ЛитМир - Электронная Библиотека

– Заключенный! – раздался крик. – Сейчас будет открыта крышка. Не делать никаких резких движений. Как только выходите из капсулы – руки за голову и лицом в пол. В случае неповиновения открываем огонь на поражение! Все понятно? Не слышу ответа!

Добро пожаловать в реальный мир, детка.

– Да, я все понял! Как только выхожу из капсулы, ложусь на пол, складываю руки за головой! С моей стороны проблем не будет, не вздумайте стрелять, – кто знает, может, я поскользнусь неудачно, а меня нашпигуют чем-нибудь лишним и вредным для организма.

– Внимание! Снимаем крышку, – вслед за этими словами раздался визг винтоверта, мат, снова винтоверт – и через минуту крышка с громким звоном упала на пол.

– Я выхожу! – закричал я и осторожно приподнялся. Три техника в белых халатах, один охранник с пистолетом, направленным на меня, тонна какой-то непонятной техники. Хорошо хоть женщин нет.

– Выходи, руки за голову и лицом в пол! Живо! – выкрикнул охранник, одной рукой вытирая пот на лице. А он-то боится! Реально боится, такой и стрельнуть может от страха. Осторожно выйдя из капсулы, я облокотился о ее стенку, борясь с головокружением. Ничего себе! Это что, от смены положения такое происходит? Чуть сознание не потерял, так в глазах потемнело. А еще говорят: капсулы обеспечивают то, се, и безопасны полностью. А тут три месяца полежал – так сразу головокружение. Что же будет через восемь лет? Когда в голове прояснилось, я аккуратно опустился на колени, а затем лег лицом на пол. Блин, он холодный!

– Пашка, бери наручники и надевай на него. А я тебя прикрывать буду, - послышался приглушенный шепот охранника. – Проклятая автоматика, не могла подождать, пока полиция подъедет. Обещали быть через тридцать минут. Так что, нам тут самим отдуваться. А ну как буйный? Почему такая хрень в мою смену произошла, а?

– Слышь, ты, – это уже, наверное, ко мне, – руки за спину заведи!

За спину, так за спину. Я спорить не буду. Послышался щелчок закрывающихся наручников, и сразу же облегченный вздох всей четверки. Все, справились. Злостного преступника поймали, наручники одели, теперь можно и чай пить идти.

– Можешь сесть, только не вздумай делать глупости, – о, есть все-таки отзывчивые люди в наше время. Я перекатился на бок и сел, прислонившись спиной к капсуле. Судя по всему, я находился в лаборатории, в которую попадают заключенные после окончания срока.

Вот так мы и провели пару минут: я сидел и смотрел на техников с охранником, который не сводил с меня свой пистолет. А вся толпа молча уставилась на меня, боясь шелохнуться. Хотя нет, один из техников что-то увлеченно читал в наладонном коммуникаторе.

– У вас тут пол холодный, сейчас заболею, умру, так вам спасибо не скажут, – решил я развеять возникшую тишину. – Если можно, принесите какое-нибудь одеяло, пожалуйста. Хоть укроюсь.

– Ага, может, тебе еще и кофе принести? – грубо бросил охранник, но его локтем толкнул один их техников.

– Петрович, парень дело говорит – сидеть голой задницей на полу не очень приятно, – оторвался от наладонника техник.

– Вставай, – обратился он уже ко мне. – Я тут мельком посмотрел твой файл, убийца коллектора. Вроде нормальный, сам явился с повинной. Ты вообще как себя чувствуешь?

– Замерз, рукам неудобно, пусть я и чистый, но просто мечтаю о теплом душе. Вы не представляете себе, что такое три месяца жить на пыльном руднике, – честно ответил я.

– Так это тот самый? – удивился охранник, опустив пистолет. – То-то мне его лицо знакомым показалось. Его же пару месяцев назад по всем каналам показывали. Ох, и натворил ты дел, парень. Мой знакомый работает в службе эксплуатации зданий, так говорит, ремонтировать пришлось столько, что чиновники за голову хватались, не зная, откуда деньги брать.

– Да знаю я. На меня весь этот долг и повесили. Ни много, ни мало – сто миллионов игровых золотых нужно внести. Либо сидеть все восемь лет.

Охранник и техники даже присвистнули, представив себе такую цифру. Согласен, по финансам влетел я неплохо. Помолчали.

– Что думаешь делать, Сергеич? – спросил охранник старшего техника.

– А что тут думать? Если мы наручники снимем, глупостей не натворишь? В душе с наручниками неудобно.

– Оно мне надо – глупости делать? Мне сидеть еще семь с лишним лет. Добавки мне не надо, – заверил я его.

– Повернись, - сказал Сергеич, после чего расстегнул мне наручники. Петрович непроизвольно опять направил на меня пистолет, но через пару десятков секунд успокоился и вовсе засунул его в кобуру.

– Душ – прямо, мыло и все принадлежности там есть. Все одноразовое. Давай быстро. Одна нога здесь, другая там.

Никогда не думал, что душ может дарить такое удовольствие. Я стоял под водой и наслаждался каждым мгновением, каждой капелькой, пока в кабинку не начали стучать и требовать, чтобы я выходил. Переодевшись в белье, предложенное мне аппаратом, я вышел в общую комнату и уселся на диван, завернувшись в лежащий на нем плед. Теперь можете отправлять меня куда угодно, я готов.

– Ты чего вылез из игры-то? – спросил меня Сергеич, расположившись на стуле.

– Откуда я знаю? На руднике, где работал, оказалось Подземелье с порталом. Я в портал нырнул и оказался в какой-то технической локации. Потом вспышка света – и я тут. Все.

– Так это твоих рук дело? Переполошил ты наших админов, переполошил. По внутренней сети такая ругань пошла – ищут, кто оставил вход в техническую локацию, – некоторое время Сергеич молчал, после чего продолжил: – а вообще ты молодец. Заработать Уважение за три месяца не каждому удается, всего пару человек таких было на моей памяти. Да и Подземелье, что прошли без подсказок, внесло вашу пятерку в историю Барлионы. Все топ-гильдии на уши встали – заключенные попали в зал славы первопроходцев. На форумах пишут, что несколько кланов объявили на вас охоту – мол, вы в любом случае будете в клане: либо в его составе, либо в черном списке.

– Как пятерых? Четверо же было, - удивленно спросил я.

– Ну да. Проходили Подземелье четверо, а достижение получили пятеро. Это тоже в достижении написано. Сам уж думай, как у вас так получилось.

Карачун! Я же его не удалял из группы! Он так все время и висел во фреймах. Получается, Карачун тоже получил достижение и повышенный интерес от ведущих игроков этого мира? Здорово мы его подставили, да и сами не слабо влетели. Таким игрокам, как тот же Хелфаер из Феникса, отказывать очень нехорошо. Вот предложит он вступить в клан, чтобы в гонке первопроходцев и это Подземелье в свою копилку добавить – и если мы откажемся, то он огорчится. Быть в черном списке топ-гильдий не очень приятное занятие – убивать будут при первом удобном случае, ничего купить у них, даже на аукционе, нельзя. Наверняка еще что-то есть нехорошее, о чем я не знаю, все в гайдах прописано. Стоп! А откуда Сергеич знает, что я и Махан в игре – одно и то же лицо? Это же подсудное дело – вытаскивать такую информацию!

– Сергеич, а откуда у тебя информация, что это я прошел Подземелье? Что у меня Уважение за три месяца заработано?

– Неужели у самого мозгов не хватает, чтобы догадаться? Ты же сказал, что был в Подземелье. Подземелье из всех рудников есть только на Долме. Это первое. Второе - на Долму отправляют только тех, кто скоро получит Уважение, это как проверка на готовность работать в команде. Причем отправляют туда заключенных сразу со всех параллельных рудников.

– Кстати, а что это за параллельные рудники? – спросил я Сергеича. – Да, встретился я на Долме с парочкой, что были с параллельного рудника Прика. Но почему?

– Да потому что не выгодно на одном руднике держать более 250 заключенных. Контроль ослабевает. А плодить рудники – тоже не выход. Зачем лишнее пространство занимать? Вот и ввели параллельные – куда-то же вас сажать надо. Общий начальник, общий сборщик нормы, а все остальное – строго индивидуальное. Так проще.

– Хорошо, но это еще не объясняет, как ты сопоставил меня и Шамана

– А, ну да. Кроме того, что уже сказал, самое главное. Сам подумай, как звучит: Шаман Махан, вошедший в зал славы и заключенный Дмитрий Махан, побывавший в Подземелье. Неужели ты думаешь, сложно догадаться, что он – это ты?

57
{"b":"172193","o":1}