ЛитМир - Электронная Библиотека

Сидя в баре за кружкой пива, Храбров не раз вспоминал свой последний разговор с Агадаем. Отчасти монгол был прав. Несколько лет Олесь беспрекословно выполнял приказы аланцев. Но он не смирился и сумел добиться освобождения. Главное не сдаваться и бороться до конца.

В прошлом году Олесь, Тино, Крис, Пол, Карс и Олис взяли гравитационный катер и совершили десятидневное путешествие по Тасконе. Друзья хотели посетить места былых боев. Скорбный получился маршрут.

Транспортный челнок сел на космодром «Звездный». Его восстановили пару лет назад, и сейчас он функционировал на полную мощность. Стоя на бетонном покрытии, русич с интересом осматривался по сторонам. Ни одной знакомой детали. Руины расчищены, заросли кустарника срезаны, по периметру построены современные здания и сооружения. Вот пункт управления полетами, чуть дальше технические боксы, а сбоку – ремонтные мастерские. Проект, естественно, аланский.

– Здесь мы вступили в первую схватку, – задумчиво произнес Храбров, обнимая жену за плечи.

Рядом с группой опустился катер. Боковая дверца плавно открылась, ивпроемепоявилась голова Саттона.

– Прошу, господа, – с улыбкой вымолвил англичанин. – Прокачу с ветерком…

– Тоже мне, ас, – иронично заметил Стюарт.

Машина оторвалась от посадочной площадки, поднялась метров на четыреста и быстро полетела над верхушками деревьев. Минут через пятнадцать показался Лендвил. Эффектный крутой вираж, и катер приземлился на окраине города. Внешне поселение почти не изменилось. Те же маленькие домики, заросший оборонительный ров и обвалившаяся во многих местах крепостная стена. Вокруг ровные, с высокой травой поля и мирно пасущиеся стада конов. Стаи тапсанов давно истреблены, а наиболее осторожные особи ушли далеко в лес и вблизи населенных пунктов больше не появляются.

Что сразу бросилось в глаза, так это стоянка электромобилей в центре Лендвила и прямая, как стрела, магистраль, проходящая через город. Единственные признаки цивилизации. Хотя, нет… На всех домах установлены тарелки спутниковых антенн.

– Где же люди? – удивленно сказал Крис. – Сейчас одиннадцать часов утра.

Улицы Лендвила действительно были совершенно пустынны. Странная пугающая тишина. Ни детского смеха, ни звонких женских голосов, ни стука, ни скрипа. Город словно вымер. Путешественники неторопливо двинулись к ближайшему зданию. Они преодолели метров двадцать, когда впереди показался седой сгорбленный старик. Тасконец с интересом разглядывал чужаков, пытаясь понять, кто стоит перед ним. После некоторой паузы мужчина, наконец, спросил:

– Вы к кому?

– К Крику Саунту, – отчетливо выговаривая каждое слово, громко произнес Олесь.

– Не нужно так кричать, молодой человек, – с укором вымолвил старец. – Я не глухой. Саунт живет рядом. Пройдете четыре дома, повернете направо и…

Дальнейшие пояснения не понадобились. На улице появилась группа людей. Впереди шел человек, которого воины ни с кем не спутали бы. Несмотря на возраст, он двигался достаточно быстро. Крик распростер руки и радостно воскликнул:

– Олесь, Тино, Карс… Как же давно мы не виделись!

Встреча получилась необычайно теплой. Возраст делает людей более чувствительными. Процедура приветствия явно затянулась. Количество тасконцев увеличивалось с каждой минутой.

Вскоре вокруг землян образовалась толпа человек в сорок. Кто-то опирался на трость, кто-то утирал набежавшую слезу, кто-то тихо шептался с товарищем.

Русич отступил чуть назад и взглянул на Саунта со стороны. Мужчина сильно постарел. Прошедшие десять лет оставили на лице тасконца отчетливый след. Глубокие морщины, мешки под глазами, потемневшая кожа. Потускнел даже взгляд. Годы, увы, беспощадны.

– Как живете? – после долгой паузы проговорил самурай.

– Скучно, – с нескрываемой грустью ответил Крик. – В Лендвиле остались одни старики. К городу протянули шоссе, но мы все равно вдалеке от магистрали. Здесь нет работы. Молодежь уехала в крупные поселения и на стройки. Я как-то побывал в Фолсе. Космодром, порт, заводы, гигантские склады, грузовики движутся в несколько рядов. Мы привыкли к тишине и спокойствию. Родные поля, леса, реки. Менять уклад жизни на старости лет не имеет смысла.

– Понимаю, – кивнул головой Аято. – Мы, к сожалению, тоже не молодеем. У Олеся и Криса уже дети. Да и Пол не теряет время понапрасну.

– Попрошу без комментариев, – возмутился шотландец.

– Я многих не вижу, – осторожно сказал Саунт. – Жак, Линда, Олан. С вами была еще миловидная мутантка и такой, крепкий, широкоплечий парень. Его, кажется, звали Варлан…

– Вацлав, – поправил японец, тяжело вздохнув. – Они все, за исключением де Креньяна, погибли. Группа слишком часто сталкивалась с опасными врагами. Салан, к примеру, покончила с собой на Алане. Секретная служба Великого Координатора едва ее не арестовала. Жак после смерти жены исчез. Где он сейчас неизвестно.

Тасконец посмотрел на путешественников и скорбно произнес:

– Пусть земля им будет пухом. А мы помянем души несчастных.

Крик обернулся к женщинам и приказным тоном сказал:

– Девочки, живо накрывайте на стол! Надо достойно встретить дорогих гостей. Благодаря этим смелым воинам наши дети живут не под игом безжалостного Яроха, а в цивилизованном государстве. Разве мы когда-нибудь мечтали о таком?

В толпе лемов началось оживление. Внешность часто бывает обманчива. Местные жители действовали с невероятной скоростью. Уже через двадцать минут широкий длинный стол ломился от яств. Складывалось впечатление, что землян тут только и ждали. Разнообразные мясные блюда, диковинные овощи и фрукты, знаменитое вино.

Первый бокал, разумеется, за погибших. Тягостное молчание, опущенные вниз глаза, медленно текущая в рот пьянящая жидкость. Каждому из присутствующих было кого вспомнить. Впрочем, жизнь всегда берет свое. Постепенно люди переключились на более приятные темы. Кто-то рассказывал анекдоты, кто-то показывал голографические снимки внуков, кто-то обсуждал новые порядки. Внезапно Тино поднялся со скамьи.

– Друзья, я предлагаю выпить за этот стол. Именно за ним мы сидели четырнадцать лет назад во время первой экспедиции на Таскону. Он сохранился просто чудом. Потемнел, покосился, но уцелел. Тогда в отряде было двенадцать человек. Молодые, здоровые, полные сил. Сегодня здесь присутствуют лишь трое. Я, Олесь и Олис.

– Та амбициозная светловолосая девушка? – изумленно переспросил Саунт, не узнавший аланку сразу.

– Именно, – улыбнулся самурай. – Теперь она – госпожа Храброва.

– Кто бы мог подумать, – покачал головой Крик. – Тогда Олис выглядела несколько иначе. Грязная напуганная девчонка. Сейчас же – настоящая красавица.

– Кстати, гостиница, где мы спали, сохранилась? – уточнил Аято.

– Конечно, – проговорил тасконец. – Правда, строение давно заброшено и заросло травой.

– Ерунда, – сказал японец. – Я обязательно в ней переночую. Подобные эпизоды в жизни дважды не повторяются.

– Отличная мысль! – воскликнул слегка захмелевший Храбров. – Разместимся в своих комнатах.

– Лучше помолчи, – прошептала Олис. – Не стоит напоминать мне про ту брюнетку. Я ведь могу и задушить.

– Ревность – тяжкий порок, – иронично произнес русич, целуя жену в щеку.

Ранним утром земляне попрощались с лемами и продолжили путешествие. Гравитационный катер летел довольно медленно. Бывшие наемники с интересом рассматривали окрестности. Вот огромные машины ведут лесозаготовки, вот на недавно расчищенном поле сеют кражь, а вот идет строительство атомной электростанции. Маршрут отряда угадывался с трудом.

Над каменной грядой, где погиб Слим Бартон, Саттон завис. На краю скалы аланцы установили обелиск в память о сержанте. Для туристов сюда даже сделали специальный подъемник. Кое-где в расщелинах до сих пор торчат старые клинья. Выпив по бокалу вина, друзья двинулись дальше.

Расстояние, которое раньше преодолевалось за сутки, теперь покрывалось меньше, чем за час. Поворот на запад, и на горизонте показался Аусвил. Здесь уже три года работает специальная группа генетиков. Об этом Олис предупредила землян заранее. Садиться на поверхность англичанин не стал. После прихода колонизаторов долы покинули родные места и ушли куда-то на север. Ассимилироваться они наотрез отказались. Впрочем, никто и не настаивал. Каждый народ имеет право на самоопределение.

12
{"b":"1723","o":1}