ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему меня не поставили обо всем этом в известность? — тон его голоса не изменился.

— А что бы ты смог сделать? — жестко отозвалась она. — Кроме того, я полагала, что тебя держат в курсе происходящего.

— Мне сказали, что ситуация под контролем, — сказал Кристофер резко. — Оказалось, это вранье. Кто-то за эту дезинформацию ответит, и ответит по всей строгости.

— Едва ли стоит кого-то винить. Все считали, что мы справляемся, и у всех были большие нагрузки, — пыталась урезонить его Сьюзан.

— Едва ли стоит? Ну, это мы еще посмотрим.

Он вихрем вылетел из комнаты и направился в сторону регистратуры. Сьюзан скривила губы. Она представляла, какая буря сейчас разыграется, и, подумав, решила, что самое разумное в ее положении — продолжать прием.

Из головы у нее не выходил вопрос: что стряслось с Кристофером. Их отношения складывались как нельзя лучше, и вот словно демон в него вселился. В чем дело? Может быть, нелады в отношениях с Луизой? Однажды их роман уже потерпел фиаско, так почему бы этому не повториться вновь? В любом случае не ей об этом переживать.

Переключившись на работу, она вывела на дисплей данные о своих пациентах. Кристофер бесновался по поводу того, что она не всю себя отдает больным. Она же готова была голову дать на отсечение, что уделяет их проблемам максимум внимания и свои обязанности исполняет с полной ответственностью.

Сейчас ее больше всего занимало, чтобы беседа о методах гормональной терапии прошла без сучка, и задоринки. Она слишком много вложила в это мероприятие, чтобы оно не получилось.

Майк Брэндон на этой встрече был сама непосредственность и остроумие. Если кто-то и не был уверен в его способности овладеть вниманием столь специфической аудитории, как женщины после сорока, то теперь в этом не оставалось никаких сомнений. Он бегло обрисовал тему, а дальнейший свой рассказ оживил показом видеосюжетов и слайдов.

Какое-то время заняли вопросы и ответы, затем выступил психотерапевт, а завершился вечер буфетом. С памятками и буклетами в руках — материал для дальнейшего осмысления, — участники вечера столпились в одной из боковых комнат.

— Все прошло как нельзя лучше, не правда ли? — сказал Майк, загребая пригоршню крекеров. — Идея с буфетом мне кажется вообще гениальной. Посмотрите, как свободно и раскованно чувствуют себя слушательницы!

— Я этого и добивалась, — призналась Сьюзан. — Для женщины важно, чтобы серьезные вещи излагались как можно в более доступной и непринужденной форме. Особенно важно было донести до них, что с наступлением климакса жизнь не заканчивается, более того, в известном смысле только начинается, и можно попытаться взглянуть на себя свежим взглядом и воспользоваться той свободой, которую дарит это новое качество жизни.

— Для этого, как я понимаю, вы и пригласили сюда психотерапевта? Чтобы донести до них мысль: в сорок с хвостиком перед тобой открываются необъятные горизонты? — иронично спросил Майк.

Сьюзан засмеялась.

— Мысль актуальная в любом возрасте. Я бы тоже не прочь заразиться такой уверенностью.

Майк улыбнулся и окинул ее неторопливым, откровенно мужским взглядом.

— По-моему, с вами и так все в порядке.

На Сьюзан был в этот вечер мягкий шерстяной костюм нежно-розового цвета, гармонирующий с бледностью ее лица. Перехваченный поясом в талии, он бесподобно шел ей. Сьюзан вспомнила, каким привлекательным показался ей Майк за ужином и, смутившись, подумала, что сама того не желая, дала ему повод для таких двусмысленных комплиментов.

— А что это ты так порозовела? — спросил, подходя, Кристофер. — Что это — следствие выпитого вина или реакция на ухаживания Майка?

Майк рассмеялся.

— Можно ли оставаться равнодушным, когда рядом с тобой молодая, красивая незамужняя женщина? Впрочем, ты этого, вероятно, просто не замечаешь — ты слишком ослеплен своей Луизой.

— И все же я посоветовал бы тебе не забываться, — холодно заметил Кристофер. — Здесь наши пациентки, а они чего доброго могут подумать, что ты сексуальный маньяк.

— Рискну предположить, что дело в вине, — поспешно вмешалась Сьюзан.

Майк явно не был в восторге от ее замечания, Кристофер же промолчал.

— Я за весь день съела с утра пару сандвичей с чаем, не удивительно, что алкоголь так на меня подействовал, — неловко продолжала Сьюзан.

— Надеюсь, ты не собираешься после этого садиться за руль? — поинтересовался Кристофер. — Я, пожалуй, подброшу тебя до дома.

— В этом нет необходимости, — вмешался Майк. — Я уже уговорил Сьюзан остаток вечера посвятить мне, так что о том, как добраться до дома, ей нечего беспокоиться.

Кристофер перевел взгляд на Сьюзан.

— Тогда я умолкаю. Утром увидимся. — Он круто повернулся, но остановился: — И все же на вашем месте я бы подумал о реакции окружающих.

Сьюзан словно холодным душем окатило.

— Я раздала анкеты, — сказала она. — Думаю, что за несколько дней я соберу их и сразу же переправлю вам.

Кристофер коротко кивнул и молча удалился.

И зачем меня жизнь свела с этим чертовым Кристофером Лезертом? — с отчаянием подумала Сьюзан. Никогда, никогда заранее не знаешь, какое коленце он выкинет в следующий момент.

10

Настроение Кристофера не улучшилось и в последующий день. Он словно с цепи сорвался, и Сьюзан с облегчением думала, что тихо-мирно сидит в своем кабинете, пока в регистратуре бушует десятибалльный шторм.

Собственно, появился он на работе достаточно поздно. Утром он ездил на вызовы, вечером принимал больных, так что Сьюзан увидела его в конце дня: дверь в его кабинет оказалась открытой; он приводил в порядок стол и складывал в кейс бумаги. Лицо у него было чернее тучи, и когда Сьюзан вошла, он быстро и настороженно взглянул в ее сторону.

— Такое впечатление, что тебе надо куда-то бежать, — сказала она. — У тебя на выходные какие-то планы?

Сама она с наслаждением предвкушала завтрашнюю субботу, свободную от дежурств, возможность вместе с Максимилианом поваляться в постели утром чуть дольше обычного. Рабочая неделя, бесконечно длинная и тяжелая, была позади.

— Да, у меня планы, — коротко бросил Кристофер, и Сьюзан подумала, что ей не стоило заглядывать в эту комнату.

— Будешь развлекаться? — поинтересовалась она, сама не понимая своего мазохистского пристрастия к неуместным вопросам.

— Снова еду в Лондон. А ты что собираешься делать? Тоже намерена как-нибудь оттянуться после напряженных трудов?

Сьюзан отрицательно покачала головой. Она уже пожалела, что задала Кристоферу эти дурацкие вопросы.

— Устрою праздник ничегонеделания. Я только что мечтала о том, как утром два часа буду валяться в постели, хотя Максимилиан вряд ли позволит мне чересчур расслабиться. Он пташка ранняя и встает чуть свет.

— Перегуляла с Майком? — в голосе Кристофера сквозил сарказм. — Для всякого пира есть свое похмелье.

— С чего это ты взял, что я была где-то, кроме дома? — удивленно спросила Сьюзан.

— А разве нет? В любом случае, не остался же он внакладе за то, что с ветерком довез тебя до дома? Не тот он парень, чтобы упустить возможность, наш старый, добрый Майк!

Ошеломленная цинизмом Кристофера, Сьюзан уставилась на него во все глаза.

— Я, право, не понимаю, о чем ты? Как тебе только в голову пришло, что я могла провести с ним ночь? — возмущенно воскликнула она.

— А что, нет? — Он громко защелкнул кейс. — Во всяком случае сегодня утром, когда я заезжал к тебе домой, тебя там не оказалось, хотя никакого дежурства у тебя не было.

— Ты заезжал ко мне домой? Но зачем? — Сьюзан не могла скрыть изумления.

Кристофер скривил губы в подобие улыбки, но глаза его оставались убийственно серьезными.

— Часть анкет по ошибке передали Шарон, и она попросила вручить их тебе, — объяснил он.

— А-а, понятно. Они у тебя? — беззаботно спросила Сьюзан.

— Я бросил их в почтовый ящик. Так что, тебя всю ночь не было дома? — Кристофер настойчиво требовал объяснений.

28
{"b":"172197","o":1}