ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И, возвращаясь к примеру с излечением Нормана Казинса, следует подчеркнуть, что смех есть сугубо человеческая реакция на действительность. Центр смеха в мозгу тесно связан с центром речи, а кроме человека (да, возможно, дельфинов) говорить никто в животном мире не способен. Основа юмора – сопоставление несопоставимого, столкновение с парадоксом, нестандартная ситуация, а все эти операции – функция левого полушария коры головного мозга. Значит, чем более развиты у человека аналитико – интеллектуальные способности, тем более он склонен к юмору и, следовательно, к самоисцелению. Это не значит, конечно, что яркие «правополушарники» к нему не способны, это означает лишь, что их механизмы воздействия на свою психику устроены несколько иначе.

При всем желании говорить сжато, концентрировано, не могу не сделать некоего шага вбок: со смешанным чувством сохраняю в своей библиотеке фундаментальный том «Основы геронтологии», изданный в 1969 г. в Москве (646 стр. большого формата). Академики и доктора медицинских наук в 35 главах замечательно проанализировали все факторы, сопутствующие старению и хроническим болезням. Но там нет не то что главы, нет ни одного слова о роли настроения, добрых эмоций для сохранения здоровья!.. Таким был уровень официальной медицины. Вопрос: намного ли он изменился?..

Отрицательные эмоции: нераскаянная вина, гневливость, скука, чувство бессмысленности жизни и т д. и т п. – суть факторы, резко ухудшающие здоровье и сокращающие жизнь. Так, например, «скука приводит людей к саморазрушению, – говорит американец Алан Каруба, директор «Института скуки» в Мейплвуде, штат Нью-Джерси. – Это начальная стадия депрессии, которая играет значительную роль в развитии преступности (так как множество преступлений совершается одуревшими от скуки подростками) и в злоупотреблении алкоголем и наркотиками. Скука затрагивает даже младенцев. Если их не стимулируют в достаточной степени, это отражается на развитии их органов чувств». Доктор Августин М. де ла Пена, специалист в области нарушений сна, утверждает в своей книге «Психобиология рака», что скука подавляет иммунитет, и тем самым увеличивает восприимчивость к болезням.

Хотелось бы завершить этот штрихпунктирный обзор поучительным рассказом Алексея Тарасова о том, как понимание нерушимой связи между особенностями человеческой психики и здоровьем (нездоровьем) человеческого же организма привело английского психолога Ганса Юргена Айзенка к вполне реальным выводам и совершенно практическим результатам. «Доктор Айзенк называет два типа людей, увы, предрасположенных к раку или ишемической болезни сердца (ИБС). ПЕРВЫЕ отличаются крайне низкой внешней эмоциональностью, давят свои чувства, переживая их внутри, как в толстостенной тюрьме. Плюс к этому – тяжелая реакция на стресс. Они с трудом справляются с неприятными переживаниями, поддаваясь беспомощности, безнадежности, страху… Вторые, наоборот реагируют на стресс бурно, открыто, но, как правило, злобно и агрессивно… На кой, спрашивается, черт нам эта информация? Может, без нее и жить спокойнее и, авось, пронесет? Тем более, если ВЫ по личностному складу ни в группу замкнуто-подавленных, ни в группу агрессивно-злобных не угодили, то вообще можете спать спокойно. Но если вы все же стрессоподатливы да, плюс к тому же, склонны к бронхитам, да плюс отягощенная наследственность, да плюс две пачки сигарет в день, да плюс крепкое спиртное или, не приведи Бог, наркотики… Нет, вы должны знать свои факторы риска и задуматься о них. «Ибо есть одна важная вещь: многие факторы риска для раковых заболеваний действуют вместе». Согласитесь, от некоторых из них можно избавиться и своим умом. Но как быть с природными особенностями? С той же не зависящей от нас стрессоустойчивостью… Он рассказывает, как коллега Матичек сделал следующий шаг после предсказаний смерти от рака легкого или ИБС. Как разработал свой терапевтический метод корректировки эмоционального склада, начал учить пациентов справляться со своими чувствами и со стрессом. Тщательно подбирались однотипные группы и пары, разбиваясь на экспериментальные и контрольные. Во многом похожие люди стали жить разной жизнью. Одни сами по себе, как и раньше, другие по 15 часов в неделю, будучи совершенно здоровыми, проходили профилактическую терапию. Их было 50 и 50. Прошло 13 лет. В контрольной группе умерли от рака 16 человек, в опытной – 0. Заболели: 21-16. Кроме рака, другими болезнями: 15-5. Похожие результаты и в «зоне риска» ИБС. Не менее поразительно продление жизни уже смертельно больным пациентам с раком желудка и легкого… Айзенк особо подчеркивает, что в своих методиках и разработках опирается не на «утопии Фрейда», а на прочный фундамент учения русского академика Ивана Павлова. И переходит к неврозам. Тоже мучительная штука, надо сказать. То несчастная женщина смертельно боится кошек, «и вся жизнь летит к черту». То десятки чистюль непрерывно моются и дезинфицируются, «лишив себя возможности нормально питаться, общаться, работать, заниматься спортом и сексом». Так вот: тем двумстам бедолагам, которые только и делали, что чистились, не помогали ни психоанализ, ни электрошок, ни даже операция на мозге. Несколько сеансов поведенческой терапии с психологом, замешанных на десенсибилизации (снятии общей тревожности) и релаксации (антитезы стрессу – расслаблении), в 95 процентах дали полное излечение или сильное улучшение. Внешне это выглядит до смешного просто: психолог терпеливо показывает пациенту, сидящему напротив, что в чашке с грязью ничего страшного нет, что это можно вытерпеть, что этот стресс легко переносится…

А в основе – теория условного рефлекса нашего Павлова, творчески примененная к людям».

Полагаю, что после разговора о том, как вполне невесомая субстанция эмоций и мысли воздействует на вполне реальное состояние нашего здоровья, мы можем перейти к еще менее весомым субстанциям.

ПЯТЫЙ, ШЕСТОЙ, …НАДЦАТЫЙ ЭТАЖИ НЕБОСКРЕБА НАШЕГО ЗДОРОВЬЯ

Сознаюсь, не без чувства робости перехожу к следующему (-им) этажу(-ам) организации человеческого здоровья. Дело в том, что все предшествующие уровни любой скептик может увидеть и проанализировать либо посредством своих органов чувств, либо с помощью научной аппаратуры. Но сейчас мы – ради логической полноты изложения – должны вступить в те сферы, где чувства подавляющего большинства читателей еще не развились до способности восприятия тех тонких материй, о которых пойдет речь, а существующие приборы пока принципиальна не способны их улавливать. Что можно по этому поводу сокрушенно заметить? Хотя бы то, что единодушное голосование даже ста дальтоников против показаний одного человека, видящего разные цвета, не может отменить существования этих цветов в окружающем нас мире, – подобно тому, как наличие ультрафиолетового и инфракрасного отделов в цветовом спектре, которые хорошо воспринимают кошки и змеи, не означают, что мы правы в отрицании этих элементов диапазона радуги. Отсутствие блока УКВ в моем примитивном приемнике никак не означает, что на данной частоте не ведется особо качественного радиовещания, и, значит, правильно было бы не отрицать существования ультракоротких волн, а обзавестись прибором, способным фиксировать их излучение.

Данное предисловие необходимо для постановки вопросов о прямой связи существующей между состоянием нашего здоровья и наличием у человека иных тел наряду с тем плотным физическим телом, о разных этажах которого говорилось здесь до сих пор и которым только и занимается официальная медицина. Еще раз напомню о том, что определение цветности не есть дело дальтоников, сколь много ни собралось бы их на митинг протеста по поводу излишества трех окошек в светофоре (хватило бы, дескать, и одного). На чем же основываются суждения тех, кто исходит из существования тонких тел (оболочек) как реальности?

Во-первых, на полных совпадениях картин и объектов, тех количественных и качественных характеристик, которые дают независимо друг от друга люди, способные видеть или ощущать эти тонкие тела. Когда, например, пять, шесть или восемь моих весьма продвинутых учеников совершенно независимо друг от друга посредством ладони или поворотом рамки фиксируют одну и ту же величину так называемой эфирной оболочки пациента (скажем, 40 см или 1, 5 м или 2, 3 м), то как сумеет скептик отрицать это совпадение? А если совсем разные целители, каждый в отдельности, сходно определяют не только структуру этого энергетического тела (рыхлая, плотная, жиденькая, упругая и т д.), но и места вмятин, провалов, сдвигов, дыр, сквозных отверстий в этой оболочке?..

13
{"b":"1729","o":1}