ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пытались, – сказал Ахмат. – Господин Кампино, очевидно, забыл, что в конце прошлого года, а точнее – в августе, в стране произошел обвал рубля. Надо сказать, что мы еще героически выдержали этот удар…

– Боюсь, господин Калтоев хочет ввести меня в заблуждение, – перебил американец. – Обвал рубля и все остальные форс-мажорные обстоятельства очень подробно отражены в отчете. Это остается за скобками. Но вот я смотрю другие показатели – рост, рост, рост. И в целом рост на один процент. Боюсь, дело не в дефолте, а в самом ресторане.

Чарли замерла. Назревала гроза. Если Кампино дотошно изучил этот вопрос, то козырь он держит в рукаве.

Ахмат не переставал улыбаться.

– Основная прибыль отеля, как уже не раз говорилось на всех собраниях, зависит от работы ресторанов, баров, кафе. Посетители этих точек на семьдесят пять процентов – граждане России. В связи с обвалом рубля средний класс…

– Прошу прощения, господин Калтоев, – снова перебил американец, – не на семьдесят пять, а всего лишь на шестьдесят. Эту цифру вы не указали, но простейший расчет дает даже пятьдесят восемь процентов. Но и это, повторюсь, не причина. Средний класс обнищал, согласен. Однако убытки от дефолта заложены в самом документе. Я говорю о восьми процентах сверх запланированных убытков. В чем же дело?

Он таки докопался, подумала Чарли. Идиот. Надо было сначала спросить у меня.

– Да, вы серьезно подготовились к собранию, – не терялся Ахмат. – Но вы упустили такой немаловажный момент, как продукты. Цены на них выросли, и нам, естественно, пришлось искать более уступчивых партнеров, у которых качество, увы, не всегда соответствует нашим высоким требованиям.

– Это уже ближе, – мягко улыбнулся американец.

Чарли взглянула на Шакира – у того лицо пошло красными пятнами.

– Только и здесь неувязка, – продолжал долбить Кампино. – Я проверил накладные. Действительно, партнеры у вас новые. Но отель платит им никак не меньше, чем прежним. Больше платит, господин Калтоев. На три процента больше.

Американец выждал внушительную паузу и закончил:

– Думаю, отелю стоит вернуться к прежним поставщикам.

Чарли облегченно вздохнула. Не докопался.

– Спасибо, мы учтем ваше предложение, – тоже успокоился Ахмат.

– Есть еще вопросы? – бодренько поинтересовалась Чарли.

Вопросов больше не было. Пока.

– Ну что ж, господа… – Чарли встала, чуть помедлила, чтобы дать Ахмату вернуться на свое место – он сидел рядом с Шакиром, – и вышла на трибуну.

Сибиряк по-прежнему спал.

– Двадцать пять тысяч – это, мне кажется, совсем не плохие дивиденды, – сказала она с гордостью. – Вы правы, у нас еще масса проблем. И прибыль могла бы быть куда выше. Но и это неплохо, если на вашем счету появится такая в общем-то милая цифра.

Собравшиеся наконец поняли, что пора аплодировать.

– Спасибо, спасибо. Как говорили когда-то в России, будем считать ваши аплодисменты одобрением проделанной работы. Я очень рада. Но еще более рада сообщить вам, что ни копейки из этих дивидендов вы в этом году не получите.

Чарли сказала это нарочито будничным голосом. Как бы о неважном, между прочим.

– Отель растет, развивается, пора нам уже…

– Что?

Дошло наконец.

Это спросил американец.

– … Наконец становиться на собственные ноги, – закончила-таки фразу Чарли и только после этого повернулась к Кампино: – Простите?

– Вы сказали?..

– Да, я сказала, что все доходы этого года мы пустим в оборот. Отель предлагает не выплачивать дивиденды.

– Совсем?

– Совсем. Более того…

– Э-э… Что она говорит? – поднял тяжелую голову Шакир.

Ахмат смотрел на нее большими от ужаса глазами.

– … Предлагаю взять ссуду у уважаемого банка, – кивнула она на московских банкиров, снова не позволив себя перебить.

– Что говорит? – забеспокоился уже не на шутку Шакир.

– Вы спросите меня, естественно, куда же пойдут эти деньги. И вот тут я перехожу к самому интересному.

– Погодите, мисс Пайпс, – спокойно сказал американец. – Я уверен, что у вас грандиозные планы. Уверен, что деньги всегда есть на что потратить, но, простите, дивиденды – это святое.

– Э-э, что я говорил, – резко махнул рукой Шакир. – Она смеется, да?

– Ну что вы, господа, какой смех. Веселье только будет.

Чарли торопилась забить главные гвозди, чтобы потом их труднее было вытащить.

– Когда я скажу вам, во сколько обойдутся отелю предполагаемые затраты, вы перестанете грустить. Вы задумаетесь, но когда вы узнаете, на что отель собирается истратить эти деньги, вот тогда вам будет весело.

Что я несу? – подумала она мимоходом. Какой-то провинциальный конферансье!

– Мы не хотим, – сказал Шакир.

– Да уж, это как-то неожиданно, – кивнул и американец.

– Знаете, это несерьезно, – подхватил московский банкир.

Чарли выслушала всех более чем доброжелательно.

– Итак, я продолжаю, господа, – сказала она, словно только отвлеклась на прожужжавшую муху. – С чего бы начать? Наверное, с самого неотложного. Откройте, пожалуйста, красные папочки. Спасибо. Как видите, это расчеты, вполне компетентные и серьезные расчеты по замене противопожарного оборудования.

– Хватит! – вдруг хлопнул рукой по столу Шакир. – Это говорить не будем. Не хотим. Другой будем говорить. Ми предлагаем открыть в гостинице казино. Тихо. Деньги ми сами даем. Ничего не стоит. Все. Это будем говорить.

– Как вы знаете, противопожарное оборудование устанавливалось в отеле, – ровным голосом как ни в чем не бывало продолжила Чарли, – во время строительства. К сожалению, с тех пор оно не только технически износилось, оно морально устарело и, более того, само по себе стало огнеопасно.

– Она глухая, да? Я сказал: мы это говорить не будем.

Чарли даже не посмотрела в сторону Шакира.

– Мне ли вам рассказывать, во сколько нам обойдется любой, пусть самый незначительный пожар. На странице одиннадцать вы можете прочесть приблизительные расчеты наших потерь в случае возгорания только одного номера. Ничего лишнего мы не прибавили. Страховка, материальные потери, восстановительный ремонт…

– Слушай, Ахмат, скажи ей, чтоб замолчала. – В голосе Шакира была уже нешуточная угроза.

– … И компенсация. Мы не учли здесь потери клиентов и удар по репутации отеля, что, как вы знаете, наносит куда больший ущерб.

– Ай-яй! Горит! Пожар! – закричал Шакир. – Тебе что, не понятно? Я сказал – нет.

– Исходя из этих расчетов, нам понадобится минимум шестьсот тысяч долларов на покупку и установку нового оборудования.

Шакир демонстративно разорвал красную папку.

Чарли только этого и ждала:

– Ой, вы случайно порвали документы. Ничего, у нас есть дубликат. Возьмите, пожалуйста.

Она обогнула стол, подошла к чеченцу и положила перед ним новую папку с расчетами.

Потом вернулась на место и сказала:

– Я бы хотела поставить этот вопрос на голосование акционеров, но прежде позвольте мне сказать, какие еще траты нам предстоят.

– Еще? – не удержался американец.

– Да, мистер Кампино, это только начало.

Американец очень хотел поддержать Чарли, но она видела, что ему это дается все труднее.

– Слушай, ми заплатили деньги, нам говорили: доходи, дивиденти-шменти. Где все? Давайте ее снимем, – сказал Шакир. – Плохой руководство.

Чарли добилась своего. На Шакира теперь даже не оборачивались. Это бесило его больше всего. Женщина говорит, а его никто не слушает. Мужское начало в нем кипело, но он умел наступать на все свои рефлексы, когда дело касалось денег. А в том, что эта американка никаких денег не получит, теперь он был совершенно уверен. Он даже за копейки на противопожарное оборудование готов был вцепиться в горло, но она вообще зарвалась. Теперь за нее никто не проголосует.

– Позвольте, мисс Пайпс, давайте все-таки обсудим первый вопрос, – сказал московский банкир.

– Это не имеет смысла, – ответила Чарли. – Если вас не устроит весь пакет, то мы вполне можем последовать совету господина Шакира и переизбрать меня. Более того, я сама уйду в отставку.

48
{"b":"1724","o":1}