ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
У босса на крючке
Охота за талантами. Оружие и 77 способов его применения
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Естественная история драконов. Мемуары леди Трент. Путешествие на «Василиске»
Слава
13 осколков личности. Книга сильных
Девятый
Метро 2033: Нити Ариадны
Дети мои

Глава 3

Остаток пути Джек почти ничего не видел. Туман расстилался над дорогой, то опускаясь, то вновь поднимаясь, и тогда можно было видеть серые океанские волны справа или поросшие кустарником скалы слева. У Джека было тяжело на душе, к тому же он не спал уже ровно сутки. Жизнь превратилась в кошмар. А теперь еще его ожидала встреча с девочками.

В глубине души Джек все еще считал дочерей теми обожающими его маленькими обезьянками, какими девочки были до того, как все рухнуло. Разумом он понимал, что это не так, но все-таки каждый раз, мысленно произнося их имена, Джек ощущал, что в груди у него что-то ныло.

Нет, они уже не такие крохи, и одними объятиями тут не обойдешься. Объятий вообще, возможно, не будет — теперь они ему во многом чужие.

Джек вдруг остро ощутил, какая сложная задача перед ним стоит. Одно дело — свозить девочек в кино или на завтрак в мексиканский ресторан, и совсем другое — пытаться заменить Рэйчел, преодолевая бесчисленные трудности, которые даже предвидеть нельзя.

Через тридцать минут прямо из моря вырос каньон, где жила Рэйчел. У поворота, в дубовой рощице, стояло девять почтовых ящиков. Только один из них — четвертый слева — был ярко раскрашен. В этом году он был ярко-красным — по выбору Хоуп. В прошлом году светло-желтый цвет выбирала Рэйчел, Саманта в позапрошлом — пурпурный.

Свернув с шоссе, Джек начал долгий подъем. Дорога была немощеная, узкая и очень крутая. Обвивая холм, она постепенно карабкалась вверх, причем с высотой туман становился все гуще. Время от времени от основной дороги ответвлялись еще более узкие подъездные дорожки, ведущие к частным домам. Заросли дуба уступили место сикоморам и земляничному дереву, еще выше смешивающимся с кедром. К тому моменту, когда машина подъехала к жилищу Рэйчел, все эти растения, в свою очередь, вытеснило калифорнийское мамонтовое дерево.

Жилище представляло собой стоявшую на вершине холма деревянную хижину, крытую почерневшей от времени кедровой дранкой. Остановив машину, Джек вышел из нее и с минуту стоял, не в силах сдвинуться с места. «Наверное, все дело в свежем воздухе», — с усилием вернувшись к реальности, решил Джек и, потянувшись, провел рукой по лицу. Сейчас не помешало бы побриться, принять душ и хоть немного поспать. Но вот когда это можно будет сделать, зависит от того, что он встретит в доме.

Побелевшие от действия стихий широкие деревянные плашки вели к входной двери. В утренней тишине шаги Джека звучали особенно гулко. Стучать в дверь, однако, не пришлось — она раскрылась сама прямо перед его носом. Появившийся в дверном проеме мужчина был гораздо старше, чем ожидал Джек, — лет шестидесяти пяти, судя по совершенно седым волосам и бороде, — что, впрочем, нисколько не принижало его образа. Высокого роста, гораздо выше Джека. Что-то в его взгляде не позволило Джеку подать ему руку.

— Девочки уснули, — сказал Дункан Блай тем же резким тоном, каким разговаривал по телефону. То, что голос его звучал тихо, нисколько его не смягчало. — Как она?

— В коме, — так же тихо ответил Джек. Он не хотел, чтобы девочки проснулись и услышали, что он говорит. — Состояние не критическое. Организм работает нормально. Проблема только с ушибом головы.

— И какой прогноз?

Пожав плечами, Джек кивнул в сторону хижины:

— Значит, они все-таки успокоились?

— Нет. — Дункан засунул мощные руки в карманы фланелевой куртки. — Просто вымотались. — И он двинулся мимо Джека по дорожке, пробормотав: — Меня ждет работа.

Джек поднял руку, чтобы попрощаться, но Дункан уже завернул за угол и поднимался вверх по заросшему лесом склону.

— Мне было приятно познакомиться с тобой, приятель, — пробормотал Джек.

Войдя в дом, он аккуратно прикрыл за собой дверь, но дальше не пошел, привалившись к косяку, чтобы собраться с мыслями.

Здесь он был впервые. Чаще всего они встречались с девочками в «Макдоналдсе» к северу от Сан-Хосе. Если он все же доезжал до каньона, то они обычно ждали его втроем возле почтовых ящиков. Можно было пересчитать по пальцам одной руки случаи, когда он оказывался возле хижины, да и то лишь снаружи.

Стараясь ступать бесшумно, Джек сделал несколько шагов по коридору и заглянул в первую комнату. В ней царил беспорядок. Между плакатами с изображениями каких-то парней во всю стену красовалась надпись «Саманта». Смятая постель была, однако, пуста.

Соседняя дверь оказалась приоткрытой. Разрисованная акварелью комната производила более приятное впечатление. Обе девочки спали на двуспальной кровати Хоуп, на подушках виднелись две светлые головки, такие же растрепанные, как и у их матери. Хоуп свернулась калачиком, Саманта лежала, широко раскинув руки и ноги. В промежутке между ними пристроилось нечто рыжее — очевидно, кошка.

При появлении Джека никто из троих даже не пошевелился. Пройдя в гостиную, он рухнул на софу и привалился головой к спинке. Глаза Джека закрывались, отчаянно хотелось спать, но голова продолжала упорно работать. Через несколько минут он вновь вскочил на ноги и направился в кухню, к телефону.

Первым делом Джек позвонил в больницу и, поговорив с сестрой палаты интенсивной терапии, узнал, что состояние Рэйчел не изменилось.

Затем он позвонил домой своему партнеру.

— Ну что, тренируешься? — спросил Джек, услышав задыхающийся голос Дэвида Сунга.

— Выжимаю штангу, — с усилием ответил тот, и Джек представил себе столовую, сплошь уставленную спортивными тренажерами. Дэвид затащил их туда, когда ушла из дома его последняя жена — вместе с антикварной мебелью восемнадцатого века.

— Прости, что помешал, — сказал Джек, — но у меня возникли проблемы. Ночью Рэйчел попала в аварию, так что я здесь с девочками.

— Здесь — это где? В Большом Суре? — Лязг железа наконец смолк. — Только не Большой Сур! У нас через два часа важная встреча. А что за авария?

— Серьезная авария. — Понизив голос, Джек посмотрел в сторону гостиной, опасаясь появления кого-нибудь из девочек. — Она в коме.

— Господи Иисусе!

— Я заезжал в больницу, а теперь придется побыть здесь с девочками. Так что встречу надо отменить.

— В коме, — все еще задыхающимся голосом повторил Дэвид. — Тяжелая кома?

— Любая кома тяжелая.

— Ты понимаешь, что я имею в виду. Рэйчел подключена к аппаратам жизнеобеспечения?

— Нет. Но я все равно не могу попасть на эту встречу.

— Но мы же не можем ее отложить! — после долгой паузы с отчаянием сказал Дэвид. — Мы и так ее дважды переносили. — Еще одна пауза. — Ты что, не готов к презентации?

— Да нет, готов, — вздохнул Джек, и все, что мучило его до того, как позвонила Кэтрин, вдруг снова ожило, — но то, что я могу показать сейчас, вряд ли понравится им больше, чем то, что показывал в прошлый раз.

Ему поручили спроектировать роскошный курорт в Монтане. Клиент желал получить сооружение с зеркальными поверхностями, которое на фоне неба становилось бы совершенно невидимым. К несчастью, Джек бывал в Монтане и был твердо уверен, что стекло и сталь здесь не подойдут. Даже камень тут не годится — нужно дерево, и только дерево.

Когда его первый проект был отвергнут, он добавил гранит. Когда это тоже отвергли, он попробовал известняк — плохо, попробовал стекло — плохо, попробовал сталь — тоже плохо. Тогда он вернулся к дереву и сделал проект более эффектным, но даже он сам был все же от него не в восторге. Самый первый проект оказался и самым лучшим.

Сейчас, правда, это не имело значения.

— Послушай, — сказал он Дэвиду. — Нужно, чтобы ты меня заменил. Для чего же иначе нужны партнеры? Я не могу приехать — из-за семейной трагедии.

— Тут есть одна неувязка. Ты ведь разведен.

— Но не со своими детьми.

— Ладно. Я понимаю. Я-то понимаю, Джек, но эти ребята долго ждали, и ставка составляет несколько миллионов. Если я скажу им, что ты не можешь приехать, так как должен быть с детьми, они не поймут.

— Жизнь моей жены висит на волоске, а они не поймут? Тогда пошли их знаешь куда!

9
{"b":"172189","o":1}