ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маленький лондонец восторженно посмотрел на меня.

— Клянусь небом! — произнес он. — Это трудно выразить…

— Просто невероятно, — мгновенно согласился я.

13

Два дня я бродил по острову Малл, и за все это время мне встретилось не больше десятка человек. Я наслаждался видом высоких холмов, все еще покрытых зеленью, и возвышавшимся над ними Бен-Мором — главным великаном Малла. Эта величественная гора, видная со всех точек острова, является потухшим вулканом. В свое время из его огромного жерла извергались расплавленные массы, которые, застывая, сформировали причудливого вида колонны в южной части Малла.

Я исходил множество безлюдных дорог. Они ныряли в темные долины, поднимались по склонам холмов к диким вересковым пустошам, огибали крохотные озерца, собиравшиеся в естественных углублениях. И повсюду, куда бы ни вели эти дороги, меня не покидала мысль: все здесь несет на себе отпечаток Божьей десницы.

Тут не удастся уйти далеко от соленой воды. Подниметесь ли вы на холм или свернете на развилке — отовсюду открывается вид на залив Малла и горы Морвена, вздымающиеся на севере. С высоты хорошо виден скользящий по глади залива маленький — словно листок ивы — пароходик, который раз в день отправляется в материковую Шотландию.

Малл — прекрасное, торжественное место. Он словно бы специально создан для того, что у католиков называется испытанием совести. В острове Малл нет ничего языческого, и в этом его отличие, скажем, от Ская. Там, прогуливаясь по склонам холмов или в тенистых долинах, вы так и ждете, что из-за очередного нагромождения валунов появится фигура кровожадного скандинавского бога. Здесь же если кого и можно встретить, так это привидение какого-нибудь ирландского святого, который, как и сотни лет назад, топчет вересковые пустоши своими веревочными сандалиями.

Айона навечно запечатлела знак креста над Маллом.

Неотъемлемая деталь островного пейзажа — развалины, они тут встречаются на каждом шагу. Оно и понятно, ведь на Малле множество заброшенных деревень. Порой лишь пара камней, установленных один на другом, или вытоптанный участок земли обозначают то место, где каких-нибудь сто или пятьдесят лет назад стояло селение шотландских горцев.

Дело в том, что остров серьезно пострадал от проводившейся правительством политики выселения. Это одна из самых печальных страниц в истории Шотландии, когда целые семьи лишались пристанища: людей сгоняли с исконных земель, а жилища сжигали.

В результате большое количество Маклинов (и Маклейнов) вынуждены были покинуть родной Малл и разъехаться по всему миру. И сегодня представители этого рода живут в Канаде и Новой Зеландии, свято храня память о далеком острове, которого они даже не видели.

Этот клан — один из самых древних и интересных в Хайленде. Если говорить о фамильной гордости и чувстве родственной сплоченности, то Маклины не уступят никакому другому клану. А весь остров Малл является их родовым поместьем. Он буквально пропитан воспоминаниями о тех или иных военных подвигах членов клана. Вряд ли здесь сыщется хоть одна квадратная миля, с которой не был бы связан (хотя бы предположительно) рассказ о дерзких деяниях Маклинов, их доблести и хитрости.

Не могу без улыбки вспоминать объявление, которое не так давно видел на дверях одного из ресторанов Глазго. Там сообщалось о ежегодном традиционном сборе Маклинов: «Встреча будет носить неофициальный характер; после ужина — современные и горские танцы». Современные танцы! Как нелепо это звучит здесь, на Малле, где славное имя Маклинов ассоциируется с боевым кличем и свистом меча. Увы, увы…

Далее в объявлении говорилось, что «представители клана Маклинов могут привести с собой столько гостей, сколько пожелают». Вот это уже больше похоже на правду! В истории клана зафиксировано немало случаев, когда гости — ровно «столько, сколько пожелали Маклины» — оказывались на весьма неприятных вечеринках! Хотя члены клана никогда открыто не нарушали законов гостеприимства, нередко бывало, что они приглашали как можно больше врагов на «неофициальные приемы». И хорошо, если тем хватало ума не расставаться со своими кинжалами за обеденным столом.

Первое, что бросилось мне в глаза по прибытии на Малл, — замок Дуарт, который угольно-черным контуром вырисовывался на фоне закатного неба. Так уж сложилось, что на протяжении двух столетий он стоял заброшенным. Дело в том, что хозяева замка — доблестные Маклины — изрядно пострадали во всей этой «заварушке» со Стюартами. Они попали в опалу и в 1691 году были лишены своих владений. В результате сэр Алан Маклин, двадцать второй по счету в своем роду, стал последним обитателем замка. Это тот самый Маклин, который принимал у себя в гостях на маленьком островке Инкеннет знаменитого доктора Джонсона, когда тот путешествовал по Внешним Гебридам.

Казалось бы, ничто не могло спасти Дуарт от печальной судьбы прочих шотландских замков: он пустовал и медленно превращался в груду развалин. Однако история получила неожиданное развитие уже в наши дни — и за все следует благодарить романтический характер Маклинов. Примерно восемьдесят лет назад один юный шотландец совершал морской круиз по островам в обществе своего отца. Они приплыли на Малл и посетили полуразрушенный замок. Этим мальчиком был сэр Фицрой Дональд Маклин, двадцать шестой в роду Маклинов из Дуарта и нынешний глава клана. В тот день, стоя среди покосившихся камней, юноша поклялся, что когда-нибудь он вернется сюда и возродит фамильный замок. Сейчас этому великому человеку уже девяносто шесть лет, и шестьдесят из них у Маклина ушло на то, чтобы исполнить свое обещание. Военная карьера позволила ему объехать весь мир. В 1852 году он вступил в Тринадцатый гусарский полк, герцог Веллингтон лично присвоил ему офицерское звание. Маклин принимал участие в битве при Альме и осаде Севастополя. Здесь он был тяжело ранен — так, что фронтовой врач определил ему срок жизни в десять часов. Однако Маклин не только выжил, но и укрепился в своем намерении восстановить замок Дуарт.

В 1912 году, уже 77 — летним стариком, он снова приехал на Малл. Более чем почтенный возраст не отвратил Маклина от исполнения его клятвы. Он выкупил развалины замка и начал восстановительные работы. По окончании строительства он бросил клич всем членам клана, рассеянным по разным уголкам планеты. Он заклинал сородичей приехать в Шотландию и присутствовать на церемонии его вступления во владение замком.

И Маклины откликнулись на зов. Они приехали из Германии, Голландии, Америки, Канады и даже из далекой Австралии. Теплым августовским днем 1912 года члены клана собрались перед замком Дуарт, и глашатай задал традиционный вопрос:

— Могу ли я доложить главе клана, что вы желаете его увидеть?

Громкий крик был ему ответом. Маклин из Ардгура поднял свой посох и постучал в ворота. Дуарт собственноручно отворил их и остался стоять на пороге — семидесятисемилетний старик, потративший шестьдесят лет жизни на осуществление заветной мечты. Грянула музыка: волынщики заиграли «Приветствие главы». Над замком развевалось знамя Маклинов — впервые за последние двести лет.

Маклины вернулись домой.

Вот такая история со счастливым концом из жизни Нагорья. Думаю, никто из шотландцев не сможет пройти мимо этого массивного замка на высокой скале и не ощутить в душе трепет восторга и ликования.

Нечасто случается, чтобы человек сумел достичь цели в столь преклонном возрасте. И еще реже бывает, чтобы кто-то на протяжении целых шестидесяти лет хранил верность своей мечте.

Пожалуй, эта история ничуть не хуже тех легенд, которые рассказывают о Маклинах на Малле. А возможно, и самая лучшая из них.

14

Как бы мне хотелось, чтобы кто-нибудь наконец отыскал сокровища с Тоберморского галеона. Пусть счастливчик забирает себе испанское золото и отправляется с ним восвояси. Тогда бы мы, по крайней мере, перестали мучиться этой загадкой.

Ну ладно, пусть не все сокровище целиком. Да если бы нашлась хоть какая-то мелочь — скажем, пять фунтов золотом, — и это был бы обнадеживающий знак. Так ведь нет же! Почти каждый год в Тобермори прибывает новая партия охотников за сокровищами — энтузиасты с чистыми лицами и надеждой во взорах. С собой они привозят водолазов и землечерпальную технику. И что же? Тобермори наблюдает за подобными попытками с 1640 года — с тех пор, когда и самого-то Тобермори как такового не было, на берегу бухты стояло всего лишь несколько рыбачьих хижин. Так что прибрежный городок наперед знает результаты. Улыбается себе в усы да помалкивает. Испанский галеон в бухте Тобермори — всего лишь долгоиграющая шотландская шуточка!

48
{"b":"172195","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Глоток мертвой воды
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови
Принцесса под прикрытием
Выпусти меня. Как раскрыть творческий потенциал и воплотить идеи в жизнь
Оруженосец
Сплин. Весь этот бред
Жертвы