ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корзун соображал ровно секунду.

– Разрешите выполнять?

– Вперед, командир.

Чарли, конечно, отдавала себе отчет, чем все это может кончиться. Но у нее не было другого выхода. В конце концов – это территория отеля. А она как хозяйка вправе защищать свою территорию любыми методами.

– Мисс Пайпс, – позвала секретарша, из милиции звонят.

– Из милиции? Что им нужно?

– Да тут наши постояльцы…

– Соедините.

– Добрый день. Двадцать девятое отделение милиции, полковник Сычев. Тут такое дело, передал нам ваш Карченко двоих американцев. Они там с чеченами подрались. Надо как-то решать…

Ох, Чарли прекрасно знала эту фразу – «надо как-то решать». Это значило: заплати.

– А кто такие? – спросила она, подсчитывая в уме, во сколько ей может обойтись освобождение сограждан. Если слишком дорого, она и пальцем не пошевельнет – пусть посидят, подумают, познают русскую действительность.

Но в следующую минуту она уже вскочила и, прихватив сумочку с деньгами, бросилась к выходу.

Полковник Сычев назвал фамилии контролеров.

Нет, за этих она заплатит сколько угодно.

– Папа, я скоро вернусь. Никуда не уходи, – крикнула она на бегу.

Старик Пайпс даже не успел поднять голову.

Пролетела по коридору, успев, впрочем, отметить, что все в порядке, и к лифту.

Да что ж он так долго?

Переложила двести долларов в карман жакета, а еще сто – в карман юбки. Милиционерам сразу много показывать нельзя – аппетиты растут. С ними надо торговаться. Они боятся брать, поэтому легко снижают цену.

Внизу она застала самый разгар побоища.

Точнее, помывки.

Команда Корзуна выстроилась вдоль стен отеля и из брандспойтов поливала толпу фанатов, не особенно заботясь о том, чтобы не пострадали милиционеры.

Толпа смешалась в один мокрый, жалкий и визжащий комок. Лошади вставали на дыбы, милиционеры перебежками неслись к выходу, а толпа фанатов прыгала под жесткими струями, выкатив от восторга глаза и скандируя захлебывающимися голосами:

– «Treasure»! «Treasure»! «Treasure»! «Treasure»!

Впрочем, под напором воды толпа отступала.

Чарли только добежала до машины, но и этого хватило – она с головы до ног тоже была мокрая. Брызги стояли над площадкой перед отелем плотным шаром – не промокнуть было невозможно.

Но Чарли это только развеселило.

Она завела мотор и вдавила педаль газа. Машина рванула с места, чуть не влетев в джип, въезжающий в ворота.

Глава 41

С 3 до 4 часов дня

Пришлось включить печку, но до отделения милиции Чарли доехала уже сухой.

Чарли знала два стиля поведения в милиции. Первый – русский. Это просто – привет, козлы, ну чего вы тут наваляли? Вань, сгоняй за виски. Сейчас мы все наши проблемы в градусах утопим.

Второй – американский. Добрый день, прошу вызвать консула, адвоката, предоставить моим подопечным переводчика, нормальные условия проживания и отменное питание. Вы не согласны – я обращусь в гаагский Международный суд.

Чарли были доступны оба стиля, более того, она оба уже испробовала. И надо сказать, что первый действовал куда эффективнее второго.

Однако – противно было. Поэтому Чарли изобрела свой стиль. И назвала его – «Союз» – «Аполлон». Некий гибрид американского и русского.

– Добрый день, будьте любезны, мне бы полковника Сычева.

– А че надо?

– Если ты поднимешь свою задницу от табурета, он тебе объяснит… Господин Сычев, рада вас снова видеть.

– А, заходи, заходи, Чарли. Быстро ты прискакала.

– Дела, дела…

– Все ты в делах, надо же когда-то и отдохнуть.

– Это на том свете.

– Тьфу, типун тебе на язык.

– И что там натворили эти янки?

– Да вот подрались. В номере твоем бардак устроили, мебель поломали.

– Вот придурки. Ну да ладно, простим их на первый раз. А, полковник?

– Это… как его… Тут проблема. Они, понимаешь, телегу накатали на чеченов твоих. Надо разобраться. Кто там виноват – черт поймет.

– И надолго это разбирательство?

– По закону – три дня имею право держать.

– Три дня? Прошлый раз было – сутки.

– Так то прошлый.

– Ну если оптом – по пятьдесят долларов сутки, идет?

– Это… как его… Тут не так просто. Чечены тоже телегу накатали. Мол, напали эти на них, избивали цинично, издевались и оскорбляли национальное достоинство.

– Покажи.

– Не положено. Материалы следствия.

– Хорошо. Семьдесят долларов сутки. Идет?

– Это… как его… Ты не торопись. Ваш Карченко сказал, что предоставит список убытков, а вот с кого их стребовать?

– Сто.

– Это… как его…

– Слушай меня, полкан, больше ста я не дам, как ты ни вертись. Если мало, я тебе добавлю. Кассетка, где ты в нашем баре долларами швыряешься и девочек поливаешь вином, у нас хранится, помнишь? Я почему тебе вообще бабки предлагала? Из уважения. Но ты не стоишь уважения. Поэтому я тебе вообще ничего не заплачу. Гуд-бай.

– Да постой ты! Сразу – гуд-бай. Я тебе просто проблему очертил.

– Где они?

– Они отдельно у меня содержатся.

– Ну и веди их сюда. Только быстро – у меня времени в обрез.

Сычев выскочил из кабинета.

Чарли вынула сто долларов и положила ему в палку на столе.

Через минуту Пэт и Рэт стояли перед ней, глядя побитыми щенками.

– Там твоим детишкам на игрушки, – небрежно кинула полковнику Чарли.

– Спасибо, спасибо, мисс Пайпс. С тобой приятно иметь дело.

– С тобой тоже.

Чарли шагнула к выходу, но дверь распахнулась сама – на пороге стоял Шакир.

Увидев Чарли, он на секунду замер, а потом – это было для Пайпс шоком – отступил в сторону, пропуская ее.

Это увидел и Сычев.

Когда Чарли уже торопилась по коридору к выходу, она слышала, как полковник орал в своем кабинете:

– Понаехали тут, черножопые, свои порядки устраиваете?! Ни хрена! Отсидят твои джигиты, как положено. Телега на них имеется. И нечего мне тут деньгами перед носом махать. За взятку должностному лицу отдельно ответишь!…

Чарли даже приостановилась.

Нет, что-то случилось.

Сычев тоже больше не боялся чеченцев…

Выручив контролеров, Пайпс оставила их до обеда, взяв торжественное обещание, что к шести они будут в своем номере.

Благодарные Пэт и Рэт чуть ли не руки ей целовали, но она посоветовала им сначала хорошенько вымыться или, еще лучше, попариться в бане.

– А зачем?

– Вам там не встречались такие маленькие насекомые, пахнущие бренди?

– Да. Нам про них теперь все известно.

– А вот мне они не нужны.

Пэт и Рэт решили, что бани с них сегодня достаточно. Обойдутся и простым душем. Впрочем, одежду они тут же сдали в прачечную, а сами надраивались на совесть.

А Чарли помчалась в офис. До собрания акционеров оставалось немного времени.

А ей еще переодеться.

О том, что она скажет акционерам, Чарли уже не думала, она на все махнула рукой – будь что будет.

Глава 42

С 4 до 5 часов вечера

Ежегодное собрание акционеров…

Ну что сказать?

Это долгожданная премьера, это молодой любовник, наконец решившийся попросить руки и сердца, сеанс психотерапии, шоу Дэвида Копперфильда, праздник труда, вскрывшиеся почки на деревьях, итог жизни, мечты о светлом будущем, экзамен на половую зрелость… Впрочем, все на свете похоже на все на свете. Только ежегодное собрание акционеров ни на что не похоже.

К нему готовились задолго. За месяц, нет, за полгода. Да что там, к ежегодному собранию акционеров начинают готовиться на следующий день после предыдущего.

Но нынешнее должно было стать всем вышеперечисленным, еще многим неперечисленным и возведенным в квадрат, в куб, в самую высшую степень.

Еще года три назад Чарли точно знала: никогда не храни все яйца в одной корзине, на одну карту не ставь все, никогда не говори «никогда».

46
{"b":"1724","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Истории жизни (сборник)
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
За них, без меня, против всех
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса