ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корзун соображал ровно секунду.

– Разрешите выполнять?

– Вперед, командир.

Чарли, конечно, отдавала себе отчет, чем все это может кончиться. Но у нее не было другого выхода. В конце концов – это территория отеля. А она как хозяйка вправе защищать свою территорию любыми методами.

– Мисс Пайпс, – позвала секретарша, из милиции звонят.

– Из милиции? Что им нужно?

– Да тут наши постояльцы…

– Соедините.

– Добрый день. Двадцать девятое отделение милиции, полковник Сычев. Тут такое дело, передал нам ваш Карченко двоих американцев. Они там с чеченами подрались. Надо как-то решать…

Ох, Чарли прекрасно знала эту фразу – «надо как-то решать». Это значило: заплати.

– А кто такие? – спросила она, подсчитывая в уме, во сколько ей может обойтись освобождение сограждан. Если слишком дорого, она и пальцем не пошевельнет – пусть посидят, подумают, познают русскую действительность.

Но в следующую минуту она уже вскочила и, прихватив сумочку с деньгами, бросилась к выходу.

Полковник Сычев назвал фамилии контролеров.

Нет, за этих она заплатит сколько угодно.

– Папа, я скоро вернусь. Никуда не уходи, – крикнула она на бегу.

Старик Пайпс даже не успел поднять голову.

Пролетела по коридору, успев, впрочем, отметить, что все в порядке, и к лифту.

Да что ж он так долго?

Переложила двести долларов в карман жакета, а еще сто – в карман юбки. Милиционерам сразу много показывать нельзя – аппетиты растут. С ними надо торговаться. Они боятся брать, поэтому легко снижают цену.

Внизу она застала самый разгар побоища.

Точнее, помывки.

Команда Корзуна выстроилась вдоль стен отеля и из брандспойтов поливала толпу фанатов, не особенно заботясь о том, чтобы не пострадали милиционеры.

Толпа смешалась в один мокрый, жалкий и визжащий комок. Лошади вставали на дыбы, милиционеры перебежками неслись к выходу, а толпа фанатов прыгала под жесткими струями, выкатив от восторга глаза и скандируя захлебывающимися голосами:

– «Treasure»! «Treasure»! «Treasure»! «Treasure»!

Впрочем, под напором воды толпа отступала.

Чарли только добежала до машины, но и этого хватило – она с головы до ног тоже была мокрая. Брызги стояли над площадкой перед отелем плотным шаром – не промокнуть было невозможно.

Но Чарли это только развеселило.

Она завела мотор и вдавила педаль газа. Машина рванула с места, чуть не влетев в джип, въезжающий в ворота.

Глава 41

С 3 до 4 часов дня

Пришлось включить печку, но до отделения милиции Чарли доехала уже сухой.

Чарли знала два стиля поведения в милиции. Первый – русский. Это просто – привет, козлы, ну чего вы тут наваляли? Вань, сгоняй за виски. Сейчас мы все наши проблемы в градусах утопим.

Второй – американский. Добрый день, прошу вызвать консула, адвоката, предоставить моим подопечным переводчика, нормальные условия проживания и отменное питание. Вы не согласны – я обращусь в гаагский Международный суд.

Чарли были доступны оба стиля, более того, она оба уже испробовала. И надо сказать, что первый действовал куда эффективнее второго.

Однако – противно было. Поэтому Чарли изобрела свой стиль. И назвала его – «Союз» – «Аполлон». Некий гибрид американского и русского.

– Добрый день, будьте любезны, мне бы полковника Сычева.

– А че надо?

– Если ты поднимешь свою задницу от табурета, он тебе объяснит… Господин Сычев, рада вас снова видеть.

– А, заходи, заходи, Чарли. Быстро ты прискакала.

– Дела, дела…

– Все ты в делах, надо же когда-то и отдохнуть.

– Это на том свете.

– Тьфу, типун тебе на язык.

– И что там натворили эти янки?

– Да вот подрались. В номере твоем бардак устроили, мебель поломали.

– Вот придурки. Ну да ладно, простим их на первый раз. А, полковник?

– Это… как его… Тут проблема. Они, понимаешь, телегу накатали на чеченов твоих. Надо разобраться. Кто там виноват – черт поймет.

– И надолго это разбирательство?

– По закону – три дня имею право держать.

– Три дня? Прошлый раз было – сутки.

– Так то прошлый.

– Ну если оптом – по пятьдесят долларов сутки, идет?

– Это… как его… Тут не так просто. Чечены тоже телегу накатали. Мол, напали эти на них, избивали цинично, издевались и оскорбляли национальное достоинство.

– Покажи.

– Не положено. Материалы следствия.

– Хорошо. Семьдесят долларов сутки. Идет?

– Это… как его… Ты не торопись. Ваш Карченко сказал, что предоставит список убытков, а вот с кого их стребовать?

– Сто.

– Это… как его…

– Слушай меня, полкан, больше ста я не дам, как ты ни вертись. Если мало, я тебе добавлю. Кассетка, где ты в нашем баре долларами швыряешься и девочек поливаешь вином, у нас хранится, помнишь? Я почему тебе вообще бабки предлагала? Из уважения. Но ты не стоишь уважения. Поэтому я тебе вообще ничего не заплачу. Гуд-бай.

– Да постой ты! Сразу – гуд-бай. Я тебе просто проблему очертил.

– Где они?

– Они отдельно у меня содержатся.

– Ну и веди их сюда. Только быстро – у меня времени в обрез.

Сычев выскочил из кабинета.

Чарли вынула сто долларов и положила ему в палку на столе.

Через минуту Пэт и Рэт стояли перед ней, глядя побитыми щенками.

– Там твоим детишкам на игрушки, – небрежно кинула полковнику Чарли.

– Спасибо, спасибо, мисс Пайпс. С тобой приятно иметь дело.

– С тобой тоже.

Чарли шагнула к выходу, но дверь распахнулась сама – на пороге стоял Шакир.

Увидев Чарли, он на секунду замер, а потом – это было для Пайпс шоком – отступил в сторону, пропуская ее.

Это увидел и Сычев.

Когда Чарли уже торопилась по коридору к выходу, она слышала, как полковник орал в своем кабинете:

– Понаехали тут, черножопые, свои порядки устраиваете?! Ни хрена! Отсидят твои джигиты, как положено. Телега на них имеется. И нечего мне тут деньгами перед носом махать. За взятку должностному лицу отдельно ответишь!…

Чарли даже приостановилась.

Нет, что-то случилось.

Сычев тоже больше не боялся чеченцев…

Выручив контролеров, Пайпс оставила их до обеда, взяв торжественное обещание, что к шести они будут в своем номере.

Благодарные Пэт и Рэт чуть ли не руки ей целовали, но она посоветовала им сначала хорошенько вымыться или, еще лучше, попариться в бане.

– А зачем?

– Вам там не встречались такие маленькие насекомые, пахнущие бренди?

– Да. Нам про них теперь все известно.

– А вот мне они не нужны.

Пэт и Рэт решили, что бани с них сегодня достаточно. Обойдутся и простым душем. Впрочем, одежду они тут же сдали в прачечную, а сами надраивались на совесть.

А Чарли помчалась в офис. До собрания акционеров оставалось немного времени.

А ей еще переодеться.

О том, что она скажет акционерам, Чарли уже не думала, она на все махнула рукой – будь что будет.

Глава 42

С 4 до 5 часов вечера

Ежегодное собрание акционеров…

Ну что сказать?

Это долгожданная премьера, это молодой любовник, наконец решившийся попросить руки и сердца, сеанс психотерапии, шоу Дэвида Копперфильда, праздник труда, вскрывшиеся почки на деревьях, итог жизни, мечты о светлом будущем, экзамен на половую зрелость… Впрочем, все на свете похоже на все на свете. Только ежегодное собрание акционеров ни на что не похоже.

К нему готовились задолго. За месяц, нет, за полгода. Да что там, к ежегодному собранию акционеров начинают готовиться на следующий день после предыдущего.

Но нынешнее должно было стать всем вышеперечисленным, еще многим неперечисленным и возведенным в квадрат, в куб, в самую высшую степень.

Еще года три назад Чарли точно знала: никогда не храни все яйца в одной корзине, на одну карту не ставь все, никогда не говори «никогда».

46
{"b":"1724","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Письма на чердак
Повестка дня
Мир Карика. Доспехи бога
Темные стихии
Обманка
Тайна мертвой царевны
Счастливый город. Как городское планирование меняет нашу жизнь