что-то придумать, чтобы было соединение с компьютером или коммуникатором. Когда устройство на время выключат, он получит бесшумный сигнал. И тогда можно будет вычислить… Хотя как? Как, черт возьми, внести это усовершенствование, если доверять никому из них нельзя? Либо… либо на это и был расчет. Чтобы Малколм Элдридж перестал доверять людям, которые помогают ему в расследовании. Но если это так, значит весь разговор с Мировичем был лишь игрой в кошки-мышки и принимать во внимание информацию из такого источника никак нельзя.

С этими мыслями эмиссар уснул в кресле. Разбудила его тихая трель коммуникатора.

— Да, — хрипло отозвался он, открыв глаза и с ужасом поняв, что уже занялся рассвет.

— Это Эван Дэвис, сэр.

Голос звучал устало. Видимо, бедолага действительно не спал всю ночь.

— Говори…

— ДНК совпали. — Это мрачная фраза прозвучала как выстрел пятнадцатидюймовой гаубицы над ухом.

Элдридж вскочил:

— Повтори!

— Исходные ДНК с отпечатка женской ладони и лобковых волос и те, что получили мы накануне, идентичны и принадлежат одному и тому же человеку.

— Ошибки нет?!

— Исключено, сэр. Это он.

Малколм понял, что Эван не желает произносить имя главного подозреваемого по коммуникатору, пусть и защищенному от прослушивания. Но он очень хотел услышать имя, которое и так пульсировало в голове, — Юзеф Складковский…

— Так ты, значит, британец? — удивленно спросил Мустафа Засоль у сидящего за столом напротив Шелкопряда.

— И да и нет, — буркнул тот, шмыгнув носом.

— Как такое может быть?

— Да запросто. Мама у меня русская, отец британец.

— Так ты тоже, значит, полукров? — хмыкнул стоявший в дверях Артем.

— Ага, типа того. Мой отец считал, что я должен знать свои корни и родной язык по материнской линии тоже. Дома мы часто говорили по-русски. Заодно и он учил язык жены. Я ведь еще до войны родился, вот и говорю свободно по-русски, сколько себя помню.

— А почему ты шизанутый на всю голову тогда? Это британская доля в твоей крови? — усмехнулся Ходокири.

— Иди на хрен, — отозвался Шелкопряд.

— Достойный человек был батяня твой, — вздохнул Мустафа.

— Согласен, мир его праху. — Шелкопряд еще продолжал рассказывать что-то о своем детстве, поедая Егорово угощение — вяленое мясо и соленые огурцы с ржаным хлебом.

Однако Павел уже пропускал все это мимо ушей. Сейчас все его внимание было сосредоточено на Артеме и Химере. От его взора не ускользнуло, как они несколько раз переглянулись и всякий раз при этом у обоих вспыхивал румянец на щеках. И самое важное: они стояли бок о бок и украдкой держались за руки. Ярость нахлынула на разум Павла, и он даже почувствовал, как у него затряслись руки. Очень захотелось выхватить из-под себя табурет и запустить в них. Он заерзал на месте и злобно засопел.

— А вы что приперлись? Про дозор забыли, как этот хрен старый явился, а? Безопасность побоку уже? — зарычал он.

— Как же меня толстяк этот достал, — выдохнул Шелкопряд и хрустнул огурцом.

— Вообще-то, наша смена уже кончилась. — Артем пожал плечами. — Нас менять пора.

— Да ладно. — Химера улыбнулась… Но с чего она такой улыбчивой вдруг стала?! — Мы можем еще подежурить. Да, Артем?

— Ну да…

Как будто сотня шершней разом ужалила Ходокири.

— Черта с два я вам дам такую возможность, — тихо процедил сквозь зубы Павел и резко поднялся со своего места. — Муса, пошли в дозор.

— Чего? — Засоль удивленно уставился на друга. — Так ведь Тахо сказал…

— Мне плевать с высокой колокольни на то, что он сказал. Бери ствол, и айда, пока я тут кому-нибудь не врезал.

Не дожидаясь напарника, Ходокири направился к выходу, судорожно сжимая в руках автомат.

— Паша, ты чего? — Артем положил свободную ладонь на плечо другу.

— Убери от меня свои руки, — прошипел рейтар в ответ и пулей выскочил за дверь, громко ею хлопнув.

— Шайтан его укусил, что ли? — пробормотал Засоль, выходя следом.

— Что на него нашло-то? — изумленно вздохнул Полукров.

Иван Булава только сейчас заметил, как крепко Артем и Химера держатся за руки. Похоже, в этом и крылся ответ на вопросы о поведении Павла.

— М-да-а-а… — покачал головой Иван. — Беда-а-а…

— Вот так сразу? Прямиком в правительство? К генеральному директору? — Оливер Уилсон не скрывал своего удивления, пристально глядя на шефа, который вышел из отеля и опустился на пассажирское сиденье рядом с ним.

вернуться

19

Клетка, или щит, Фарадея — изобретение британского физика Майкла Фарадея, датируемое 1836 годом. Предназначено для экранирования от внешних электромагнитных полей.

54
{"b":"172186","o":1}