ЛитМир - Электронная Библиотека

Экипировка завершилась щитом и шлемом. Со вторым проблем не возникло. Храбров взял привычный шлем, заостренный сверху и с налобником, закрывающим глаза и переносицу. А вот щит? Пока Олесь чувствовал себя нормально, но после многокилометрового перехода вес всех вещей увеличится вдвое. Рисковать выносливостью не хотелось. Немного подумав, русич выбрал круглый, металлический щит, диаметром около метра.

Когда спустя двадцать минут в комнату вошел Делонт, он был поражен. Перед ним стояли не те, прежние земляне, растерянные, слегка испуганные, не справляющиеся с собственными мозгами. Это были воины, готовые снести любую преграду на своем пути, и помешать им вряд ли кому удастся. Глядя на круглые, рогатые, заостренные шлемы, на сверкающие глаза сквозь глазницы, аланец невольно почувствовал, как по телу пробежала дрожь. Не хотел бы он иметь врагом кого-нибудь из них.

– Отлично выглядите, – выдохнул Барт.

Граф Кайнц снял горшковидный шлем с бронзовым орлом наверху, откинул назад головную кольчугу и произнес:

– Это наша реальность. Долгие годы мы вживались в подобные доспехи, они буквально срослись с нашей душой. Надевая кольчугу и латы, мы чувствуем себя гораздо уверенней.

– Да, я это заметил, – более спокойно сказал Делонт.

Выдержав небольшую паузу и окончательно успокоившись, он продолжил:

– Через полтора часа стыковка, десантный модуль уже готов. А потому без всяких остановок вы пройдете по космической базе и тотчас стартуете. Если нет вопросов, то идите к шлюзовому отсеку. Желаю вам удачи и жду сигнала об обнаружении космодрома.

Земляне сняли шлемы, приторочили их на спину и двинулись вслед за аланцем. Слух об их высадке разнесся уже по всему кораблю. Десятки любопытных пилотов, техников, навигаторов скопились в коридорах. Они с интересом и восхищением рассматривали бредущих наемников. Со стороны солдаты выглядели весьма внушительно. Блестели латы, щиты, за спинами виднелись рукоятки мечей, оперение стрел и изогнутые лезвия боевых топоров. Каждый из землян нес небольшое, но крепкое копье с металлическим широким наконечником. Несмотря на обилие оружия, все снаряжение выглядело компактно и, самое главное, легко доставалось. В этом сказывался опыт. И опыт не этих людей, а десятков поколений их предков.

Рассевшись вдоль стены на небольшой скамье, наемники спокойно ждали стыковки. Четверо аланцев то и дело вскакивали, что-то поправляли, о чем-то говорили. Однако на них никто не обращал внимания. Все земляне были испытанные бойцы, им не раз приходилось участвовать в сражениях и стычках, а потому состояние перед боем каждый знал. Что-либо менять, исправлять уже поздно, сделаешь только хуже, а потому спокойно дожидайся своей судьбы. Кто-то тихо молился, кто-то вспоминал свой дом и семью, кто-то строил планы на будущее. Ни один из них не хотел умирать, но пожалуй вряд ли нашлись бы люди, столь же готовые к смерти, как они.

Протяжный, завывающий звук раздался неожиданно для всех. Аланцы вдруг замерли, а наемники с удивлением смотрели по сторонам. Но вот со своего места встал Виола и громко произнес:

– Стыковка произошла, нам пора идти.

Словно по команде, наемники дружно встали и направились за лейтенантом. Они двигались молча, не спеша, как и подобает людям, смотрящим смерти в глаза. Миновав огромный шлюзовой ангар, в котором находились гравитационные катера, солдаты повернули в узкий коридор. Еще около ста метров, и перед ними возникла бронированная массивная дверь. Аланец прикоснулся к странному пульту, и тотчас раздался чей-то голос:

– Давление и кислород в норме. Переходник исправен, гравитация поддерживается в необходимом режиме. Назовите ваш пароль.

– Воскрешение, – спокойно сказал Том.

Сработала невидимая автоматика, и дверь, рассоединившись в центре, медленно ушла вверх и вниз, открывая проход в переходной рукав.

Виола кивнул головой и первым шагнул вперед. Расстояние между базой и кораблем было около десятка метров, а потому спустя несколько минут все наемники уже покинули «Гигант». Перед ними открылся шлюзовой люк станции, и они прошли внутрь. Их встречал высокий, худощавый аланец в форме капитана сил космической безопасности.

– Прошу следовать за мной, – жестко проговорил он. – С персоналом базы разговаривать не следует. Времени у нас очень мало.

Впрочем, подобные меры предосторожности были совершенно излишне. Весь путь занял от силы около двух минут. Стартовый комплекс находился совсем рядом со шлюзовыми камерами. Солдаты вошли в зал, с интересом осматриваясь по сторонам. Комплекс представлял собой огромную длинную трубу, в самом начале которой находился массивный металлический цилиндр. Именно возле него копошились техники, еще раз проверяя все системы управления и торможения. Увидев землян, из-за модуля вышел седовласый мужчина в форме полковника разведывательной службы. Он внимательно осмотрел наемников, заставил их повернуться спиной, ощупал оружие и экипировку. Выдержав небольшую паузу, аланец довольно улыбнулся.

– Отлично выглядите, ребята, – вымолвил полковник. – Я уже отправил отсюда четыре группы, но таких молодцов еще не видел. Сразу чувствуется опыт. Кое-что я о вас слышал, и надеюсь, вы докажете делом свое превосходство над аланцами. Пока толку от наших разведчиков было мало. А теперь возьмите карты местности и размещайтесь в модуле. Мягкой посадки я вам не обещаю.

Солдаты получили от какого-то лейтенанта топографические карты и начали с интересом их рассматривать. Вверху ярким шрифтом было напечатано: «Оливия. Центральный район. Конганская равнина, 3125 год.» В правом нижнем углу стоял небольшой синий крестик.

– Это предполагаемое место высадки, – пояснил аланец. – От него вы видите синюю пунктирную линию. Это ваш маршрут. Как видите, за тридцать дней придется обследовать четыре космодрома. Более удобного района, так насыщенного стартовыми площадками, на Оливии нет. Само собой, повышается и процент успеха. Все четыре группы, высаженные до вас, пропали именно здесь. Правда, десантировались они в других местах. Однако ваш путь почти в точности повторяет маршрут третьей группы, пропавшей около года назад…

– Не нравятся мне подобные совпадения, – тихо произнес Лунгрен. – Я не суеверен, но что-то здесь нечисто.

– Поживем, увидим, – так же тихо ответил Олесь.

Вскоре открылся входной люк модуля, и наемники начали размещаться. Это было весьма непросто. Шесть пар мест располагались довольно близко друг от друга, и не давали возможности хорошо устроиться. А ведь еще надо было расположить рюкзаки и оружие, причем так, чтобы при приземлении не напороться на свое собственное копье.

Процедура длилась не менее двадцати минут и вывела из себя капитана службы безопасности. Он стал покрикивать на солдат, кого-то даже торопил и подталкивал. Довольно долго этого никто не замечал, пока аланец неловким движением не сломал оперение стрелы у Аято. Всегда спокойный японец резко развернулся, быстро вытащил из-за спины меч. Презрительно посмотрев на капитана, он проговорил:

– Если ты еще раз подойдешь к модулю, я отрублю тебе голову. И не думай, что кто-то меня остановит.

От неожиданности и испуга у аланца открылся рот. Он так и не смог ничего возразить, быстро выбежав из помещения стартового комплекса.

Как это ни удивительно, но сцена произвела наибольшее впечатление на полковника. Он искренне рассмеялся и вымолвил:

– Отлично вы его отшили. Только и умеют, гады, поручать да следить. А сами ни один на Таскону не летят.

Между тем посадка закончилась. Последним сел Салах и плотно закрыл за собой люк. Теперь все земляне находились в небольшом замкнутом пространстве. Учитывая, что им несколько раз придется переходить из состояния гравитации в невесомость, а затем обратно, наемники пристегнулись весьма плотно – ноги, пояс, грудь. На первых двух местах сидели Виола и Бартон. Перед ними был небольшой экран и ручной пульт управления.

– Все готовы? – спросил лейтенант не оборачиваясь.

– Готовы, – раздались вразнобой голоса с мест.

17
{"b":"1722","o":1}