ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Графъ (ему строго).

Очень кстати, что вы прiѣхали. Я хотѣлъ было посылать за вами курьера.

Вуландъ (довольно грубымъ голосомъ).

Радуюсь, что предупредилъ желанiе вашего ciятельства.

Графъ.

Я хотѣлъ съ вами поговорить по поводу глупыхъ газетныхъ статей, которыя опять стали появляться объ Калишинскомъ дѣлѣ.

Вуландъ.

И я собственно ѣхалъ къ вашему сiятельству отчасти по тому же дѣлу.

Графъ.

Прекрасно-съ… Мы сошлись, поэтому, въ нашихъ желанiяхъ!.. Статьи эти пишетъ одинъ изъ покровительствуемыхъ вами чиновниковъ, Шуберскiй! Я желаю, чтобы онъ минуты у насъ не оставался на службѣ.

Вуландъ.

Эти статьи пишетъ не Шуберскiй!..

Графъ.

Кто-жъ ихъ пишетъ?

Вуландъ.

Я не знаю кто, но г. Шуберскiй, когда я бралъ его къ себѣ, клятвенно мнѣ обѣщался никогда не писать о томъ, что совершалось или будетъ совершаться въ нашемъ вѣдомствѣ.

Графъ.

Ну, клятвы своей онъ не сдержалъ!.. Мало того-съ: я знаю, что статьи эти вы ему диктуете; а я со шпiонами и клеветниками служить не желаю – извольте искать себѣ другаго мѣста!

Вуландъ (поблѣднѣвъ).

Это вѣроятно г. Андашевскiй представилъ все вашему сiятельству въ превратномъ видѣ; но въ этихъ статьяхъ ни я, ни г. Шуберскiй нисколько не участвовали; а что они являются, такъ потому, что дѣло это огласилось на весь Петербургъ и что оно не выдумано, а фактъ, такъ какъ я даже доказательство имѣю на то: г-жа Сонина, бывшая близкою особою господина Андашевскаго, прислала мнѣ письмо, удостовѣряющее, что все напечатанное въ газетахъ совершенно справедливо и къ этому присоединила даже собственноручную записку г. Андашевскаго, подтверждающую этотъ фактъ, прося все это представить вашему сiятельству, чтò я и исполняю въ настоящемъ случаѣ!.. (подаетъ графу письмо Сониной и записку Андашевскаго).

Графъ (бѣгло взглянувъ на то и на другое).

Ничего этого знать я не хочу!.. Вотъ все это!.. Вотъ!.. (рветъ письмо и записку).

Вуландъ (окончательно поблѣднѣвъ).

Ваше сiятельство, вы уничтожаете документъ!

Графъ (кричитъ).

Никакого тутъ документа нѣтъ!.. Мало-ли о какихъ деньгахъ онъ могъ писать ей!.. Вотъ всѣ ваши документы! (рветъ письмо и записку еще на болѣе мелкiе куски и бросаетъ ихъ на полъ). А я вамъ повторяю, что съ доносчиками и клеветниками я служить не желаю!

Вуландъ.

Не желать со мной служить вы можете; но уничтожать документы вы не имѣете права – я жаловаться на то буду!

Графъ.

Никакихъ документовъ тутъ не было! Идите вонъ, когда вы такъ позволяете себѣ говорить!

Вуландъ (грубо и мрачно).

Уйти я уйду, а жаловаться все-таки буду!! (поворачивается и уходитъ).

Графъ (кидаясь въ кресло и начиная хохотать какимъ-то сумасшедшимъ смѣхомъ).

Xal xa! ха! Отлично, превосходно поступаю!..

Явленiе Х

Входятъ Андашевскiй и Ольга Петровна, подслушивавшiе въ сосѣдней комнатѣ предыдущую сцену.

Графъ (злобно и насмѣшливо обращаясь къ нимъ).

Надѣюсь, что вы довольны мною!.. И это дѣлаетъ, по милости вашей, шестидесятилѣтнiй человѣкъ, имя котораго никогда и ничѣмъ не было запятнано! – Да будете вы прокляты!!. (уходитъ, сильно хлопнувъ дверьми въ комнаты).

Ольга Петровна (пожимая плечами).

Сумасшедшiй старикъ!

Андашевскiй (какъ бы все еще немогшiй придти въ себя отъ предыдущей сцены съ графомъ).

Я однако никакъ не ожидалъ, чтобы все это такъ благополучно кончилось! (подбираетъ съ полу клочки разорванныхъ писемъ и показывая ихъ Ольгѣ Петровнѣ). Посмотри, пожалуста, въ какiе мелкiе кусочки онъ разорвалъ письма!..

Ольга Петровна.

Я тебѣ это предсказывала! Сказать ему откровенно самое лучшее было!.. Онъ очень хорошо чувствуетъ, что виноватъ тутъ! Онъ пять тысячъ душъ моей покойной матери прожилъ на разныхъ своихъ балетчицъ! Однако пойдемъ поскорѣе и сейчасъ же устроимъ, чтобы завтра намъ и обвѣнчаться! Надобно скорѣй его этимъ связать.

Андашевскiй.

О, да, необходимо!

(Оба уходятъ озабоченной походкой).

(Занавѣсъ падаетъ).

Конецъ третьяго дѣйствiя.

«Гражданин», No 10, 1873

Дѣйствiе четвертое

Изящно убранная гостинная въ квартирѣ Андашевскихъ.

Явленiе I

Входитъ Мямлинъ и князь Янтарный. Первый, по обыкновенiю, съ своимъ немного подергивающимся, бабьимъ лицомъ, въ невычищенномъ вицъ-мундирѣ, съ непричесанными клочковатыми волосами, съ грязными ногтями, но за то во всѣхъ крестахъ и медаляхъ, какiе когда либо получалъ. Князь Янтарный, довольно не старый еще и красивый изъ себя мужчина, съ большими черными и даже съ поволокой, но вмѣстѣ съ тѣмъ ничего не выражающими глазами, напротивъ былъ выстриженъ почти подъ гребенку и подбородокъ имѣлъ тщательнѣйшимъ образомъ выбритый, который однако все-таки оставался немного черноватымъ отъ необыкновенной густоты волосъ. Одѣтъ князь былъ въ бѣлый галстухъ и въ новенькiй съ иголочки вицмундирный фракъ; шлака и лаковые сапоги его блестѣли почти до неприличiя. Всѣ слова свои онъ произносилъ замѣтно важничая и закрывая для этого немного глаза и вообще рѣчь его должна быть нѣсколько похожа на журчанье ручья.

Мямлинъ (видимо стараясь что то такое втолковать князю Янтарному).

Я вамъ говорю, что Ольга Петровна все это устроила… У ней при мнѣ былъ разговоръ объ этомъ съ Алексѣемъ Николаичемъ.

Князь Янтарный.

Странно!.. Встрѣчаясь въ обществѣ, я всегда съ ней немного пикировался и на ея маленькiя стрѣлы отвѣчалъ довольно колко; но, можетъ быть, этимъ самымъ я и выигралъ въ ея глазахъ, – qui peut comprendre la femme!

Мямлинъ.

Непремѣнно этимъ самымъ-съ! Она женщина большаго ума! Насквозь понимаетъ людей! Хоть бы взять съ меня! Вуландъ совершенно въ грязь меня втопталъ передъ графомъ… Она меня спасла!

Явленiе II

Тѣже и Ольга Петровна, уже madame Андашевская.

Мямлинъ (быстро хватая князя Янтарнаго за руку и представляя его Ольгѣ Петровнѣ).

Madame!.. permettez moi de vous présentez: князь Янтарный.

Ольга Петровна.

Мы съ княземъ знакомы давно! (любезно протягиваетъ обоимъ гостямъ свою ручку и затѣмъ, легкимъ, движенiемъ головы пригласивъ ихъ садиться, сама тоже садится).

(Князь Янтарный и Мямлинъ садится въ нѣсколько церемонной, визитной позѣ).

Князь Янтарный (немного привставая съ своего кресла и прижимая вмѣстѣ съ наклоненiемъ головы ручку къ сердцу).

Pardon, madame, что я являюсь къ вамъ въ этой ливреѣ нашей, – но я прiѣхалъ къ вамъ почти офицiально, чтобы безконечно благодарить васъ за ваше доброе участiе, которое, какъ вотъ Дмитрiй Дмитричъ (показываетъ на Мямлина)передавалъ мнѣ, вы принимали въ опредѣленiи моемъ на мѣсто г. Вуланда.

Ольга Петровна (съ живостью).

А вы уже опредѣлены?.. Ахъ, я очень рада!

Князь Янтарный.

Алексѣй Николаичъ еще недѣли двѣ тому назадъ заѣхалъ ко мнѣ и говорить, что Владимiръ Иванычъ Вуландъ скоропостижно померъ! Это такъ меня фрапировало!.. Я передъ тѣмъ только еще обѣдалъ рядомъ съ Вудандомъ въ англiйскомъ клубѣ и онъ былъ совершенно здоровъ!.. Какъ, почему и отъ чего человѣкъ умеръ?

Ольга Петровна (немного сконфуженная этими словами).

У него, кажется, аневризмъ былъ.

Мямлинъ.

Да и жизни былъ невоздержной – это чтó таить!

Князь Янтарный.

И Алексѣй Николаичъ тутъ-же предложилъ мнѣ занять мѣсто Владимiра Иваныча, но я уже имѣлъ подобную должность и оставилъ ее, что я и высказалъ откровенно Алексѣю Николаичу; но онъ былъ такъ добръ, что въ довольно ясныхъ намекахъ далъ мнѣ понять, что это мѣсто для меня пока; но что со временемъ я могу занять и большее.

12
{"b":"172406","o":1}