ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Повадились к нам церковные крысы. Как медом намазано. Другое дело, когда турмалаи гуляют, – посетовал швейцар на контингент, назвав адвентистов крысами, а финнов турмалаями. Впрочем, последнее переводилось совсем легко – лесорубы. Когда они гуляли, работы у Карченко прибавлялось. Прибавлялось ее и у проституток. Но Светка турмалаев не любила. Никакой широты души. Деньги тратят скупо, пьют много. Бывалые дамы Одессы, откуда была родом Светка, любили вспоминать китобоев флотилии «Слава». Вот уж когда город превращался в одно веселое карнавальное сборище. И все с оттенком купеческой гульбы и бросания пачек денег в толпу дам у входа в Дом моряка. Иные сразу покупали мотоциклы и носились, очумело-пьяные, по ночным улицам, пока не убивались насмерть или не продавали свои агрегаты с похмелья за бесценок. Всего этого Светка не видела, так как была в то время еще в незрелом состоянии. Но по тем же рассказам знала, что орденоносный коллектив во главе с руководством чуть было не загремел почти целиком на зону. Они сменили район промысла и пошли в Антарктиду. Идти надо было через экватор, а суда к такому переходу готовы не были. Жара сделала свое дело. Один за другим стали умирать от теплового удара мотористы. Сначала смертельные исходы скрывали, потом это стало бессмысленно. Их отозвали, и снова пришлось возвращаться через южные широты.

Выгружали трупы ночью. Полупьяные крановщики уронили контейнер в воду. Вызвали водолазов. Но чем больше людей принимали участие в операции, тем больше по городу ползли слухи, и уже ни одна попытка отмазаться перед родственниками большими деньгами успеха иметь не могла.

Светка поднялась в бар, кивнула бармену, заказала себе коньячный коктейль – ей необходимо было встряхнуться. Это потом она будет пить подкрашенную воду, которую ей приготовит бармен, а теперь можно.

Ей не нужно было вертеть головой, высматривая клиента. Она, как опытный вор-карманник, обладала уникальным боковым зрением. Группа туристов, семейная пара – абсолютно неинтересная публика. Однако краем глаза Светка уловила в глубине зала какое-то шевеление. Ага. Старичок. Уж не тот ли, которого она упустила в комплексе? Света повернулась в профиль. Ей однажды сказали, что он у нее греческий. Светка специально сходила в Пушкинский музей. Настоящий греческий ей не понравился. Ее был лучше. Кроме того, тонкое платье, простенько, но со вкусом, подчеркивало ее грудь. Третий номер. Торчком. А больше и не нужно.

Старичок поднялся и подошел к стойке. Светка навострила уши. Он заказал виски без содовой. Ого… Похоже, что именно этот старичок уморил банщика. Костюм от Ле Монти. Это ничего, это средний класс. Трубочка у старика интересная. Крышечка на ней золотая. Светка ощутила, что занятный старичок пользуется тем же приемом бокового зрения. Ничего. Скоро надоест. Все-таки глаза немолодые, устанут. Вот, устали. Теперь повернул голову. Разглядывает.

Пайпс сразу заметил красотку, как только та вошла. Годы не те, а то бы он непременно завязал разговор. И одета не крикливо. Так проститутки не одеваются. А впрочем, кто их знает, русских проституток. А может, попробовать? Сегодня в бане он был ого-го.

И Пайпс решился…

Глава 33

Здесь в баре Пайпсу не было смысла притворяться на немецком, и он сразу начал на родном языке:

– Разрешите присесть за ваш столик? Если вы кого-то ждете, сразу уйду, не буду мешать. Думаю, что мой возраст не вызовет у вашего приятеля приступа ревности.

Света улыбнулась:

– Я слышала про одного пожилого джентльмена, который совсем недавно уморил профессионального банщика. Так что возраст возрасту рознь.

Теперь пришел черед улыбаться Пайпсу.

– Там, откуда я родом, много лесов. Мой отец очень любил индейскую баню. Все хвори выгоняет. Ваша тоже хороша.

– Вы… – она подыскивала слово, – дровосек?

– Сейчас так не говорят. Лесорубом был мой отец. Разрешите вас угостить?

– У меня свой напиток.

Она сделала знак бармену, а тот тут же отправил к ней своего помощника.

– Разрешите мне хотя бы оплатить ваш заказ?

Света кивнула и улыбнулась. Помощник налил ей и поставил бутылку на столик. Старик снова заказал виски. На этот раз с содовой. Она сразу поняла, что собеседник не так прост. Во всяком случае, первая порция у него тоже была для разгона. Ну что ж, посмотрим, кто кого объедет по кривой, подумала Света.

– Хотя мне в молодости тоже приходилось валить деревья. Бывало, что на спор мог свалить ствол на спичечный коробок.

– И все-таки вы не похожи на лесоруба.

– На кого же я похож? – не понял и обиделся Пайпс.

– На бизнесмена. На преуспевающего бизнесмена. Костюм от Ле Монти – это маскировка?

– Почему?

– Трубка у вас больно занятная. Номерная.

– Вы не правнучка Пинкертона?

– Я из рода Шерлока Холмса.

Нет, подумал Пайпс, ты, детка, из рода Мата Хари. И за платьицем этого не спрячешь.

Подозрение надо было проверить, благо возможность представилась – дама решила поправить макияж. Она последовала в дамскую комнату, а Пайпс быстренько плеснул себе в стакан ее напитка из бутылки, сделал глоток, потом понюхал стакан. Ни одного градуса спиртного и в помине не было. Что ж, теперь будет знать, как одеваются русские проститутки. Прием с подкрашенным питьем известен всем проституткам мира. Известен он и бывалым мужчинам.

Одного не учел Пайпс. Она не была в дамской комнате, а наблюдала за его действиями.

Да, это действительно не простой старичок. Хотя и такой вариант был не плох.

А Пайпс подумал, что им было бы исключительно просто общаться, если бы она знала про случай в бане. Не про идиота банщика, который попробовал проверить его на вшивость, а про физиологию. Но как сказать, как намекнуть, не говорить же открытым текстом?

– Если мы заговорили о бизнесе, им занимается моя дочь. Собирается открыть в России ресторан, возможно, гостиницу… Что-то вроде этого… Вот вы русская. Вас здесь знают. Я заметил, как вы переглядывались с барменом. Да и его помощник вам симпатизирует. Иначе почему бы это он взял с меня за бутылку разбавленного сиропа семьдесят два доллара. Это цена очень приличного вина.

– Вот так выясняется, кто из нас Пинкертон, – криво улыбнулась Света.

На самом деле ей было нисколько не обидно. Ну догадался. И что? Неужели она не поняла сразу, что это не шанс… Поняла.

– Вечером я приглашаю вас в ресторан, а сейчас хотел бы узнать ваше мнение о заведении. Идет? Консультация будет оплачена отдельно.

– Согласна. Давайте, мистер, берите что-нибудь покрепче. Обожаю бурбон. Ох и надеремся мы с вами, лесоруб…

Все точки наконец расставлены. Обоим стало легче.

– С чего бы начать? – задумалась она.

– Начните с загадочной русской души.

– Не такая уж она загадочная. Весь вопрос в том, кто задается этим вопросом. Если спрашиваешь саму себя – это одно. Тут недолго и запутаться. Можно в психушку попасть или стать, скажем, Достоевским или Куприным.

– У вас хорошее образование.

– Да есть немного. Моя мама была школьной учительницей. Так вот. Если пожить здесь некоторое время, сразу поймешь, что наше кредо – заставь дурака Богу молиться, он и лоб разобьет. Вы, скажем, легко отказываетесь от одной идеи и беретесь за другую, мы же прем до конца, даже если ясно, что в конце никакого света. Тупик. – Света напрягла все свои извилины, вспомнила почти дословно разговоры пьяных клиентов, которых после соития тянуло пофилософствовать о России.

– Какое это имеет отношение к отелю?

– Нам все Европы хочется, Америки. А не нужно. У русских есть чем гордиться и без этого. Вот недавно Масленица была. В ресторане осетрина первой свежести, прибамбасы разные, а лучше поставили бы на каждом углу лоток с баранками, блинами и гурьевской кашей и угощали иностранцев бесплатно. И ложек бы сувенирных на заводе заказали. И все бесплатно. Копеечное дело для отеля, а всем запомнится, потому что у вас бесплатно только сыр в мышеловке.

38
{"b":"1724","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Перстень Ивана Грозного
Корона из звезд
Шепот пепла
Скажи маркизу «да»
Персональный демон
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Палачи и герои
Удочеряя Америку
Альвари