ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сейчас пришло время напомнить о том, чему было посвящено немалое место в «Трех китах здоровья»: о самовыздоравливающем для вас воздействии посылаемого вами же импульса восхищения. Да, от посыла вашей доброжелательности становится лучше не только ее объекту (ребенку, любимой женщине, попутчику в электричке), но, прежде всего, – вам! Имеются возможности замерять энергетику до и после этого посыла добра как у того, кому он предназначен, так и у вас: иногда она возрастает десятикратно! Интересно, что названное совершается не только при общении с людьми (ах, как хорошо чувствуют себя дети, которых любят!), но и с вроде бы с неживыми предметами: сравните хлебово, спроворенное холодным ремесленником, и блюдо из тех же продуктов, но изготовленное с любовью!

Не умножайте в мире зла!.. Стать источником зла опасно, прежде всего, для самого источника. Дело в том, что эманации гнева, злобы, зависти, недоброжелательства или высокомерного презрения прежде, чем достичь того, кому их послали и кого ими поранили, сначала в хлам разрывают все оболочки ваши, все тонкие тела, окружающие ваше плотное физическое тело. То, что большинство людей не видит их или не знает об их существовании не аргумент (как не являются аргументом ссылки на отсутствие цветных пятен на светофоре, приводимые дальтониками). Решающим доказательством разрушительного и саморазрушительного воздействия ненавистных эмоций является другое: эгоистичные, злые люди долго не живут, и конец их недоброй жизни отягощен целой связкой мучительных недугов. А если и живут, то человеческая ли это жизнь?

Не умножайте количества зла, и вы сохраните здоровье!

Для начала – не бросайте дверь метрополитена в лицо идущему сзади, придержите дверь…

Обратите внимание на то, что зло расходится взрывообразно: некто в трамвае беспричинно обхамил вас; вы, в свою очередь, приехав на работу, «выдали» сотрудникам; те – дома – своим домашним, и т д. А ведь можно было бы сразу нейтрализовать источник, скажем, своим чувством юмора или просто спокойным или участливым тоном, и сколько человек (десятки!), в том числе и вы, сохранили бы в этой взрывной ситуации нервы и здоровье.

И опять всей кожей чувствую нарастающую волну читательского недоумения: так что же, г-н сочинитель призывает равнодушно внимать всяческим несправедливостям? Или стать в позу того мужичка, что приговаривает: «Моя хата с краю, знать ничего не знаю?» Нет, я призываю следовать примеру своего святого покровителя Георгия Победоносца. Вглядитесь в икону: Георгий насмерть поражает своим копьем мерзкого дракона (воплощение зла), но у него-то самого лик злобой не искажен!.. Он уничтожает зло, но злобы в мире – ненавистными эманациями, выбросами мстительной ненависти – не приумножает! Со злом необходимо бороться – круто, жестко, мощно, но не уподобляясь его носителям, иначе – чем вы будете отличаться от них? Допустим, некто самодур Антон Францевич в пригородном поселке спустил на вас собак только потому, что вы с женой проехали на велосипеде по «его» улице. Что же – уподобляться этому без меры обрюзгшему, глубоко нездоровому во всех смыслах человеку и вступить с ним в «диалог» на его матерном языке? Не значило бы это унизиться и уподобиться ему и его собакам? Да, собак вы вправе разогнать обломком доски, ну, а с новоявленным Тит Титычем пускай лучше побеседует участковый – со всеми вытекающими из этого последствиями.

Очень впечатляющий, по-моему, этюд: когда-то давно, еще в 1981 г., пришли ко мне в Пушкинский дом трое лидеров литературного диссидентского движения, чтобы уговорить помочь десяткам непризнанных литераторов создать свою организацию. В этот период разные редакции «задробили» шесть моих больших работ, и я мог представить себе чувства людей, которым не удается печататься. Я согласился, многие годы, что говорится, «не щадя живота своего», помогал талантливым людям из организованного нами «Клуба-81» утверждать свое профессиональное лицо. С каким числом без меры осторожных начальников – вплоть до цековского уровня – пришлось перессориться, сколько сил и времени – годы ушли! – отдать этому делу. На обкомовском уровне «задетые» исхитрились лишить меня почетного звания, к которому я был представлен. Зато десятки людей впервые смогли опубликоваться, многие из них стали членами Союза писателей. С большинством из них у меня до сих пор отличные отношения. И вот недавно узнаю: один из тех троих моих «уговорщиков» широковещательно сообщает о том, что «некто Андреев» был заслан к ним компетентными инстанциями!.. Такая вот благодарность, пришедшая через много лет… Как бы вы, читатель, ответили на нее? А я читаю трогательную надпись, оставленную этим «отцом русской демократии» на моем экземпляре сборника «Круг», и только тихо сожалею о его бедной, сморщенной политиканскими страстишками душе. Было время, когда я легко попадался на различного рода провокации, и ничего хорошего из этого не проистекало – ни для провокаторов, ни для меня. Предположим, он оказывался в больнице, а я долго не мог восстановиться после своего гневного выброса, и что же в мире менялось? Да ничего! И вот пришло глубокое убеждение, что выносить суд-дело властей или Господа («Аз воздам!»)

В ряде случаев оказывается, что надо, прежде всего, понять мотивы оппонента, а затем уже и выносить справедливое решение. Любопытно, что понимать чужие мотивы до конца – нелегко, но нужно, хотя бы это были и малые дети. Вот пример: мама с дочкой-школьницей спешно должны собраться к врачу, на улице холодно, но дочка ни за что не хочет надевать пуховик. Мама нажимает, та – в слезы, вмешивается папа, слезы уже ручьем, плач – в голос, и визит к врачу вот-вот сорвется. Какие имеются выводы?

Первый – традиционный: хорошо поддать дитяти, но родителям на своем настоять не удастся. Нервы у всех будут надолго выведены из строя. Путь второй: выспросить, в чем дело, и окажется, что в пуховике «на меня никто смотреть не станет!». Ну что ж, такова ныне сформировалась в этом возрасте, в этом классе нерушимая система ценностей, значит, сами виноваты, надо на себя, проглядевших ситуацию, пенять да с классным руководителем посоветоваться, а пока – найти компромисс: поддеть под ее модерновую курточку теплый свитер, к врачу успеть, зла не приумножить, а материал для раздумий получить изрядный, многоаспектный…

От доброго состояния нашего духа прямо зависит и доброе состояние наших внутренних органов. Напомню вкратце суждения А. Вейника, которые я уже приводил: отсутствие жизненной идеи (или ложная идея) приводит к сбоям в сердечно-сосудистой системе, леность по отношению к труду – к мозговым заболеваниям, любовные стрессы – к нарушению деятельности щитовидной и других эндокринных желез, зависть – к болезням пищевода, надменность, честолюбие, ревность, жадность – почек и надпочечников, хитрость – желудка, зацикленность на воспоминаниях о прошлом бьет по позвоночнику и т д. и т п.

Как жить дальше – каждый волен решать самостоятельно. Но очень прошу: не умножайте количество зла в мире, не нарабатывайте себе, используя восточную терминологию, отрицательную карму! Расплата неминуема. Любое, вольно или невольно сотворенное человеком зло, подобно бумерангу, рано или поздно, но грозно вернется назад и принесет зло ему же. Вопрос для примера: будет ли счастлив молодой, с белозубой улыбкой миллионер, который хитростью присвоил себе документы благотворительного общества «Храм здоровья» и открыл под этим же благородным названием сугубо коммерческий медицинский центр? Мне жаль этого человека: он способен обмануть других, но свою Судьбу… Вопрос, думаю, чисто риторический.

Сознаюсь, сильное впечатление произвела на меня исповедь экономиста Ольги Дроздецкой «На Голгофу и обратно» – раздумья о причинах своего тяжкого заболевания. Поскольку она была опубликована не очень большим тиражом для подписчиков «Путь к себе», я осмелюсь привести выдержки из нее. Ощутив полную немощность своего положения, онкологическая больная, прошедшая операцию, облучение и химиотерапию, серьезно задумалась над вопросом: почему она заболела этой страшной болезнью?

24
{"b":"1729","o":1}