ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока группа выдвигалась, Аято продолжал беседу с тасконцами. Еще раз оглядев одежду местных жителей, он произнес:

– Вы изрядно пообносились, и сразу видно, что испытываете проблемы с обеспечением повседневными вещами.

– Да, это так, – утвердительно кивнул Крик. – Наши запасы подходят к концу, а новых пополнений, увы, нет. После того, как проклятый Алан уничтожил здесь города, много семей все же уцелело, и люди, сбившись в многочисленные племена, жили, в целом, неплохо. Конечно, с цивилизацией предыдущей Тасконы это несравнимо, но все же мир царил на планете. Но постепенно склады пустели, а выстроить заводы, фабрики, энергетические станции никто не мог. И вот тогда начались войны.

– Типичное явление, – вымолвил японец. – Так происходит везде.

– Люди вооружались, чем могли, – продолжал Саунт. – Лазерные карабины, автоматы… но вскоре кончились боеприпасы, и Таскона окончательно скатилась в дикие времена. До сих пор мы собираем в разрушенных городах металл и создаем из него плуги, предметы быта, оружие. Ведем и поиски еще не найденных складов. Однако в последнее время это делать стало очень опасно.

– Почему? – удивился Тино.

– Из-за Яроха. Еще десять лет назад в центральной Оливии не существовало никакого арка. Около сотни маленьких городков, у каждого своя территория, свой клочок земли. Случались стычки между людьми, но в открытые сражения это не перерастало. А потом пришел он. Откуда-то с запада. Около двухсот отчаянных головорезов, десятки мутантов – мы оказались не готовы к такому вторжению. Ярок захватывал город за городом, при этом превращая всех жителей в рабов. Такого зверства, глумления над человеком Таскона еще на знала. И тем не менее, несмотря на нашу раздробленность, четыре года назад союз городов дал битву арку. Много сильных мужчин погибло, но агрессию остановить все же удалось Был заключен мир. Все северные территории отошли к Яроху, юго-восточные принадлежали независимым городам. Между враждующими сторонами образовалась своеобразная полоса. Города, находящиеся в ней, стали открыты для всех. Что там творится – уму непостижимо. Отбросы со всего материка собираются там, чтобы погулять в волю. Пьяные оргии, разврат, убийства стали обычным делом для этих городов. И что удивительно, арк никогда не нападает на них Видно, боится, что бандиты взбунтуются от подобного произвола. А ведь именно из этого отребья состоит армия Яроха. Наш некогда цветущий район стал сточной канавой Оливии…

– Ваша история звучит весьма грустно, – согласился Аято. – А на чьей территории мы находимся сейчас?

– На свободной или, как называют ее люди арка, беспредельной.

– В таком случае, почему же на вас напали? – удивился самурай. – Ведь это запрещено договором. Или я ошибаюсь?

– Нет, ты прав, незнакомец, – промолвил Саунт. – Примерно два года назад договор соблюдался, но затем у Яроха появился странный советник. Человек очень умный, коварный и безжалостный. Именно он начал новую войну с независимыми городами, но войну необъявленную. Бандиты не нападают на города, они грабят наши обозы, убивают поисковиков, причем делают это даже на нашей территории. Обвинить в бесчинствах арка мы не можем, нет доказательств. Да честно говоря, и сил обороны у нас не так уж много. Как бы там ни было, но люди Яроха добились своей цели. Мы испытываем огромные проблемы с металлом, одеждой, продуктами. Еще лет пять таких бесчинств, и города падут сами собой.

– Тяжелое у вас положение, – произнес Тино, вставая.

Он уже заметил группу и быстро направился к своим. Их надо было предупредить о некоторых нюансах. Судя по всему, все тасконцы без исключения не испытывали любви к Алану.

– Что за люди? – спросил Лунгрен.

– Потомки оставшихся в живых тасконцев. У них здесь по всему материку построены маленькие городки. Однако справиться с нашествием армии бандитов они не могут. И судя по всему, мы мешаем именно этому клану убийц. И еще… Похоже, что Алан приложил руку к разразившейся здесь войне, во всяком случае, местные жители так думают. Так, что не советую говорить правду о наших целях.

– Этого не может быть, – возразила Кроул. – Мы докажем, что они не правы…

– А вот этого делать не надо, – оборвал девушку Кайнц. – Пусть лучше тасконцы ничего не знают. Чем меньше информации, тем лучше.

За оставшиеся тридцать метров японец подробно изложил рассказ Саунта. Все внимательно слушали, прекрасно понимая, что от этого зависит их собственная жизнь. Складывалась весьма не радужная картина. Постоянные войны, отряды головорезов, рыскающих в поисках врагов, да и просто шайки бандитов, ищущих добычу. Разведывательная группа попала в самый центр адского котла.

Подойдя к тасконцам, граф громко проговорил:

– Я Генрих Кайнц, старший этой группы.

Немец протянул руку, и Клин неуверенно протянул свою Рукопожатие было крепким, дружеским.

– Я Крик Саунт, – сказал тасконец, улыбаясь. – Один из вождей рода лемов. Наш город примерно в тридцати километрах к югу. За вашу помощь мы готовы предоставить вам ночлег и защиту. Но кто вы? В союзе городов таких воинов нет.

– Мы, – начал Кайнц несколько растерянно, но быстро сообразил и ответил. – Мы путешественники. Ищем хорошие земли в Оливии. Идем издалека и от отдыха не откажемся, если… Если наши пути совпадут. А для вас мы просто друзья.

– Уже это хорошо, – произнес Саунт. – Иметь вас в виде врагов слишком вредно для здоровья.

Земляне дружно рассмеялись. Этот пожилой тасконец обладал неплохим чувством юмора. Граф вскоре достал карту и вместе с Криком начал сверять ее с действительностью.

Этот поисковый отряд знал близлежащую местность просто великолепно. Тем временем остальные наемники осматривали убитых врагов.

– Неплохо сработано, – вымолвил Ридле, вытаскивая копье из арбалетчика и протягивая его Храброву. – Откуда кидал?

Олесь молча показал рукой. Освальд присвистнул и поднял большой палец правой руки вверх. Неожиданно раздался возглас Салаха.

– Сюда, сюда, – кричал араб.

Земляне подбежали к Асеру. Тот склонился над одним из бандитов, а затем резко его перевернул. На воинов взглянули озлобленные, сверкающие ненавистью глаза. Этот солдат Яроха был еще жив. Взглянув на рану, все поняли, что он обречен и максимум через пару часов умрет, но пока он ценный пленник.

– Как твое имя? – начал допрос де Креньян.

– Моск, – с трудом произнес бандит.

– Кого вы здесь ждали?

Раненый попытался изобразить усмешку. На этот вопрос он явно не хотел отвечать, но маркиз кивнул Салаху, и тот слегка ударил пленника в бок. Бедняга буквально завыл от боли.

– Мне повторить вопрос? – вымолвил Жак. Наблюдая за этой сценой, аланцы были возмущены такой бесцеремонностью. Первой выскочила, как всегда, Кроул.

– Так нельзя… – начала девушка, но ее поймал за руку Олесь.

Их глаза на мгновение встретились. К своему удивлению, Олис прочитала во взгляде юноши понимание и грусть. Аланка хотела что-то сказать, но была вынуждена вернуться к своим.

– Так надо, – очень тихо проговорил русич.

Между тем Моск пришел в себя. Приподняв голову, он внимательно смотрел на наемников. В его глазах не было страха. Бандит еще раз усмехнулся и произнес:

– А ведь вы не аланцы! Я уже две такие группы кончал и хорошо знаю их. Болтуны и слабаки! Они практически ни разу не оказали толкового сопротивления. Все пытались убедить нас в честности и доброте своих намерений… Идиоты…

Пленник рассмеялся. Однако он тут же закашлялся, изо рта пошла кровь. Простонав от нахлынувшей боли, Моск продолжил:

– Вы другие. Солдаты! Причем профессионалы. Даже Коун не сравнится с вами. Я уважаю таких людей. Без лишних разговоров прикончить пять человек – и все дела. Мне все равно подыхать. Я отвечу на любые вопросы. Ждали мы вас. Однако этот болван Гар уговорил всех напасть на лемов. Так мы вылезли из засады. Остальное вы знаете.

– Но ведь вас было всего семеро, – вставил Аято. – А в группе не менее десяти человек. Как же вы хотели победить?

27
{"b":"1722","o":1}