ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А захочет?

– Кто? Страусиха? Да кто ее спрашивать будет.

– Природа.

– Природа? А ее кто спрашивать будет? Вы журнальчик-то возьмите. Пригодится. На ночь, знаете, хорошо. Что вы, клонирование – это так модно теперь!

Чарли с тоской подумала, что вот сейчас, сию минуту, рушится прекрасная идея о страусиной ферме. Как и все женщины, Чарли в глубине души была мечтательница, и только впитанная с детства аксиома, что за всеми идеями в конце концов должен стоять реальный труд, реальные деньги и затраченное время, заставляла ее трезво оценивать все поступающие предложения. Нечего было и думать о том, чтобы предъявлять этого «ковбоя» акционерам. Разве что в качестве шута.

– Ну, спасибо, что зашли.

Она встала и протянула руку попрощаться. Но не успел удивленный фермер взять ее ладонь в свою, как за дверью в приемной раздался посторонний шум. Кто-то явно рвался в кабинет, а секретарь, верная своему долгу, стояла насмерть.

Внезапно «ковбой» изменился в лице:

– Ну я побежал, да? Вот журнальчик. Я заскочу попозже… У вас тут ведь один выход? Ах, как не хорошо. Как глупо у вас тут устроено..

Дверь открылась. Видимо, напор на секретаря был таков, что сопротивление ее бесславно закончилось, а кнопку вызова секьюрити она нажать не успела. В офис ввалился тучный мужчина с круглой лысой головой и большим носом. Прямо-таки чудовищных размеров носом.

– Вот ты, гнида, где!… Меня там не пускают, а он тут как тут. Тебе сказано было внизу ждать, скотина безрогая!

– Не имеешь права. Мой сын яйца из загранки привез! – крикнул «ковбой» и спрятался за спину Чарли.

– Те, которые тебе дали, ты по пьянке побил! Нет, вы на него посмотрите, его взяли в город… Батарейки купить, гад, собрался, а он меня же внизу милиции сдал и мою же ферму продавать собрался!

– Подождите, господа, давайте по очереди. Это ваша ферма в Зарайске?

– Моя, – сказал вновь прибывший.

– Наша, – сказал «ковбой» не моргнув глазом и снова прячась за спину Чарли.

– Я тебе дам «наша»! – надвинулся на Чарли обиженный.

Чарли нашла единственно правильный выход из этого положения. Она уронила стакан с виски. Звук бьющегося стекла заставил всех замолчать.

– Так… – сказала Чарли. – Ферма – ваша?

Лысый кивнул.

– И вы не собираетесь скрещивать индюков со страусами?

– Боже упаси. Это мой племянник. Он раньше в колхозе зоотехником был. Всех по миру пустил со своими проектами. Пускай своих попугаев с курями крестит. Я ж пожалел его. Пусть, думаю, у меня на ферме пока птичье гов… грязь убирает. Может, чему научится. Потом смотрю, страусы какие-то нервные стали. А этот гаденыш по ночам ходит, уговаривает их скрещиваться… Тимирязев недоделанный… Мичурин лысенковский…

– Ты за наукой следи, темнота!… Клонирование!…

Чарли поняла, что сейчас все начнется снова, и подняла над головой еще один стакан.

– Не надо! – остановили ее.

– Давайте ваши бумаги. Я посмотрю. Идея мне нравится. Вы посчитали, в какую сумму обойдется модернизация и оснащение вашей фермы?

Лысый кивнул и протянул обычную картонную папочку с ботиночными шнурками.

Чарли мельком взглянула на бумаги. Главным образом ее интересовала конечная сумма. И хотя написано было от руки, но прилежным почерком. Все можно было разобрать.

– Понятно? – встревожился фермер. – Дочка всю ночь писала. Она у меня счетовод.

– Не мало? – спросила Чарли.

– Будет мало, еще попросим под залог.

– Нет. Так не пойдет. Капельные вливания нужны при уже хорошо отлаженном деле. А мы с вами имеем еще очень и очень молодое предприятие.

Чарли взяла со стола ручку и приписала к конечному результату еще два нуля.

Лысый вытащил носовой платок и вытер блестящую поверхность головы. Крякнул.

Чарли показалось, что она слышит, как скрипят мозги в голове у этого русского фермера.

– Давайте сделаем вот что, – сказала Пайпс. – У меня сегодня очень важное собрание. Мы будем решать финансовые вопросы. Вы не могли бы задержаться у нас на один день? Номер предоставим. Я хотела бы познакомить вас с некоторыми людьми. Вы сможете внятно рассказать о своей ферме? Каким видите ее будущее? Финансовые затруднения… Впрочем, у вас есть время подготовиться. Мой секретарь поможет.

Чарли вызвала секретаря и проинструктировала ее относительно номера, а также насчет помощи фермеру. Необходимо было отсканировать его бумаги. Привести их в соответствие со стандартом и размножить в десятке экземпляров.

Принципиально идея была неплоха. Кроме рассмотрения вопросов о поставщиках оборудования, продуктов, открытия сети мини-шопов, рассмотрения докладной Корзуна о мерах по улучшению пожарной безопасности она хотела втиснуть в выступление перед акционерами этого фермера. Интуитивно Чарли чувствовала, что может наступить очень напряженный момент и тогда необходима будет разрядка. В качестве разрядки она намеревалась подкинуть им русского мужичка из Зарайска. Он ей понравился. Понравится ли им, сейчас ее не интересовало, но то, что часть огня он возьмет на себя, – это к гадалке не ходи. Конечно, если бы она располагала полноценным компроматом на чеченцев, все было бы проще. Но в данный момент она им не обладала.

Никаких угрызений совести Чарли не испытывала. Усилиями этих людей отель, не успев как следует зарекомендовать себя, начал скатываться к Дому колхозника. А они еще требовали открыть тут казино. Она уже успела оценить московскую среду и возможные последствия организации подобного предприятия под одной крышей с гостиницей. Москва не Монте-Карло и даже не Лас-Вегас. И так тут из русских одни бандиты останавливаются.

Чарли вызвала секретаря и попросила ее найти Карченко. Ей во что бы то ни стало необходимо было узнать, сумел он достать обещанный компромат или нет. Не хотелось идти на амбразуру с голыми руками. Правда, у нее на руках финансовые расчеты. В конце концов, бизнесмены должны ценить реальные цифры.

Карченко на месте не оказалось.

Глава 29

С 11 часов утра до полудня

– … Это они выходят из дома. Целуются. Он в свою машину садится, а она в свою. А вот это джип, который у него на хвосте повис. Тут номера не очень хорошо видно, там дальше есть крупнее.

– Ничего, нормально. – Карченко отложил фотографию и взял следующую: – А это?

– Плохо получилось, – фотограф развел руками. – На ходу снимал, а водила на люк наехал как раз в этот момент. Тряхнуло маленько.

– А на видео этот момент есть?

– Есть, конечно.

– Ну так неси. – Карченко захлопнул папку со снимками и посмотрел на двух парней, возившихся с кабелем. – Долго еще?

– Нет, не долго. – Один из них поправил очки на блестящей от пота переносице. – Еще минут двадцать.

– Вот. – Фотограф сунул в видеомагнитофон кассету и нажал кнопку воспроизведения.

На экране появилось шоссе. Снимали из окна движущегося автомобиля. Машину Калтоева Карченко узнал сразу.

– Ну почему чурки так любят красное и блестящее? – ухмыльнулся он, глядя, как шикарный автомобиль припарковался у обочины.

– Вот. Они тоже остановились, – фотограф ткнул пальцем в монитор.

– Да не тычь ты! Замучился за вами протирать! – Карченко хлопнул его по руке.

Джип остановился, и из него кто-то вышел. Но кто, Карченко рассмотреть не успел, потому что машина с камерой, не останавливаясь, промчалась дальше.

– А что я мог сделать? Нет, ну что я мог сделать? – начал оправдываться фотограф. – Через три полосы рулить? Ты же знаешь, какой там поток в это время!

– А я ничего и не говорю. – Карченко улыбнулся и пожал плечами. – Ладно, и на этом спасибо. Иди.

Фотограф ушел. Парни продолжали возиться с аппаратурой. Карченко спрятал фотографии в ящик стола и вынул оттуда диктофон. Сунул в ухо наушник и отмотал пленку назад.

«… Я никогда не мечтала конкурировать с пятизвездочными отелями моей родины, но и создавать предприятие, подобное тем, что существовали в России раньше, не собираюсь. Есть один путь изменить ситуацию. Акционирование. Вы понимаете, о чем я говорю?..»

33
{"b":"1724","o":1}