ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Могила для бандеровца
Августовские танки
Трамп и эпоха постправды
Мертвый вор
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Так случается всегда
Стеклянное сердце
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Камни для царевны
A
A

Но это все неинтересно. Вот сейчас напьется, перестанет вообще соображать. И будет смеяться, и даже стонать будет, когда он ее…

– Пей, пей, дорогая, еще много. Тебе чего, вина, коньяка?

Руслан наконец наелся, облизал жирные пальцы и откинулся на спинку дивана. И принялся орудовать зубочисткой во рту, выковыривая застрявшие волокна мяса.

– Как думаешь, готова? – спросил Арслан, похлопав девушку по щеке, от чего та потеряла зыбкое равновесие и чуть не свалилась со стула прямо на пол.

– Тебе виднее. – Руслан пожал плечами и смачно икнул. – Это ты ее собираешься, а не я.

– Так ты что, не будешь? – удивленно воскликнул чеченец.

– Нет, не хочу сейчас. Может, потом, после тебя.

– Ну как хочешь. – Арслан с хищной улыбкой посмотрел на свою добычу.

Девушка раскачивалась из стороны в сторону, как дрессированная кобра, и удивленно оглядывалась вокруг. Нет, она не потеряла память, она прекрасно осознавала, что с ней происходит. Двое чеченцев затащили ее в отдельный кабинет и собираются насиловать. Только это совсем не показалось ей таким уж страшным, а даже наоборот, скорее забавным. Зачем-то напоили ее, сейчас начнут приставать, лезть под юбку, а она ужасно боится щекотки. Вот этот уже начинает, уже полез…

– Ой! – официантка смешно взвизгнула и свалилась со стула прямо на ковер. – Ой, щекотно.

– А ты сама, сама, – засмеялся Арслан, расстегивая на себе рубашку. – Давай, дорогая, не стесняйся, тут все свои.

– А я и не стесняюсь! – Официантка через голову стянула блузку, выставив напоказ шикарную грудь, упакованную в атласный бюстгальтер. – Это ты стесняешься.

– Эй, перестань. – Руслану вдруг стало неприятно. – Если хочешь трахнуть ее, иди в свой номер.

– Да ты что, я ее до номера не дотащу, – захохотал Арслан, глядя, как она смешно пытается устоять на одной ноге, стаскивая с себя чулок.

– А мне что? Я тут ем, а ты будешь ее трахать.

– Так ты ж поел уже? – Арслан начал злиться.

Против Руслана не попрешь, но и официантку отпускать нельзя. Пьяная женщина – редкая добыча.

– Нет, не поел. Я еще есть буду. – Руслан с трудом выбрался из объятий мягкого дивана и сел за стол. – Эй, что там у вас на десерт?

– У кого? У нас? – Девушка удивленно, даже как-то возмущенно посмотрела на Руслана и пожала голыми плечами. – Мороженое у нас, пятнадцать сортов, фрукты, пирожные всякие.

– Ну так неси.

– Нет, тут оставайся. – Арслан схватил ее за руку.

– Эй, я че сказал? – Руслан злобно посмотрел на нее.

– Она со мной будет. – Чеченец толкнул ее на диван.

– Э-э, ты что? – Руслан удивленно посмотрел на товарища. – Ты из-за бабы, что ли, будешь с братом со своим драться?

– Это ты будешь… – Арслан почувствовал, что у него ноги как ватные, но отступать было уже поздно. – Я тебе сказал, что трахать ее буду, ты сказал – давай. А теперь вдруг не нравится.

– Эй, мальчики, можно я выйду? – тихо заскулила откуда-то из угла официантка. – Мне плохо.

– Сиди тут! – грозно рявкнул Арслан.

– Пусть идет. – Руслан отпер дверь.

– С места тронешься – тебя зарежу и маму твою. – Слова предназначались девушке, но смотрел Арслан прямо на здоровяка Руслана.

– Ой, мне совсем плохо… – Девушка вскочила и на негнущихся ногах направилась прямо к двери, прикрывая рот ладонью. – Совсем плохо…

– Я сказал, сиди! – Арслан схватил ее за руку и хорошенько тряхнул.

И еле успел отскочить в сторону от того потока, который хлынул из официантки.

– Э-э, ты что делаешь?! Сука. Ты что делаешь?! Ты выйти не могла?! – закричал он. – Ты нам весь обед испортила, паскуда, да я тебя за это!…

Он уже размахнулся, но его запястье вдруг оказалось в крепких пальцах Руслана.

– Оставь ее. Она хотела выйти, ты сам ее не пускал, – спокойно сказал Руслан, с отвращением глядя на скорчившуюся на полу фигурку голой официантки, которую буквально выворачивало наизнанку от непрекращающихся приступов рвоты.

– Только весь обед испортил, – вздохнул он, вынул сигарету и закурил. – Эй, кто-нибудь! Уберите тут!

Уже через минуту трое человек носились по кабинету с ведрами, щетками, тряпками, унося посуду, сворачивая безнадежно испачканный ковер и откачивая потерявшую последние остатки человеческого облика официантку.

А в соседнем кабинете для Руслана и Арслана уже накрывали для десерта…

Скоро Арслан и Руслан уже обнимались, хохотали, вспоминая пьяную официантку.

Шакир все это время молчал. Не вмешивался. Ему было почему-то совсем не весело.

Они дурачки, думал он, они смеются, потому что никогда в жизни не воевали. А я знаю, что такое война. Нет, не танки и самолеты, а настоящая война между людьми. И эта война началась.

– Шакир, пойдем есть! – позвал Арслан.

– Иди наедайся, – ответил Шакир мрачно, – пока живой.

Глава 24

Пока не скрылся из виду «математик», он все смотрел ему вслед, словно стараясь разгадать его мысли и действительные намерения. Естественно, за ним стояли другие силы, они-то уж до поры до времени будут оставаться в тени, но непременно потребуют свой кусок пирога. Кто же все-таки умудрился снять убийство американца на видео? Карченко решил еще раз подъехать на место преступления.

Это произошло больше года назад. Вечером.

Значит, света могло не хватить. Хотя, с другой стороны, современная «восьмерка» с ее разрешающей способностью, да в умелых руках… Впрочем, он не знал, в чьих руках могла оказаться камера в тот вечер и как умудрился киллер, если это был профессионал, не заметить, что его снимают.

Секьюрити пересек площадь и остановился на пятачке. Кругом бурлил народ – рядом вокзал. Здесь толчея до самой глубокой ночи. Да и ночью вовсе не безлюдно. Чуть поодаль, всего метрах в ста, стеклянная витрина павильона: обувь, кожа, игровые автоматы, орг– и видеотехника.

Какая-то мысль назойливой мухой билась в мозгу. Он снова медленно пересек дорогу и пошел вдоль витрины. Продукция его как покупателя не интересовала. Он искал ту вещь, которая послужила толчком для зарождения мысли. Карченко разглядывал плейеры устаревших модификаций, на которые мог клюнуть разве что провинциал из глубокой дыры Малороссии; вполне сносные по виду кофры с яркими картонными вкладышами. Изготовленные в Китае и Индии, они к концу сезона непременно расползутся по швам. Видеокамеры… Вот! Конечно, видеокамеры. Карченко представил себе, что неизвестный мог купить камеру именно здесь и именно в тот вечер. Опробовал ее вместе с продавцом, потом, даже не запаковывая в коробку, взял в руки и начал снимать все подряд: вокзал, часы, сквер, толпу потенциальных пассажиров, гаишника – вон он, какой пузан стоит. И почему это инспекторы всегда так расставляют ноги? Для солидности? И так боров.

Вполне убедительная мотивировка для съемки. Теперь надо было решить, кто это мог быть. Ни один здравомыслящий человек здесь, на площади, видеотехнику покупать не будет. Для этого есть соответствующие магазины. Дороже, но с гарантией.

Или это транзитник, и тогда ищи ветра в поле, или… Или это иностранец, у которого забарахлила техника и он может себе позволить купить не лучшую модель, которую у себя дома выбросит или отдаст детям. И тогда понятна спешка, почему купили здесь. Кого-то провожали. Хотели отснять последние кадры в столице, а дальше поезд, возвращение…

Возможно, надо искать пассажира или пассажирку, иностранцев, которые в тот вечер уезжали поездом. Возможно, он или она взяли кассету с собой. А что, если снимал иностранец и сделал презент провожавшему человеку? Ну, это было бы счастье!

Карченко даже тряхнул головой, когда мысли приняли такое романтическое направление.

Он решительно толкнул входную дверь и подошел к продавцу. Продавец сразу поскучнел, стоило секьюрити отказаться от покупки.

– Как видно, спрос у вас невелик, – констатировал Карченко и представился: – Я из отеля напротив. Вот моя визитка. Надо будет, могу помочь.

23
{"b":"1724","o":1}