ЛитМир - Электронная Библиотека

– Скучновато тут стало, – осушив кружку, с грустью произнес Тино. – Наверное, я старею. То и дело вспоминаю былые времена.

– Молодость не вернешь, – философски сказал Карс. – Я сижу в «Грехах и пороках» уже полчаса, и ни один человек не обратил на меня внимания. Пятнадцать лет назад властелина пустыни заметили бы сразу. Морсвилцы боялись нас. Теперь это история. Иное поколение, иные проблемы, иные мечты.

– Бессмысленный спор, – вмешался русич. – Я бы с большим удовольствием поднялся наверх.

– Вспомнил Вес… – Стюарт осекся на полуслове. После паузы шотландец проговорил:

– Извини, сам не знаю, как вырвалось.

– Ничего, – Храбров кивнул головой и крепко сжал в ладонях руку жены. – Веста была хорошей девушкой. Добрая, ласковая и несчастная. Столь ужасную судьбу она не заслужила. Упокой господь ее душу.

Олесь допил пиво и подозвал официанта.

– Приятель, – вымолвил русич, – мы бы хотели заказать номера на четвертом этаже. Желательно…

– Дальше не продолжайте, – поспешно произнес тасконец. – Выполнить ваше желание заведение не в силах. С комнатами огромные трудности, а про четвертый этаж и речи не идет. Там ведь ночевали наемники первой экспедиции. Места расписаны на несколько месяцев вперед.

– Черт подери! – выругался Храбров. – Четырнадцать лет назад получить номер было гораздо проще. Какая популярность.

Официант ничего не понял, но возмущенная тирада Олеся разрядила обстановку, и путешественники дружно рассмеялись. Посетители ресторана начали оборачиваться.

Подвыпившая компания явно не вписывалась в общую обстановку богатства и респектабельности. К гостям тотчас двинулся высокий молодой человек в черном дорогом костюме. Он остановился возле землян и вежливо представился:

– Господа, я распорядитель зала. У вас возникли какие-нибудь проблемы?

– Ни малейших, – отрицательно покачал головой японец.

Губы оливийца неожиданно расплылось в улыбке. Не скрывая эмоций, молодой человек радостно воскликнул:

– Господин Аято!

Переведя взгляд на других путешественников, распорядитель восторженно продолжил:

– Господин Храбров, господин Стюарт…

– Мы разве знакомы? – удивленно спросил самурай.

– Думаю, да, – сказал тасконец. – Неужели вы не помните маленького щуплого мальчишку, который сопровождал вас…

– Элан! – русич догадался первым. – Даже не верится. Ты вырос, возмужал и, похоже, сделал неплохую карьеру. Присаживайся к нам.

– Мне нельзя, – проговорил распорядитель. – Правила в «Грехах и пороках» очень строгие.

Он жестом отпустил официанта и поинтересовался:

– Я могу чем-то помочь?

– Мы бы хотели поселиться в своих прежних комнатах, – вымолвил Олесь. – Однако этот парень утверждал, что все номера заняты.

На лице Элана появилось сожаление. Тяжело вздохнув, тасконец произнес:

– Увы, Корк не солгал. Четвертый этаж давно зарезервирован. Был бы жив Нил, трудностей бы не возникло. Деньги для него ничего не значили. Под конец жизни хозяин стал особенно сентиментален.

Молодой человек понизил голос и добавил:

– Его сын порядочная сволочь. Редкий скряга. Он наверняка попытается покрыть неустойку за ваш счет. А потом еще будет хвастаться.

– Не переживай, – махнул рукой Храбров. – Нам уже пора идти. Надо посетить кладбище. Там похоронено немало друзей.

Земляне расплатились и неспеша зашагали к выходу. Прошлое действительно не вернешь. На улице стояла ужасная жара. Не выдерживали даже местные экскурсоводы. Они под любым предлогом затаскивали туристов в какое-нибудь заведение. Постепенно сектор пустел. Утирая пот, путешественники направились к кладбищу. Преодолев несколько кварталов, друзья остановились перед массивными металлическими воротами. Раньше ни их, ни забора не было. Над калиткой висела огромная табличка, оповещающая о том, что по решению администрации Нейтральной зоны захоронения здесь больше не производятся.

Пожав плечами, Карс громко крикнул. Вскоре перед воинами предстал смотритель. Недовольно что-то бурча себе под нос, оливиец подошел к воротам и отодвинул тяжелый засов. Невысокий коренастый мужчина лет пятидесяти со шрамом на левой щеке. Десять сириев значительно улучшили его настроение.

Кладбище сильно разрослось, и найти могилы товарищей оказалось нелегко. Тасконец любезно показал нужный квадрат. Покатые холмики, потемневшие от времени надгробные плиты, едва различимые надписи. Все лежат в ряд: Освальд, Талан, Генрих. Земляне, странным образом очутившиеся на Тасконе и нашедшие тут свою смерть. Парадокс! Путешественники протерли выбитые на камне буквы, чуть подравняли могилы. По рукам пошла бутылка крепкого вина.

Жизнь часто преподносит неожиданные сюрпризы. Когда-то Агадай их предал, убил Бартона, помогал Коуну. Но разве это сейчас важно? Талан был таким же рабом-наемником, как и остальные. Он просто сделал неправильный выбор. А кто из нас не ошибается? Бедняга Освальд Ридле погиб в схватке с властелинами пустыни, которыми командовал Карс. Теперь мутант является лучшим другом Олеся и Тино. Ирония судьбы. Нужно научиться понимать и прощать. Тогда злейшие враги превратятся в верных сторонников.

Длительное молчание нарушил японец.

– Вечная память солдатам удачи, – сказал Тино, выливая остатки вина на могилы.

Влага мгновенно впиталась в сухую землю.

Постояв еще минут пять, воины двинулись к выходу. У ворот чужаков терпеливо поджидал смотритель. В последний момент русич обернулся и тихо спросил у тасконца:

– Здесь раньше работал другой человек. У него была весьма запоминающаяся внешность…

– Кошмарный Дол, – сразу догадался мужчина. – Бедняга умер пару лет назад. В очередной раз напился, уснул и захлебнулся рвотой.

– Жаль, – с горечью проговорил Храбров, ускоряя шаг. Гравитационный катер поднялся над Морсвилом, на секунду завис и, быстро набирая скорость, устремился на запад. Следующая остановка в Фолсе. Там дозаправка и бросок через океан к Униме. Описывать дальнейшее путешествие не имеет смысла. Грустный скорбный маршрут. Могила Вацлава Воржихи, монастырь, где погребена Рона, городское кладбище Конингара со скромным холмиком над прахом Олана. Таскона, к сожалению, навивала лишь тягостные воспоминания. Каждый материк обильно полит кровью товарищей. Война безжалостно калечит души людей.

Земляне находились всего в семнадцати километрах от острова Сорго. Стоит направить туда машину, и через четыре минуты они доберутся до цели.

Невероятное искушение. Ужасно хотелось проверить, прав Байлот или нет. Действительно ли существует «Ковчег»? Не напрасны ли принесенные жертвы? Здравый смысл и дисциплинированность победили. Подавив в себе любопытство, воины полетели на космодром. Их короткий отпуск заканчивался.

Дверь плавно отъехала в сторону, ивкабинет буквально ворвался капитан Старкс. Он руководил отделом внешнего наблюдения. В его распоряжении было два десятка эсминцев, которые по специальному графику ныряли в гиперпространство и несли в нем патрулирование. Работа, сопряженная с немалым риском. За четыре года аварии случались трижды. Один корабль так и не сумел преодолеть световой барьер. Тем не менее, отказаться от боевого дежурства военное командование не могло.

– Господин майор, – выкрикнул офицер, – у нас серьезные проблемы!

Судя по взъерошенным волосам, расстегнутой верхней пуговице кителя и излишне официальному тону, дело явно не терпело отлагательств. Обычно Старкс субординацию не соблюдал. Они вместе создавали систему внешних постов и набирали штат сотрудников.

– Сядь в кресло, успокойся и говори, – вымолвил русич, снимая перчатку.

– Какое к черту спокойствие! – воскликнул капитан. – Десять минут назад из гиперпространства вышел «Удар-17». Эсминец движется к «Альфе-1». Командир передал в эфир одну короткую фразу: «Пожар разгорается».

Это сообщение кодовое. Его придумал сам Олесь. Оно означало, что вблизи Сириуса появились неизвестные корабли. Разумеется, о целях чужаков оставалось только догадываться. На осмысление полученной информации потребовалось несколько секунд.

14
{"b":"1723","o":1}