ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тѣмъ что женись на мнѣ! Ты давно бы долженъ былъ сдѣлать это!

Андашевскiй (захохотавъ уже искреннимъ смѣхомъ).

Что за безумiе выдумала!

Марья Сергѣевна.

Отчего же безумiе?.. Тутъ ничего нѣтъ такого страннаго и смѣшнаго.

Андашевскiй.

Да какъ же не смѣшно! сколько лѣтъ жили, и вдругъ ей пришло въ голову, чтобы я женился на ней.

Марья Сергѣевна.

Мужъ мой только прошлаго года померъ; раньше и нельзя было; а теперь я непремѣнно требую, чтобы ты женился на мнѣ.

Андашевскiй.

Нѣтъ, я не могу на тебѣ жениться!

Марья Сергѣевна.

Почему же не можешь?

Андашевскiй.

Потому что ни моя служба, ни мое положенiе въ свѣтѣ, ничто мнѣ не позволяетъ того.

Марья Сергѣевна (очень окорбленная послѣдними словами).

А, такъ это значитъ я унижу васъ; но только вы ошибаетесь, кажется, въ этомъ случаѣ!.. Ты хоть и чиновенъ; но отецъ твой все-таки былъ пьяный приказный, а мой отецъ генералъ-лейтенантъ! братья мои тоже генералъ-маiоры! Ты вонъ по французски до сихъ поръ дурно произносишь и на старости лѣтъ долженъ учиться у француза; а я по французски лучше говорю, чѣмъ по русски, и потому воспитанiемъ моимъ тоже не унижу тебя!

Андашевскiй (въ свою очередь тоже вспыхнувшiй отъ послѣднихъ словъ Марьи Сергѣевны).

Тутъ не объ униженiи говорятъ, а то, что, женясь на тебѣ, я при моемъ высокомъ постѣ не буду имѣть жить на что!.. Я слишкомъ бѣденъ, чтобы вести жизнь женатаго человѣка.

Марья Сергѣевна (крайне удивленная этими словами).

Какъ ты бѣденъ?.. Ты жалованье огромное получаешь и кромѣ того у меня въ домѣ получилъ триста тысячъ капиталу – бѣдный какой!..

Андашевскiй (еще болѣе покраснѣвъ).

Послушай, ты наконецъ выведешь меня изъ терпѣнiя этими тремя стами тысячъ! Ты говоришь объ нихъ на каждомъ шагу и сдѣлалъ то, что объ этомъ всѣ газеты теперь трубятъ!.. Понимаешь ли ты, какое зло мнѣ можешь принести этимъ; а между тѣмъ это были казенныя деньги, которыя я случайно получилъ у тебя на квартирѣ.

Марья Сергѣевна.

Ахъ, Боже мой, скажите, пожалуйста, какую дуру нашелъ, въ чемъ завѣрить хочетъ! Зачѣмъ же ты въ запискѣ своей, которую прислалъ мнѣ объ этихъ деньгахъ, прямо просилъ меня, чтобы я поберегла твои деньги?.. Казенныя деньги ты не сталъ бы называть твоими.

Андашевскiй.

Въ запискѣ къ тебѣ я и казенныя деньги могъ назвать своими!.. Это не оффицiальная бумага!.. Но гдѣ-жъ у тебя эта записка?.. развѣ цѣла еще она?

Марья Сергѣевна.

Цѣла и спрятана!

Андашевскiй.

Отдай мнѣ ее сейчасъ-же!

Марья Сергѣевна.

Нѣтъ, не отдамъ.

Андашевскiй (удивленный и взбешенный).

Какъ же не отдашь?.. Ты не имѣешь права не отдать мнѣ ее, потому что она у тебя можетъ быть украдена; ты можешь умереть одночасно, и ее опишутъ вмѣстѣ съ другими вещами, а я со всѣхъ сторонъ окруженъ врагами и шпiонами, которые изо всего готовы сдѣлать на меня обвиненiе.

Марья Сергѣевна.

Зачѣмъ-же мнѣ умирать? Ты вѣроятно желаешь этого, а я нѣтъ!.. Украсть у меня этой записки тоже никто не украдетъ: я ее далеко бepeгy!

Андашевскiй (показывая на шифоньерку).

Въ этой шифоньеркѣ, конечно?

Марья Сергѣевна.

Нѣтъ, подальше!

Андашевскiй.

Никакъ ужъ не подальше!.. Гдѣ у васъ ключи отъ нея?

Марья Сергѣевна.

Ключи потеряны! (при этомъ она поспѣшно закрываетъ руками одну изъ подушекъ своихъ).

Андашевскiй.

Вотъ они, видно, гдѣ! (засовываетъ руку подъ ту же подушку).

Марья Сергѣевна (кричитъ).

Не дамъ я вамъ ключи!

Андашевскiй (весь красный).

Нѣтъ, дадите!.. (вытаскиваетъ изъ подъ подушки руку Марьи Сергѣевны, въ которой она держитъ ключи, и начинаетъ отнимать ихъ у нея).

Марья Сергѣевна (кричитъ на всю квартиру).

Не дамъ, – пустите!

Андашевскiй (тихимъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ бѣшеннымъ голосомъ).

Если ты мнѣ сейчасъ-же не отдашь ключей и не возвратишь записки, я убью тебя, – слышишь!

(Въ это время раздается довольно сильный звонокъ, Андашевскiй тотчасъ-же оставляетъ руку Марьи Сергѣевны, которая, въ свою очередь, убѣгаетъ въ соседнюю комнату и кричитъ оттуда):

Я не отдамъ вамъ вашей записки!.. Я напечатаю ее!

Явленiе VIII

Андашевскiй (одинъ и замѣтно сконфуженнымъ тономъ).

Какую величайшую неосторожность сдѣлалъ тогда, что посвятилъ эту дуру въ мою тайну!.. Въ голову совершенно не пришло, что я долженъ съ ней непремѣнно буду поссориться; а между тѣмъ у себя на казенной квартирѣ не ловко было принять этихъ господъ!.. Ее непремѣнно кто нибудь тутъ учитъ и поддуваетъ, а то она по своей безтолковости и безпамятливости давно бы все забыла… (Подумавъ немного). Дѣлать нечего, надобно ѣхать къ Ольгѣ Петровнѣ, признаться ей во всемъ и посовѣтоваться съ нею.

(Входитъ Даша).

Андашевскiй (ей).

Кто это звонилъ?

Даша.

Владимiръ Иванычъ Вуландъ.

Андашевскiй.

А, понимаю теперь откуда все это идетъ!.. Проводи меня чернымъ ходомъ.

Даша.

Пожалуйте-съ! (уводитъ Андашевскаго).

Явленiе IX

Изъ дверей въ зало входитъ Владимiръ Иванычъ Вуландъ.

Владимiръ Иванычъ.

Господинъ Андашевскiй, кажется, изволилъ здѣсь быть!.. Посмотримъ, посмотримъ какая это записочка его!.. (потираетъ съ удовольствiемъ руки).

Явленiе Х

Входитъ Марья Сергѣевна, сильно разстроенная.

Марья Сергѣевна.

Здравствуйте, Владимiръ Иванычъ!

Владимiръ Иванычъ.

Что это вы больны изволите быть и какъ будто-бы чѣмъ-то разстроены?

Марья Сергѣевна.

И больна, и разстроена!.. У меня былъ сейчасъ Алексѣй Николаичъ.

Владимiръ Иванычъ (склоняя голову).

Былъ, значитъ; прiѣзжалъ!

Марья Сергѣевна.

Прiѣзжалъ, и то себѣ позволилъ, что я понять не могу: я спросила его, что правда-ли, что онъ женится на Ольгѣ Петровнѣ Басаевой. Онъ запирается. Тогда я, какъ Вильгельмина Ѳедоровна мнѣ совѣтовала, сказала ему, чтобы онъ на мнѣ женился… Боже мой, взбѣсился, вышелъ изъ себя и сталъ мнѣ доказывать, что онъ не можетъ на мнѣ жениться, потому что бѣденъ и что даже тѣ триста тысячъ, которыя онъ получилъ при мнѣ, не его, будто-бы, деньги, а казенныя.

Владимiръ Иванычъ (восклицаетъ въ удивленiи).

Какъ казенныя?

Марья Сергѣевна (насмѣшливо).

Казенныя ужъ стали.

Владимiръ Иванычъ.

Казенныя, такъ въ казну и должны были бы поступить. Какъ же онѣ у него могли очутиться.

Марья Сергѣевна.

Ну, вотъ, подите!.. Я говорю ему: «Ты самъ въ запискѣ своей ко мнѣ называлъ ихъ своими деньгами.»

Владимiръ Иванычъ.

Слышалъ я отъ жены объ этой запискѣ, и собственно за тѣмъ прiѣхалъ, чтобы взглянуть на эту записку… Позвольте мнѣ ее видѣть!

Марья Сергѣевна.

Сейчасъ, сiю секунду! (подходитъ къ шифоньеркѣ, отпираетъ ее и, вынувъ оттуда цѣлый пукъ писемъ и записочекъ, подаетъ его Владимiру Иванычу). Она тутъ должна быть гдѣ нибудь!

Владимiръ Иванычъ (перебирая письма и просматривая ихъ).

Вижу-съ!.. Найду! (останавливается на одной запискѣ). Вотъ она – и записка очень важная.

Марья Сергѣевна.

Должно быть очень важная; потому что какъ только я напомнила ему объ ней, онъ сейчасъ же сталъ требовать ее себѣ; но я не дура: прямо сказала, что не дамъ ему этой записки… Тогда онъ, вообразите, силой рѣшился взять ее.

7
{"b":"172406","o":1}