ЛитМир - Электронная Библиотека

«Еще минуту», — сказала она себе бог знает в который раз. Поглядывая то на эскиз, то на фотографию, Рэйчел решила добавить текстуры. Морские выдры играли среди водорослей, и проблема заключалась в том, чтобы передать блеск их меха. Начав с умбры и кобальта, Рэйчел нашла их слишком темными. Умбра с ультрамарином вполне подошли.

— Таймер звонит, мам, — подойдя к двери, сказала Хоуп.

— Спасибо, милая, — пробормотала Рэйчел, нанося несколько последних мазков. — Ты не могла бы вытащить кастрюлю и закрыть газ?

— Я уже так и сделала. — Хоуп теперь стояла рядом с ней, разглядывая холст. — Я думала, ты уже закончила.

— Кое-что было не так. — Рэйчел снова взглянула на картину, и на сей раз осталась довольна. — Теперь, пожалуй, получше. — По-прежнему не отрывая глаз от холста, она отложила в сторону палитру, взяла тряпку, смоченную в растворителе, и тщательно вытерла руки. — Я сейчас тут приберу и приду. — Она посмотрела на Хоуп. — Саманта накрыла на стол?

— Я сама накрыла.

— Она опять висит на телефоне?

— Все еще висит, — ответила Хоуп так холодно, что Рэйчел не удержалась от смеха.

Обняв дочь, Рэйчел прижала ее к себе.

— Буду через пять минут, — сказала она, отсылая девочку.

Через пять минут, как и обещала, Рэйчел была уже на кухне и раскладывала по тарелкам лазанью и салат. Двадцать минут спустя, под аккомпанемент самых свежих новостей, которые Саманта только что узнала от своих подруг, Рэйчел отправилась приводить себя в порядок. Еще через пятнадцать минут, отмывшись от краски и надев свежую одежду, она принялась причесываться. Проведя несколько раз щеткой по волосам, она вдруг остановилась и стала искать книгу, которую читала в прошлые выходные.

Перерыв всю спальню, Рэйчел ничего не нашла. Решив, что могла куда-то ее отнести, она вернулась на кухню.

— Моей книги здесь нет?

Девочки занимались посудой — Саманта мыла, Хоуп вытирала.

— Я бы поискала, — без особой любезности заметила Саманта, — но ты сама мне говорила, чтобы я ничем не занималась, пока тут все не закончу.

Рэйчел рассеянно переворошила почту — в основном это были каталоги одежды для женщины-ребенка.

— Я имела в виду телефон, — пояснила она, роясь в поваренных книгах, затем нагнулась, чтобы взглянуть на сиденья стульев, задвинутых под стол. — Я помню, что держала ее в руках, — пробормотала она, когда и эти поиски — увы! — тоже завершились ничем.

— Какая ты неорганизованная! — проворчала Саманта. Рэйчел регулярно читала им лекции о пользе аккуратности.

— Это точно, — вздохнула Рэйчел. Пройдя в гостиную, она продолжила поиски там. — Просто на меня сейчас слишком много всего навалилось.

Это было еще мягко сказано. До выставки оставалось всего три недели, и этот срок быстро сокращался. Ладно, с выдрами все как будто получилось, но ведь для них еще нужно нарисовать задний план, как и для шести других картин, да еще все восемнадцать необходимо вставить в рамы. Все было бы ничего, если бы требовалось заниматься только этим. Но ведь еще нужно купить Саманте платье к школьному балу, подготовить пикник по случаю окончания Хоуп седьмого класса, сводить обеих к зубному и терапевту, побывать на дне рождения у Бена Вулфа, владельца картинной галереи, с которым она одно время встречалась, поговорить о профессии с тремя незнакомыми пятиклассниками…

Вчера она слишком размахнулась, и сегодня уж точно не следовало бы никуда ехать.

С другой стороны, вчерашний вечер был посвящен девочкам, а вот сегодняшнее заседание клуба книголюбов — это только для нее. Но она любит этих женщин, любит книги. И даже если это внесет дополнительное напряжение в ее рабочий график, она не станет пропускать эту встречу.

Возле ее плеча неслышно возникла Хоуп:

— Я думаю, она в студии.

Закрыв глаза, Рэйчел мысленно представила себе студию, располагающуюся в противоположной стороне их бестолкового дома. Да, она оттуда ушла, потом внезапно вернулась. И что же? Конечно, она держала в руке книгу. Она принесла ее туда и там оставила.

— Спасибо, милая, — сказала Рэйчел и ухватила Хоуп за подбородок. — С тобой все в порядке?

У девочки был несчастный вид.

— С Джиневрой все будет хорошо, — мягко сказала Рэйчел. — Она ведь поела, не так ли?

Хоуп кивнула.

— Вот видишь! Это хороший признак. — Рэйчел поцеловала дочь в лоб. — Побегу за книгой. Я уже опаздываю.

— Может, мне ее принести? — предложила Хоуп.

Но Рэйчел помнила, что она кое-что рисовала в тот момент, когда выдры вновь привлекли ее внимание. Нужно убедиться, что она убрала это подальше.

— Спасибо, милая, я сама все сделаю. — Рэйчел заметила, что Хоуп не хочет ее отпускать. — Помоги Сэм, очень тебя прошу! — И, не слушая возможных возражений дочери, Рэйчел сразу убежала.

Книга была там, где она ее и оставила, — на краю рабочего стола. Когда пришла Хоуп, она работала за мольбертом. Рисунок — сделанный углем набросок — все еще лежал у окна.

Подняв набросок, Рэйчел осторожно положила его в папку, но перед ее глазами снова возник образ, созданный кусочком угля, — распростертый на простыне мужчина. Держа в руках плотный лист бумаги, Рэйчел словно чувствовала его аккуратные бедра, расширяющуюся кверху спину, его напряженные мышцы. Все это могло бы показаться невинным упражнением, однако благодаря темным, чересчур длинным волосам сходство было несомненным — фигура имела собственное имя. Пусть лучше девочки этого не видят.

Засунув папку за стол, Рэйчел взяла книгу и поспешила назад. Наскоро поцеловав девочек, она пообещала быть дома к одиннадцати и села в машину.

Глава 1

Когда в два часа ночи зазвонил телефон, своим пронзительным звуком разорвав тишину одуряющей сан-францисской ночи, Джек Макгилл еще не спал. С двенадцати часов он лежал в постели, охваченный беспокойством, и никак не мог заснуть. Внезапный сигнал тревоги резко ударил по его и без того взвинченным нервам.

За те считанные мгновения, которые потребовались, чтобы взять трубку, в его голове успела пронестись не одна паническая мысль.

— Да?

— Это Джек Макгилл? — спросил незнакомый женский голос, в котором явно звучало напряжение.

— Да.

— Вас беспокоит Кэтрин Эванс, одна из подруг Рэйчел. Произошел несчастный случай, Рэйчел находится в больнице в Монтерее. Я думаю, вам нужно срочно приехать.

Джек сел.

— Что за несчастный случай?

— Дорожная авария, ее машина упала под откос.

В животе у него заныло.

— Где это произошло? Девочки были с ней?

— На шоссе номер один, и она была одна.

— Какое облегчение! По крайней мере девочки целы.

— Она ехала в Кармел и в тот момент находилась возле Рокки-пойнт. Кто-то ударил ее сзади, машина Рэйчел по инерции перелетела через дорогу и сорвалась вниз.

Джек опустил ноги на пол. В животе заныло еще сильнее.

— Она жива, — продолжала подруга. — Сломано только несколько ребер, но она не приходит в сознание. Врачи беспокоятся за ее мозг.

— Почему беспокоятся?

— У Рэйчел сотрясение мозга и множество ушибов.

Он провел рукой по голове. Мысли о работе, не дававшие ему до сих пор уснуть, вытеснились совершенно другими заботами.

— А девочки…

— Девочки дома. Рэйчел ехала на собрание клуба книголюбов. Когда в девять часов ее все еще не было, я позвонила ей домой. Саманта сказала, что она уехала в семь, и тогда я позвонила в полицию штата. Там мне сообщили, что с ее машиной произошла авария. В тот момент они пытались извлечь ее из машины и не могли сказать, в каком она состоянии, поэтому я связалась с ее соседом, Дунканом Блаем, и он пошел к девочкам. Недавно я позвонила им, чтобы сказать, что с их мамой все в порядке, но не стала говорить про травму головы, и не знаю, стоит ли просить Дункана, чтобы он отвез их в больницу. Это не мне решать.

Да. Это решать Джеку. Развод разводом, но девочкам он все равно отец. Зажав телефон возле уха, он потянулся за джинсами.

2
{"b":"172189","o":1}