ЛитМир - Электронная Библиотека

Единственная тема, которая никогда не обсуждалась – это разрыв. На данное слово союзники наложили «вето». Второе объединение планет слишком дорого обошлось человечеству. Некоторые заводы и фабрики до сих пор не работали. Увы, избавиться от неприязни и подозрений нелегко. Конфликты между Тасконой и Аланом возникали регулярно. Обмен технологиями, допуск инженеров на секретные производства, использование орбитальных станций, комплектование экипажей боевых кораблей – вот далеко не полный перечень проблем.

Впрочем, за четыре года удалось многое, особенно в военной области. Армейская структура приобрела законченный вид. Вооруженные силы включали в себя звездный флот, оборонительную систему из космических баз, сухопутные войска и мобильные десантные части. На крейсерах и базах служили исключительно аланцы и тасконцы из подземного мира. Здесь требовался высокий технический и интеллектуальный уровень. Даже асканийцев направляли на специальные курсы. Союз активно готовил запасные экипажи для новых кораблей. Совсем иная ситуация сложилась в наземных частях. Мутанты с радостью откликнулись на призыв. Добровольцы тысячами записывались в штурмовые подразделения. Десантные полки строились по троичной схеме на паритетных условиях. Как правило, первый батальон состоял из тасконцев, второй – из аланцев, а третий – из мутантов. Численность каждого триста пятьдесят бойцов.

Не жалея средств, государство проводило боевые операции в малонаселенных районах Оливии, Унимы и Аскании. Это было суровое испытание для солдат. Тяжелые условия, длительные переходы, отрыв от стационарных баз и постоянные стычки с тварями, мутировавшими после ядерной катастрофы. Штурмовые роты несли серьезные потери, зато воины приобретали реальный опыт, а местность расчищалась для колонистов. Стране требовались большие запасы продовольствия, и посевные площади стремительно расширялись.

Сразу после восстания Карс и Стюарт покинули разведку и перевелись в десантную группировку. Они приняли непосредственное участие в формировании первого мобильного полка. Данная часть до сих пор считалась элитарной. Попасть в нее мечтал каждый мальчишка, где бы он ни родился – в подземном городе Тасконы, на одном из материков Алана или в отдаленном поселке Оливии. Популярность полка шагнула далеко за пределы его дислокации. Разумеется, командование провело широкую рекламную компанию в средствах массовой информации. Престиж армии рос буквально на глазах. Без сомнения, сказался и тот факт, что во втором батальоне служило много солдат, сражавшихся с чужаками на Акве. Об экспедиции в систему Аридана теперь знали все. Люди, вырвавшиеся из лап насекомых, стали национальными героями. Портреты полковника Сорвила висели на улицах и площадях. Свою долю славы получил и Храбров. Русич не раз встречал на домах плакаты с изображением научной группы.

Как и следовало ожидать, первый батальон, в который завербовалось немало землян, возглавил Пол. По этическим соображениям программу «Воскрешение» закрыли, но около шестисот наемников по-прежнему оставались на Оливии. Часть воинов приняла предложение шотландца. Третьим батальоном назначили командовать Карса. Что тоже неудивительно. Властелин пользовался огромным авторитетом у мутантов. На торжественном вручении знамени Олесь увидел в строю старых знакомых: майора Дарквила и новоявленных лейтенантов Маквила и Планка.

Второй десантный полк скомплектовали исключительно из женщин. После долгого сопротивления военное руководство пало под натиском добровольцев из числа прекрасного пола. Свыкнуться с размеренной тихой жизнью гетеры не смогли и настойчиво просились в армию.

За четырнадцать лет аланской колонизации их родной материк преобразился неузнаваемо. Отстраивались города, работали заводы и шахты, по расчищенным скоростным магистралям неслись тысячи машин, космодромы непрерывно принимали челноки с переселенцами. Началось активное возрождение Тасконы. Основные созидательные функции, естественно, легли на плечи аланцев и выходцев из подземного мира.

Жителям поверхности было сложно столь быстро перестроиться. Цивилизация буквально обрушилась на них. Ломался вековой уклад жизни, изменялись ценности и цели, устанавливались новые законы и требования. То, что еще вчера считалось допустимым и даже желательным, теперь стало тяжким преступлением.

Труднее всего приходилось мутантам. Они прекрасно осознавали, что самим своим существованием шокируют людей. Тупиковая, никому не нужная, ветвь человечества. Что с ней делать? Данный вопрос не раз обсуждался в Совете. С одной стороны – это инвалиды, каковых немало в обществе, с другой – устойчивое генетическое отклонение.

Ученые провели тщательное исследование. На планете удалось выявить девятнадцать племен, имеющих ярко выраженные наследственные признаки. Их общая численность составляла примерно двести тысяч представителей. Капля в море. Ведь на Тасконе проживало еще порядка ста миллионов, так называемых, нетипичных мутантов. Вот где кроется главная проблема!

В конце концов, правительство решило не ограничивать мутантов в правах. Они обычно заключали браки между собой, держались довольно обособленно и на значительную власть в государстве не претендовали. Учитывая природную вспыльчивость и агрессивность некоторых видов, набор на воинскую службу оказался, как нельзя, кстати. Без скандалов и эксцессов, конечно, не обходилось. Каннибализм, старая вражда, пьяные драки. Трибунал, состоящий исключительно из мутантов, карал виновных без жалости и сострадания.

Быстрее всего ассимиляция протекала на Аскании. Сказывался высокий уровень интеллекта, сохраненная инфраструктура и единая общность граждан. В последние пятьдесят лет подземный мир активно влиял на жизнь материка, и многие руководящие должности в стране занимали ее агенты. Куда сложнее обстояли дела на Униме. Герцоги, графы и бароны не желали расставаться со своими привилегиями. Воевать же с монархами и убивать ни в чем не повинных солдат Союз не хотел.

Если переговоры ни к чему не приводили, армейское командование прибегало к акциям устрашения. Над дворцом владыки зависал тяжелый звездный крейсер, а четверка флайеров с ревом проносилась над самыми крышами. Иногда, для большей убедительности, пилоты производили предупредительный залп по какому-нибудь заброшенному месту.

Яркие, ослепительные лучи, взрывы и воронки, выжженная земля. После подобной демонстрации правители сразу шли на уступки. Тем не менее, освоение Унимы заметно отставало от темпов Аскании и Оливии.

Вот уже четыре года, как существует Союз Свободных Планет. За это время государство получило все внешние атрибуты. На флагштоках Тасконы и Алана развивалось голубое полотнище с огромным белым Сириусом в центре и двумя красными кругами, расположенными по горизонтали, обозначающими планеты. Похожее знамя когда-то имела древняя метрополия в период наивысшего могущества.

По поводу герба возникло много споров, но в итоге комиссия остановилась на изображении парящей птицы глиф. Распростертые крылья, серебристое оперение, мощный сильный клюв. Общенародное голосование подтвердило правильность выбора. Вскоре на боевых кораблях и станциях космического флота появились соответствующие знаки.

Конкурс на лучший гимн длился целых два года. Его неожиданно выиграл малоизвестный аланский композитор. Олесю данное творение казалось чересчур напыщенным и пафосным, но обе нации отнеслись к произведению благожелательно. Текст гимна с воодушевлением исполняли и дети, и спортсмены, и правительственные чиновники. Государство постепенно становилось на ноги.

Из всех землян в разведывательном ведомстве остался лишь Тино Аято. Да и то японец в основном занимался противодиверсионной работой на Алане. Случаев саботажа, умышленной порчи имущества и дерзких террористических актов еще хватало. Самурай в короткие сроки сумел добиться блестящих результатов. Десятки задержанных заговорщиков, предотвращенные взрывы и покушения. Уже через год Аято получил чин майора и возглавил самый сложный отдел – на материке Елания. Японец быстро прославился как умелый и чрезвычайно жесткий руководитель. При ликвидации одной из подпольных группировок, он, ни секунды не колеблясь, приказал уничтожить здание с забаррикадировавшимися террористами. Подчиненных Тино берег, но трусости и глупости не прощал.

10
{"b":"1723","o":1}