ЛитМир - Электронная Библиотека

– И вы решили, что с дикарями лучше всего справятся другие дикари, хотя они и с чужой планеты, – догадался Дар.

– Совершенно верно, – подтвердил ученый. – Это просто блестящая идея. И как всегда, она принадлежит Великому Координатору. Вот уже около трех лет я занимаюсь этой программой. Мы назвали ее «Воскрешение». Вдумайтесь, полковник, насколько она гениальна. Нам не надо готовить профессиональных солдат-убийц. А вы прекрасно знаете, что это большая проблема для аланцев. В своих операциях на Тасконе мы будем использовать землян как щит, и даже их потери не особенно нас заденут. Ведь они чужие Алану. Дикари всегда остаются дикарями…

– Вот именно об этом я и хотел спросить, – вмешался Клеон. – Я не большой знаток в науках о варварах, но эти четыре месяца не прошли бесследно. Земляне фанатично верят в своих богов, кроме того, многие их них имеют морально-этический кодекс чести. Как только они придут в себя, у вас возникнут большие проблемы. Весьма возможно, что эти воины посчитают «Гигант» раем, а нас примут за ангелов…

– Скорее, за чертей, – рассмеялся Барт.

– Не исключено, – улыбнулся Дар, – И все же, я думаю, такое положение вещей всех не устроит. Если же начать им объяснять суть происходящего, то бедняги просто спятят. А уж сумасшедшие воины вам точно не нужны. Кроме того, мне непонятно, зачем вы вытаскивали именно таких доходяг. Безусловно, это отличные солдаты, но они находятся сейчас между жизнью и смертью…

После этих слов ученый встал с кресла и захлопал в ладоши. Это продолжалось буквально пару секунд, за которые полковник заметил, что подобный жест вовсе не ирония. Наконец Делонт снова сел, предварительно наполнив свой бокал. Сделав глоток, он дружески проговорил:

– Клеон, вы меня удивляете все больше и больше. Я редко ошибаюсь в людях, но вас я явно недооценил. Это, наверное, из-за проекта… слишком был занят. Своим вопросом вы попали в самое главное звено программы «Воскрешение». Почему? Ведь захватить восемь хороших воинов на Земле не составляет большого труда. Способов можно найти массу. Но что потом с ними делать? Как избавить их от снедающего мозг потока информации? Это действительно проблема. И кроме того, вы забыли о языковых барьерах. Мало того, что они не понимают нашу речь, так ведь земляне не понимают и друг друга. У них на планете десятки разных языков и диалектов. Поверьте, наши трудности казались непреодолимыми. Но мы не сдались – слишком заманчивой была перспектива. Ведь если программа оправдает наши надежды, Алан получит тысячи отличных солдат. И я горжусь, что решение удалось найти мне. Когда человек жив и здоров, его мозг ставит разные преграды потоку новой информации. И если нет должной подготовки, может произойти срыв – то есть сумасшествие. Но вот человек находится в коме, он умирает, исчезают все барьеры. В этом миг его мозг – словно открытая книга. Мы можем вписать туда все, что угодно…

– То есть вы можете сделать из них живых роботов, повинующихся любому приказу, – чуть возмущенно воскликнул Дар.

– Не совсем так, – возразил ученый. – На индивидуальность мы влиять не в состоянии. Человек принимает все решения сам. Наш метод касается лишь информации. В частности, пациентам на борту «Гиганта» будут в состоянии транса даны все сведения о структуре мира. То, что любой школьник Алана изучает несколько лет, земляне получат за неделю. Самое удивительное, что в момент пробуждения все они по-прежнему будут верить в бога. Но в дальнейшем, учитывая полученные знания, земляне, возможно, изменят свои взгляды. А возможно, и нет. В целом, они останутся прежними людьми, со своими достоинствами и недостатками, просто поднимется сразу на несколько ступеней их информационный уровень. Во-первых, мы сможем свободно с ними разговаривать: курс аланского языка – основа программы. Во-вторых, им не надо будет объяснять, что такое планеты, звезды, космические корабли, машины, парсеки.

– Ладно, не будем отвлекаться, – продолжил Делонт. – Итак, Алан получает хорошо подготовленную армию. С ее помощью мы осуществим захват нужной нам планеты. Скажу больше, сейчас на наших заводах уже строится два транспорта, способные вывести с Земли по сорок человек. Важно, чтобы первый эксперимент увенчался успехом.

– Одну минутку, – прервал собеседника Клеон. – Насколько я понял, ваша программа не влияет на их желания. Вы не можете запрограммировать землян на выполнение нужной нам задачи. То есть придется убеждать этих дикарей в том, чтобы они рисковали своей жизнью ради Алана. Честно говоря, я сомневаюсь…

Барт снова зааплодировал.

– Полковник, вы просто великолепны. С вами беседовать одно удовольствие. Я корю себя за то, что не сделал этого раньше. Без сомнения, большого желания воевать за цивилизацию, которая им чужда, у них не возникнет. И мы предусмотрели такой вариант. Во-первых, у землян просто нет выбора. В какой-то степени они в плену. Во-вторых, мы постараемся их купить. Пообещаем все возможные блага, выполним ряд их желаний. В мирное время предоставим им хорошие условия проживания…

– Наемники? – удивился Дар.

– А почему бы и нет. Ведь на их собственной планете именно так и происходит. Какой-нибудь король, граф, хан покупает себе солдат за золото. И уж поверьте, желающих бывает предостаточно. Ради этого бессмысленного металла они с легкостью перережут глотки друг другу. Мы же предлагаем гораздо более широкий спектр удовольствий…

– Однако подобные воины часто бывают ненадежны. При первых же неудачах своего господина они бросают его, В конце концов, их можно перекупить.

– А вот на этот случай мы подстраховались. Ничего подобного с нашими бойцами не произойдет. Правда, их верность будет вынужденной. Однако другого, более эффективного средства у нас нет.

– Что же это? – спросил Клеон.

– А вот это маленький секрет, – улыбнулся ученый. – Вы его узнаете, но в свое время. Итак, в нашей короткой беседе я объяснил вам суть программы «Воскрешение». Люди, которых мы вытаскиваем, были бы уже давно мертвы, однако им повезло. У них начинается вторая, новая жизнь.

Именно на этой патетической ноте его и оборвал Дар.

– А вы не боитесь бунта с их стороны? – тихо проговорил он. – Нет, нет, не сейчас, а гораздо позже, когда наемников-землян будут тысячи. Они постепенно начнут понимать, что являются лишь игрушками в руках более развитой цивилизации…

– Нет, этого не произойдет. Мы никогда не потеряем контроль над землянами. В самом худшем случае, все они покончат самоубийством. И уж точно заявляю – с Тасконы им не вырваться, – возразил Делонт.

– И все же мне кажется лишним их сильное развитие. Пусть оставались бы дикарями, а мы выполняли бы роль богов. Тогда, я уверен, послушание будет полным и фанатичным. Достаточно только указать на врага – и они сметут его.

– Отчасти вы правы, – согласился Барт. – Таких мнений среди Ученого Совета было немало. Но… Никто не знает, что творится на Тасконе. Где гарантия, что наши солдаты не получат огромный поток информации. Вывод очевиден – часть из них сойдет с ума, кто-то покончит с собой, кто-то переметнется в лагерь врага. Так лучше все-таки часть сведений дать нам, и в том аспекте, который выгоден Алану. И уж тогда их переубедить будет непросто.

Два высокопоставленных аланца разговаривали еще несколько минут. Их беседа коснулась положения в стране, развития науки и космической техники, путей освоения пространства. И оба сошлись во мнении, что пока Алан слишком слаб. Он не имел еще большого флота кораблей, не вырывался дальше трех парсек от Сириуса. А развиваться нужно было быстрее. Никто не знал, какие существа обитают за пределами этого маленького района галактики. Вызывала опасение и Маора. Рано или поздно ее жители вырвутся в открытый космос. И уж тогда столкновение интересов неизбежно…

Их обмен мнениями был прерван длинным протяжным сигналом. Тотчас полковник поднялся и проговорил:

– Извините, меня просят зайти и уточнить маршрут дальнейшего движения. Ведь я еще не отдал команду возвращаться домой. Не сомневаюсь, что это вызовет радость у всего экипажа.

5
{"b":"1722","o":1}