ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Беспокойство. Рассказы (сборник)
Бумеранг мести
Hygge. Секрет датского счастья
Невеста из проклятого рода. Книга 1
Луч
Бабочка
Чур, я вожу (сборник)
Женщины созданы, чтобы их…
Аутодафе

Джек взял ее за правую руку, свободную от швов и повязок. Пальцы были влажными, кожа прохладной.

— Рэйчел! — мягко позвал он. — Это я, Джек.

Она не реагировала.

— Рэйчел! Ты меня слышишь? — Он нервно сглотнул. — Рэйчел!

Его колени тряслись. Джек привалился к боковому ограждению кровати.

— Ну давай, ангел! Пора просыпаться. От разговора нет никакого удовольствия, если ты не отвечаешь. — Он сжал ее руку. — Твоя подруга Кэтрин сказала, что я дрянь. Ты тоже это говорила. Скажи это сейчас — я не буду возражать.

Рэйчел не двигалась.

— Ну хотя бы поморгай глазами! — Джек отпустил ее руку. — Может, пошевелишь пальцем, чтобы показать мне, что слышишь? Попробуй, а? Или ты хочешь, чтобы мы гадали, что ты слышишь, а что нет?

Рэйчел продолжала лежать совершенно неподвижно.

«Опять ничего нового», — подумал Джек. Она всегда делала все по-своему, во всяком случае, те шесть лет, что они в разводе. Она не слышит его или намеренно игнорирует? Джек не знал, что еще сказать.

Поднеся ее руку ко рту, он поцеловал ее и прижал к груди — к самому сердцу.

— Чувствуешь? — Сердце бешено стучало. — И вот так все время — с тех пор, как мне позвонили. Саманта и Хоуп тоже напуганы. Впрочем, я с ними говорил — с ними все будет в порядке. — Сообразив, что это звучит так, будто он хочет от них отделаться, Джек добавил: — Я скоро позвоню им снова. — Это опять прозвучало не так, как надо. — Я поеду туда сразу же, как только уйду от тебя. Будет правильнее, если я сам скажу им, что с тобой все нормально. Там сейчас Дункан. В чем дело? Он просто в роли приходящей няни, или что?

«Наверное, она сейчас мысленно смеется надо мной», — подумал Джек.

— Я серьезно. Я не знаю этого парня. Вы с ним встречаетесь?

Никакого ответа.

— Сэм сообщила мне, что не собирается идти в школу. Ничего, пойдет, — сказал он и подумал вслух: — А может, я лучше привезу их сюда? Ничего не случится, если один день они пропустят занятия. — Хотя июнь уже близко. — Когда начинаются экзамены? — Рэйчел не ответила. — Ладно, не беспокойся. Я сам спрошу.

Джек снова прижал к груди ее руку.

— Проснись, Рэйчел!

Но она продолжала спать.

Он поднес се руку к губам. Кожа Рэйчел была все такой же мягкой, но пахла по-другому, не как всегда. Обычно от нее пахло или красками, или лилиями. Это он ее к этому приучил, когда, не имея денег, воровал для Рэйчел лилии, росшие позади хозяйского дома. На вторую годовщину свадьбы он подарил ей духи с похожим запахом. Нет, не духи — туалетную воду. Духи Рэйчел не подходят — слишком сильный аромат. Даже когда он начал зарабатывать, то все равно не покупал духов. Легкий цветочный запах — вот что подходит Рэйчел.

Запах антисептиков, который от нее сейчас исходил, вовсе не был ни легким, ни цветочным.

Хотя, возможно, она и не использует больше ту туалетную воду, не желая пробуждать прежних воспоминаний, пусть даже приятных.

— Проснись, Рэйчел! — взмолился Джек, внезапно испугавшись. Он прожил без нее шесть лет, но все это время знал, где она. А сейчас не знал, и это очень беспокоило Джека. — Мне нужно знать, как ты себя чувствуешь. — В его голосе слышалось отчаяние. — Я должен знать, что сказать девочкам. Мне нужно, чтобы ты со мной поговорила.

Она продолжала молчать, и Джек разозлился.

— Что же все-таки случилось, черт побери? Ты водишь машину аккуратнее всех. Сколько раз ты спасала меня от аварии — «маньяк слева», говорила ты, или «какой-то козел у тебя на хвосте». Неужели ты не видела машины, которая ехала сзади?

А ведь могла и не видеть. Рэйчел ехала по дороге, которая постоянно делает резкие повороты, двигаясь от одного ущелья к другому. С востока нависают скалы, с запада располагается узкая, всего в один ряд, встречная полоса. На крутом повороте идущую сзади машину не видно до тех пор, пока она тоже не повернет. Если ехать на высокой скорости, до столкновения остаются считанные секунды. И куда тогда деваться?

Боясь, что Рэйчел почувствует его паническое настроение, Джек успокаивающе прошептал:

— Ладно, ладно. Это не твоя вина. Я все понимаю. Прости, что заговорил об этом. Просто я так… расстроен. — Расстроен из-за того, что не может ее разбудить. Из-за того, что доктора тоже не могут этого сделать. Наконец, расстроен из-за того, что обидчик мертв и не может понести наказание, но этого он ни в коем случае не должен говорить Рэйчел, даже если бы она могла его услышать. Она добрая женщина, хотя и упрямая. Ей было бы тяжело узнать, что кто-то погиб. Раз ей нужно говорить приятные вещи, то такая новость здесь не подходит.

А что подходит? «Ты рада будешь узнать, что моя фирма терпит крах». Нет, Рэйчел не мстительна, так что это не пройдет. И не ревнива, но он и не будет рассказывать ей про Джилл. Что тут рассказывать? Джилл почти такая же добрая, как и Рэйчел, почти такая же красивая и умная. Но ей недостает ее энергии, ее таланта, ее индивидуальности. Сравнение всегда будет не в пользу Джилл.

Да и зачем ему рассказывать об этом Рэйчел? Она от него ушла, они в разводе.

Остро переживая свою беспомощность, он сказал:

— Здесь твоя подруга Кэтрин. Это она мне позвонила. Она здесь с того момента, как тебя сюда привезли. Она тоже хочет тебя видеть. Я сейчас пойду поговорю с доктором, а потом поеду за девочками. Мы вернемся через пару часов, хорошо? — Он внимательно наблюдал за ее ресницами, надеясь уловить хотя бы малейшее движение. — Хорошо?

Никакой реакции.

Разочарованный, Джек положил ее руку на жесткую больничную простыню и, наклонившись, поцеловал в лоб.

— Я скоро вернусь.

Когда Джек выехал из больницы, со стороны Монтерея уже пробивался рассвет. К тому времени, когда он достиг Санта-Люсиас и машина начала петлять по шоссе номер один, дорогу застилал поднимавшийся от воды утренний туман.

Джек включил фары и стал пристально вглядываться в местность, но в этом не было необходимости — он вряд ли пропустил бы место аварии. Движение здесь шло только по одной полосе, тогда как на другой возились ремонтники. Одна искореженная машина уже была поднята наверх; машина Рэйчел, очевидно, еще оставалась внизу. Неподалеку валялся искалеченный кусок ограждения.

Джек почувствовал тошноту, тем не менее нужно было все выяснить. Остановив машину возле ремонтников, он вылез наружу. Густой туман, несомненно, скрывал кое-какие подробности, но воображение Джека старалось их восстановить.

Машина Рэйчел лежала внизу, среди скал, ее крыша и крылья были сильно помяты и поцарапаны. Всего в нескольких футах от машины плескались волны, однако сама она казалась совершенно сухой.

— Вы бы ехали себе, сэр. Когда останавливается один, сразу начинают останавливаться и другие. Не успеешь оглянуться, как образуется пробка.

Джек засунул в карманы трясущиеся руки.

— В этой машине была моя жена. Это чудо, что она осталась жива.

— Значит, она в порядке? — уже более мягким тоном сказал полицейский. — Мы-то ведь не знаем, их сразу увозят.

— Она жива.

— Наверное, потому, что ехала без превышения скорости.

Джек оглянулся на дорогу, по которой только что проехал. Обсаженная таинственно темнеющими в тумане кипарисами, она круто поднималась со стороны бухты.

— И очень жаль. Если бы она двигалась быстрее, то в момент столкновения была бы уже там. Тогда бы она упала на более ровную поверхность.

— Она могла бы врезаться в деревья или в движущийся транспорт. В то время на юг ехало много машин. Радуйтесь, что ей так повезло.

Джек попробовал обрадоваться, но у него ничего не получилось.

Рабочие пытались завести под машину тросы, чтобы поднять ее наверх.

— Когда эти ребята закончат? — спросил Джек у полицейского. — Я скоро повезу здесь своих дочерей, и было бы лучше, если бы они этого не увидели.

— Думаю, через пару часов. Можете столько подождать?

Столько Джек не планировал, но ничего не поделаешь — ждать все равно придется. Хорошо, если девочки спят. Можно будет использовать это время для того, чтобы придумать, как сообщить им новости.

8
{"b":"172189","o":1}