ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Опустившись на колени рядом с потерявшей сознание женщиной и достав из сумки начатую бутылку минеральной воды, Сильвия намочила носовой платок и стала обтирать им лицо и шею Анны, после чего легонько похлопала ладонями по ее мягким щекам, вдруг обвисшим беспомощно и жалко. Вокруг столпились люди. Кто-то протягивал пластинки с таблетками, кто-то пытался дать совет. Но, к великой радости Сильвии, ресницы Анны дрогнули, она сделала глубокий вдох и посмотрела на девушку совершенно ясными голубыми глазами.

— Деточка, со мной все в порядке, не надо делать такое трагическое лицо, — произнесла она слабым голосом. — Это все противная жара, смена климата. Обмороки хоть и очень редко, но порой случаются со мной.

— Слава богу! — с облегчением воскликнула Сильвия. — Вы и представить себе не можете, до чего ж вы меня напугали!

— И не надо никакого врача, — грозно добавила Анна, оглядывая толпу зевак, раздвигая которую к ней направлялся человек с докторским чемоданчиком в руках в сопровождении служащего аэропорта. Анна говорила все это, полулежа на спине и опираясь на локти.

Сильвия, все это время просидевшая на коленях возле своей новой знакомой, решила подняться и, распрямляясь, вдруг сильно ударилась обо что-то головой. Ойкнув от неожиданной боли, она поняла, что препятствие было не чем-то, а кем-то.

В то самое время, как она, вставая, резко подняла голову, над Анной склонялся молодой мужчина. Получилось так, что и он, и Сильвия смотрели только на Анну и, не заметив друг друга, резко столкнулись головами. Оба теперь сконфуженно потирали ушибленные лбы.

— Оскар! — вдруг громко закричала Анна. Тут она стала подниматься с пола с прытью, неожиданной для человека, еще пять минут назад лежавшего без сознания.

Сильвия предупредительно подхватила Анну под локоть.

Молодой человек бережно поддержал пожилую даму с другой стороны.

— Я чуть не умер от страха, Анхен, — сказал молодой человек глубоким баритоном. — Когда я зашел в зал и нигде не увидел тебя, сердце почуяло недоброе. А потом я увидел, что ты лежишь на земле... Тебе лучше, надеюсь?

— Да, родной, с твоей тетушкой уже все в порядке, — как ни в чем не бывало защебетала Анна, — но, если бы не эта прелестная особа, все могло бы закончиться гораздо хуже. Ведь я могла упасть и разбить голову, но Сильвия оказалась рядом. Кстати, деточка, познакомься: это мой племянник Оскар. Я тебе о нем уже говорила.

— Я так и поняла, — улыбнулась Сильвия, все это время смущенно отводившая глаза от человека, которому умудрилась причинить боль из-за своей неловкости. Она буквально заставила себя посмотреть ему в лицо. И тут сердце ее неожиданно для нее самой совершило некий скачок, а потом упало вниз, словно она все еще летела на самолете, который вдруг провалился в воздушную яму. Виной тому были глаза Оскара, такие же небесно-голубые, как у Анны. Они смотрели на Сильвию открыто и в то же время чуть насмешливо и дерзко. Оскар был высок ростом, и Сильвии, хоть она и сама была далеко не коротышкой, пришлось поднять голову, чтобы рассмотреть нового знакомого. До чего же он был хорош собой! Светло-русые волосы вокруг высокого лба, узкое, чуть удлиненное лицо, тронутое золотистым загаром, тонкий нос с едва заметной горбинкой. На нем была рубашка с короткими рукавами в светло-голубую клетку, которая прекрасно гармонировала с белыми брюками.

— Огромное спасибо за Анхен, Сильвия — улыбнулся Оскар, протягивая ей загорелую ладонь. — А когда спасительница любимой тетушки похожа на ангела, это приятно вдвойне. И простите меня ради бога, что я оказался таким неуклюжим...

Слова Оскара заставили Сильвию слегка покраснеть, хотя комплименты насчет внешности были для нее делом вполне привычным. Молодой человек бережно сжал узкую ладонь Сильвии. Однако в нежном прикосновении его длинных смуглых пальцев угадывалась скрытая сила.

— Несносный мальчишка до сих пор зовет меня по имени, — вновь затараторила Анна. — Двадцать лет назад, когда я была совсем молоденькой, мне это нравилось. Но даму элегантного возраста он мог бы называть тетей.

Сильвия прикинула в уме, сколько лет могло быть Анне два десятилетия назад, и пришла к выводу, что совсем уж юной она быть ну никак не могла. При самом снисходительном подсчете ей в ту пору было хорошо за сорок. Видимо, ее новая знакомая была из тех женщин, которые годами отмечают свое тридцатилетие и при этом искренне убеждены, что окружающие им верят.

— Оскар, ты ведь на машине? — спросила Анна племянника и, не дождавшись ответа, добавила тоном, не терпящим возражений: — Мы отвезем Сильвию в отель, а то девочка здесь совсем ничего не знает.

Сильвия попыталась было возразить, но Оскар с решительным видом подхватил ее кофр и поставил в тележку для перевозки багажа вместе с чемоданами тетушки. После чего подвел дам к стоявшему на парковке синему «фольксвагену» и, указав Сильвии кивком на машину, с улыбкой прокомментировал:

— Остаюсь патриотом даже в чужом краю.

Дорога из Мэскота, пригорода Сиднея, где располагался аэропорт, к отелю, как показалось Сильвии, пролетела мгновенно, хотя пару раз им пришлось останавливаться из-за пробок на дороге.

Анна сидела на переднем сиденье и всю дорогу оживленно щебетала. Сильвия была даже рада этому обстоятельству, поскольку передышка в беседе позволяла ей спокойно рассматривать дивную панораму одного из самых удивительных городов мира. Небоскребы здесь соседствовали со старинными зданиями, а островки экзотической природы так гармонично вписывались в общую картину мегаполиса, что это напоминало большое полотно, созданное рукой дерзкого и талантливого художника. Лина успела поведать племяннику о том, что зима в Берлине на удивление снежная, что недавно она с подругой ходила на симфонический концерт, где прекрасно исполняли Штрауса, что ее карликовая пуделиха Бони родила троих щенков и всех их удалось пристроить в хорошие руки. И вообще, она безумно рада, что впервые за несколько лет встретит Рождество с дорогим племянником.

Время от времени Сильвия посматривала в зеркало заднего вида и каждый раз встречалась взглядом с отражавшимися в нем насмешливыми глазами Оскара. Ей даже показалось, что один раз он слегка подмигнул ей с видом заговорщика. Он словно показывал ей, что тетушкина болтовня успела его немного утомить, и подразумевал, что подобные чувства испытывает сейчас и сама Сильвия. И каждый раз повторялось странное ощущение, испытанное ею в аэропорту. Сердце падало в бездну, как во время авиаперелета или катания на американских горках. Это немного раздражало и даже пугало Сильвию. Не она ли совсем недавно поклялась себе превратить свое сердце в камень? Разве не она твердо решила, что с определенных пор мужчины со всеми их дежурными комплиментами, пылкими взглядами и стандартными уловками обольщения для нее не более чем серая масса? Дело в том, что, несмотря на юный возраст, Сильвия уже успела пережить глубокое разочарование в любви, узнать, сколь больно может ранить предательство человека, с которым еще совсем недавно были связаны все надежды и планы на будущее. Собственно говоря, эта поездка и была задумана как попытка убежать от прошлого, забыть того, о ком могла напомнить любая мелочь в доме, музыка, льющаяся из окон ночного клуба, афиша на стене кинотеатра, где она бывала вместе с тем, кто... Впрочем, она раз и навсегда запретила себе думать об этом человеке, а близкие старались даже его имя не произносить при ней.

Прощаясь с Сильвией возле отеля, Оскар задержал ее ладонь в своей чуть дольше, чем того требовали правила приличия. Он участливо осведомился, не болит ли у нее голова после злосчастного столкновения лбами.

— Если вам понадобится медицинская помощь, я к вашим услугам, — сказал он. — Правда, я все больше специализируюсь по травмам, которые на первый взгляд не заметны. Врачую человеческие души.

— Уж не священник ли вы? — осведомилась с напускной иронией Сильвия и отчего-то вдруг расстроилась. Ей подумалось, что было бы в высшей степени несправедливо, если бы этот по-голливудски красивый парень был связан обетом безбрачия и призван век служить лишь небу, синеву которого так напоминали его внимательные глаза. Но она сразу же одернула себя, вспомнив о том, что самой-то ей нет никакого дела ни до красоты, ни до брачных перспектив Оскара.

2
{"b":"172214","o":1}