ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пайпс задумался.

– Легализовать проституцию. Ведь что происходит? Сплошная обираловка. Вон какую морду наел. И не он один, – сорвалась на больную тему Света.

– Это вопрос спорный. У нас тоже не везде позволено.

– Хорошо. Оставим. Но вы ведь не ханжа. Вон идут два человечка.

– Геи?

– Из них такие же геи, как из меня мать Тереза. Я заметила, как они оба на меня поглядывали. Нет. Кто угодно, но не гомики. Но черт с ними. Не в этом суть. Суть в отношении к ним. Кто слишком сильно убеждает, тот никогда не убедит.

– Вы хотите сказать, что это нарочно? Но с какой целью?

– Вот уж не спрашивайте. Знаете, когда собаку отвлекают от собственной задницы, всегда имеют при себе кусок мяса, чтобы бросить подальше. Может, они шпионы? Ура, я разоблачила шпионов… Ой, мне, кажется, хватит. Уже окосела. Не надо бы так много. У нас впереди еще вечер…

Пайпс машинально кивнул. Его сильно заинтересовала странная парочка. Старик был далек от прозрений Ставцова. Он видел эту парочку в бане.

Но какова девчонка! Если она права, надо познакомиться с ними поближе. Пайпс извинился. Проститутка с легкостью приняла извинения и сказала, что ей самой надо привести себя в порядок, а разговор о гостинице они еще продолжат за ужином. Пайпс направился прямиком к столику лжегеев.

– Разоблачать шпионов решили? Правильно. Только ведь они ваши шпионы, американские. Несолидно может выйти. Соотечественники все-таки, – бросила она напоследок и вышла из бара.

Впрочем, Пайпсу так и не удалось поговорить с сомнительными соплеменниками, те куда-то торопились, а наряд их, далекий от совершенства, недвусмысленно давал понять, что ребятки просто бегут от кого-то. Историю их странного появления Пайпс узнал позже.

Сейчас важно было другое: он узнал этих ребят. Видел в отделе контроля Ассоциации прав потребителей при ЮНЕСКО.

Глава 34

– «Treasure»! «Treasure»! Мы очень любим «Treasure»! «Treasure» – это мы! «Treasure» – это я!

Толпа крашеных и стриженых подростков визгливыми голосами скандировала эти лозунги у входа в гостиницу, распугивая бедных постояльцев. И с каждой минутой эта толпа все росла и росла. Подростки пили пиво, швырялись банками в чопорных старичков и дико хохотали, думая, что тем самым представляют панк-культуру в нашей стране.

Это было что-то невозможное. Пришлось вызывать даже наряд конной милиции. Лошади вызвали еще больший восторг у детишек. Их хотели напоить пивом, накормить жвачкой, кто-то даже попытался подпалить хвост одному коню, чуть не лишившись при этом не только зубов, но и головы.

– «Treasure»! «Treasure»! «Treasure»!

Рэбидж лежал на полу в своем номере и ничего этого не слышал. Вокруг кто-то бегал, тряс его за плечи, пару раз шлепнул по физиономии, но ему было абсолютно все равно. Он смотрел в космос и улыбался своим видениям. Ему было хорошо.

– Вставай, вонючка! Эй, ты, засранец! Поднимай свой обколотый зад и тащи его на пресс-пати! Ты, козлина, я тебе говорил не тянуть последний косяк! Подъем, пельмень! – отводил душу Эрл.

Но Рэбидж только улыбался и удивленно смотрел сквозь потолок.

А в вестибюле, с презрением поглядывая на бушующих фанатов и с еще большим презрением – друг на друга, кучковались всевозможные репортерищи, репортеры и репортеришки, милостиво приглашенные на пресс-конференцию, посвященную прибытию в Россию самой современной и ультракультовой панк-группы «Treasure», что на родном языке означает «Клад».

– «Treasure»! «Treasure»! Мы ищем «Treasure»! – Мальчики и девочки писали кипятком на улице, готовые каждый отдать по нескольку лет жизни, лишь бы проникнуть внутрь отеля, лишь бы постоять рядом с величайшим мега-поэтом современности Рэбиджем, который…

Который в этот момент изрыгал из себя мутные потоки, силясь направлять их хотя бы примерно в сторону унитаза.

– Давай! Это круто! Рэбидж поет свою любимую песенку! – хохотали и бесновались его разудалые спутники.

Потом кумира современной молодежи затолкали под холодный душ, потом врубили кипяток, от чего он заревел, как медведь, и только потом выпустили на публику, чуть не забыв натянуть на него штаны и майку.

– Скажите, как вам понравилось в России?..

– Что вы думаете о русских девушках?..

– Ваши впечатления от Москвы?..

И все время щелк, щелк, щелк. Вспышки через глазницы прыгают прямо в мозг и – шарах по нему, шарах… Рэбидж морщился, стараясь сфокусировать шевелящиеся пятна, и ворочал языком, бормоча что-то невнятное. А сзади уже накрыт стол. Там и водочка, и винцо, и бутербродики халявные. И так хочется плюнуть на все это и…

– Ваши планы на будущее?..

– Вы употребляете наркотики?..

– Как вы относитесь к сексуальным меньшинствам?..

Он долго морщил лоб, собирая в кучку мозги, и наконец выдал:

– Я не вижу ваших рук! Покажите ваши руки!

Одна из особо экзальтированных девиц завизжала, замахала руками. Но ее довольно вяло поддержали, и весь ее благородный порыв показать кумиру руки быстро сошел на нет.

Но как ребенок – стоит ему начать говорить, уже не останавливается, так и Рэбидж – мысль его сначала медленно, с грохотом, как чугунное ядро, а потом все быстрее и быстрее покатилась по голове.

– В России очень клево! Я люблю тебя, Россия!… Русские девушки самые крутые в мире! Я очень хочу родить ребенка от русской девушки. Вернее, чтобы мы с ней… То есть чтобы она со мной… Ну короче, вы поняли. Мне нравится Москва! Москва, ты слышишь меня?! Москва – это круто! Это типа большой город! Москоу, Москоу!

– Уау-у! Йес-с-с! – кричат радостные журналисты.

– В будущем я хочу типа в кино сняться и все такое! Кино – это круто! Это класс! Наркотики – говно! Наркотики – фу-у-у! Я никогда не ем наркотики! Не есть наркотики – это класс! А педики – это круто! Я люблю педиков! Я люблю вас, педики! Я всех люблю!

Он еще долго выкрикивал всевозможные лозунги и смеялся, напоминая всем двух героев одного очень популярного мультипликационного сериала. Потом он пригоршнями швырял в толпу пригласительные билеты на свой концерт в Токио, который состоится через четыре месяца, после чего со слезинкой в глазах рассказывал всем, как в детстве видел сбитого машиной котенка и это так потрясло его, что он решил посвятить себя искусству.

Ну а потом народ наконец допустили до стола. Рэбиджу и его приятелям это зрелище очень даже понравилось. Так клево было смотреть, как они толкаются и вырывают друг у друга несчастные бутерброды, как пара крепких мужичков, локтями рассекая субтильных девок, хватает бутылки с вином и втихаря уволакивает в угол, где прячет по сумкам.

– Это настоящее панковское пати! – заорал вдруг Рэбидж и от избытка чувств решил полить этих милых людей пивом. – Я вас всех люблю!

Но его намерение журналистам почему-то не понравилось. Они завизжали и стали шарахаться от него в разные стороны, сбивая друг друга с ног.

Тогда Рэбидж схватил со стола три банки пива и, расталкивая вежливых администраторов, ринулся на улицу, к орущей толпе.

– «Treasure»! «Treasure»! К нам валит «Treasure»! – радостно закричало племя молодое, незнакомое и…

И милиционеры не смогли сдержать поток эмоций прогрессивно настроенной молодежи. Лопнула сначала цепочка, потом чуть не свалилась с ног бедная лошадь, потом бросился наутек несчастный швейцар в ливрее и толпа хлынула в вестибюль.

– Рэбидж! Лови Рэбиджа! – завизжали девицы и бросились ловить своего кумира.

Рэбидж слишком поздно сообразил, какую ужасную ошибку он допустил. И не успел он опомниться, как его тело уже взмыло высоко под потолок, десятки рук стали рвать на нем одежду, десятки девичьих губ и даже зубов впились в разные части его молодого тела.

– А-а-а! Отпустите! Насилуют! – завизжал он, вертясь, как червяк на сковородке. – Пустите! Всех обоссу! Вонючки, бакланы, отпустите!

И клич его был услышан… репортерами. Побросав нехитрую снедь, они вывалили в вестибюль, хлопая вспышками и тыча микрофоны куда только можно.

39
{"b":"1724","o":1}