ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Если любишь, встань передо мной на колени!» «Если на все готов ради меня, брось в мою бывшую подругу комок грязи – да прямо на новогоднем празднике, когда все вокруг это видят».

За каждое такое «доказательство любви» девочка одаривала его длительным поцелуем в губы с проникающим в рот остреньким языком, от которого кружилась голова и довольно просторные штаны в области паха тут же делались узкими. Но дальше этого поцелуя и неловких касаний груди их отношения не продвигались. Все изменилось в один страшный вечер, который он многие годы спустя так и не смог забыть.

Мама Виктора работала в их школе учителем русского языка и литературы. И как-то на уроке литературы поставила Гале двойку в четверти, да еще и при всем классе отругала ее. Вечером Виктор застал свою любимую в слезах. Галя между все удлиняющимися поцелуями, на которые в этот вечер была щедра более обычного (вероятно, от горя), уверяла Виктора, что его мать сделала все специально, потому что ненавидит его любимую Галю и не хочет, чтобы Галя любила ее сына.

«Мать-разлучница, мать-помеха», – болезненно пульсировало в голове разомлевшего от ласк подростка.

Он больше не понимал слов девушки, а только чувствовал унижение, которое его ненаглядная Галя испытала благодаря его матери. Он негодовал на свою всегда нежно любимую мать. Его негодование еще более усиливалось, когда Галя недвусмысленно дала понять, что защити он ее сейчас от своей матери, и они могут стать самыми счастливыми… Он не понимал, что стоит за словом «защити», однако чувствовал, что за словами «можем стать самыми счастливыми» скрывалось то, что происходит после длительных поцелуев и куда его Галя еще не пускала, но теперь готова была пустить…

Он бежал к матери как полоумный, думая только о том, запретном, что могло в ближайшие часы произойти между ним и Галей. Он плохо соображал, что говорил матери. Он только видел, что мать не хочет исправлять оценку его Гале. Мать мешает его счастью с любимой. И тогда он замахнулся на мать с криком «Сука!».

Она не пошевелилась и даже не попыталась защититься – только сильно побледнела.

– Хорошо, я исправлю Гале оценку. Надеюсь, «тройка» вашему счастью не помешает?

Он тут же выбежал из дома с застывшей полусумасшедшей улыбкой на губах.

Ничего больше не мешало тому, чтобы стать сейчас счастливым. Он даже не оглянулся на мать.

Он бежал навстречу своему счастью. Но, ворвавшись во двор Гали, вдруг в ужасе увидел ее в беседке – полураздетую – в объятиях чужих мужских рук.

Удивительно: первое, что он почувствовал в тот момент, – это была невыносимая жалость к своей матери. Никогда после этого в течение многих лет он не чувствовал себя таким подонком, как тогда. И хотя мать в тот же вечер простила его и больше об этом не вспоминала, Виктор часто в самые скверные моменты своей жизни возвращался именно в этот страшный вечер. И мысленно снова и снова просил прощение у своей матери. Вот и сегодня он вспомнил об этом…

Мамочка, прости…

Начальником вокзала была не Нина Андреевна Собинова, а Виктор Андреевич Ларин.

Глава 5

ХОМЕНКО

«Бригадир носильщиков, зайдите, пожалуйста, в диспетчерскую. И поторопись, Рамиль, тебя давно ждут».

Где-то на перроне произошло движение, черный здоровый мужик в форме носильщика матернулся, оставил свою тележку коллегам и двинулся в диспетчерскую. Коллеги что-то сказали ему по-татарски, он махнул рукой, дескать, ну вас, сам разберусь. И он действительно хотел разобраться. Но пока было не время, пока еще рано. Завтра…

… Роман Хоменко пожалел, что не надел камуфляж и армейские ботинки.

Сразу, как только спрыгнул в конце перрона и через десяток-другой метров асфальт кончился. Дураки и дороги, в который раз вспомнил он национальную беду России. К бедам Родины, правда, причислял еще и казнокрадов, но когда их было в недостатке и в каком государстве? Наши наглее – это да. Этого не отнимешь. От широты характера, что ли, а может, от всеобщей дремучести и привычки к погонялову.

Так или иначе, но под ногами чавкало. Собственно, он сегодня в отгуле. Но тоже пришел на вокзал. Потому что – Оксана. Вот незадача. Взял два билета.

Думал, она сменится – пригласить. Разговор, в который раз решил он для себя, должен в конце концов состояться. Без недомолвок. Ребром.

Хоменко, как трусливый мальчишка, и хотел и боялся «ребра». Странно, но так бывает, принципиальный, не раз с честью выходивший из безвыходных ситуаций человек вдруг становится податливым, как воск, сговорчивым и робким. О том, что Хоменко когда-то был несгибаем, принципиален и честен, говорит его нынешняя работа.

Год назад был переведен в линейное отделение милиции при вокзале и вроде бы с повышением, но на самом деле в ссылку. А дело простое и ясное, и поступать с ним надо было просто – накрыли подпольный цех. Этикетки, пробки, акцизные марки, готовая продукция, спирт-ректификат. Предельно ясно. Уничтожь спирт или передай его по описи на завод. Пусть стеклоочиститель делают. Остальное под пресс, в огонь. Так и сделали. Вот беда – прихватил опер Хоменко несколько акцизных марок и отнес в обход начальства на экспертизу. И выяснилось – марки настоящие. Не туфта, не ксерокопия. Откуда у воров настоящие акцизные знаки?

Сильно заинтересовал опера Хоменко этот вопрос. По ходу раздумий возникли и другие. Откуда пришла информация по заводику? Говорят, от информатора. Но Роман точно знал, что тот, кто принес информацию, никогда не имел своих информаторов.

Он вообще отвечал за контакты с прессой и клуб МВД. Это уже потом, покопавшись в аналогичных «операциях», Роман вывел закономерность: конкуренция, – накрыли заводик по наводке конкурентов. Не трогали, пока не заплатили, а дали на лапу и устранили с помощью людей в погонах. Правду американцы говорят: меньше знаешь – лучше спишь.

Хоменко решил сократить расстояние по путям. Не шлепать же и дальше по грязи, тем более дорогу преградила необъятная гоголевская лужа. Разве что хряка в ней не было. Консервные банки были, старая покрышка была, битых бутылок предостаточно, а хряка не было. Эта лужа и стала отчасти причиной почти всех последующих событий. В самом деле, не прегради она путь, не заставь пойти неизведанной дорогой, может, еще долго лейтенант Роман Хоменко находился бы в неведении.

Итак, милиционер в парадно-выходном пропустил электричку и зашагал наискосок. Вдали, в тупичке, торцом к нему стояла вереница вагонов. Хоменко заметил человека в дорогом бежевом пальто, который шел к вагонам с противоположной стороны. Ну идет себе и идет. Вот он, Хоменко, тоже при параде и по путям. Хрен с ним. Надо о деле подумать.

Дело было пустяковое. На выходе с территории вокзала стояла старая, красного кирпича будка, где рабочие, наблюдающие пути, держали инвентарь. Так вот, инвентарь стал периодически исчезать. Завезут новые лопаты – нет лопат.

Складируют ледорубы для скалывания льда с тротуаров – нет ледорубов. Последний раз испарились сто пятьдесят скребков металлического ворса. «На дачи прут, сволочи», – решил Хоменко.

Лейтенант нашел домик, открыл дверь. В ноздри ударил старый, застоявшийся дух пьянки и нежилого помещения. Видимо, хозяева частенько пользовали будку не по прямому назначению. На ящике в углу банка с заплесневевшим рассолом и одиноким огурцом. Замок цел. Он осмотрел оконную раму. Шпингалет на месте.

Стекло так заросло грязью, что разглядеть что-либо снаружи невозможно.

Хоменко подобрал обрывок газеты, макнул в рассол и начал протирать стекло.

От нажатия рама подалась и створка распахнулась. Шпингалет присутствовал только как декоративный элемент рамы. Теперь понятно. Роман выглянул в окно. Отсюда открывался вид на подъездные пути, и благодаря тому, что будка стояла на небольшом взгорке, обзор был великолепный. «Вот где поставить пост, – подумал он. – Нет, не ради этих казенных лопат».

После того как повсюду открылись пункты приема цветных металлов, для железных дорог наступили черные дни. Это вам не чеховский «Злоумышленник», отвертывающий гайки на грузила. Нынче с мясом вырывают медную подводку к светофорам и стрелкам. Явно не для того, чтобы «шелешпера» ловить. Правда, так близко к вокзалу пока подобных фактов не зарегистрировано, но докатится и сюда.

3
{"b":"1727","o":1}