ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ощущение несокрушимого здоровья, которое получает больной от своего лекаря, является одним из могущественных факторов веры в него, осознанным или на бессознательном уровне, то есть является одним из определяющих психологических средств выздоровления пациента. Хронически болящий врач – можно ли даже теоретически придумать более удивительный парадокс? Разве что атеист-богослужитель, мокрый огонь или дряхлый младенец, то есть сочетание понятий логически несовместимых, изначально несуразных, бессмысленных. А между тем – обратимся к своим воспоминаниям (о женщинах-врачах из деликатности промолчим): редкость ли – врач, у которого изо рта рвется густое табачное зловоние, а то и спиртная вонь даже на дежурстве? Мало ли из них отягощенных тучным, необъятным чревом, одышкой или другими признаками органических дисфункций? «Врачу, исцелися сам!» – давно было сказано.

Да, собственное здоровье – весомый аргумент в деятельности врачевателя, в его борьбе за здоровье пациента. Но не только! Постоянное совершенствование в области здоровья способно принести такой личный опыт, с которым не могут соперничать никакие книжные знания, способно избавить от таких недугов, мучительнее которых трудно себе представить. Один-два примера.

Конечно, никто не может заречься от того, что не попадет под пресс онкологического заболевания. Но – «знать бы, где упасть, там соломку подстелить»! Подобную «соломку» подстелить заранее, в общем-то, несложно: регулярное обливание холодной водой автоматически создает в организме рефлекторные дуги между охлажденной поверхностью и расслабленными внутренними зонами, где на короткое время возжигается t°] 42°C, т е. такая, которая заметно ослабляет жизнедеятельность любого вируса. С другой стороны, регулярное же посещение парной бани с «крутой» термообработкой организма березовым веником и жгучим паром повышает t°] 42°C практически повсеместно (до этого барьера допускает механизм теплообмена и потообразования, охраняющий белок от тепловой смерти). То есть, данная процедура, полярная по направленности холодовому воздействию, приводит к тому же эффекту: превентивному удару по вирусу, его ослаблению. А если взять внутреннего врага в клещи, да клещи эти смыкать почаще?.. Ах, где изыскать на это время? Да позаимствовать его из того сокрытого резерва, который придется в противном случае отдавать лежанию в больницах после операции, после облучения, после химиотерапии. Откуда же еще?..

Да, конечно, возникают сопутствующие вопросы: а если я никогда не парился, если никогда холодной водой не обливался, как быть, с чего начать и т д. и т п. Все дело в желании человека то ли надежно быть здоровым, то ли положиться «на авось» и наверняка заболеть чем-либо горестным и тягостным. А уж если двинешься по дороге здоровья, то здесь открытия автоматически последуют одно за другим. Так окажется, что холодовые процедуры заметно ускоряют обмен веществ, а это чревато увеличением числа разного рода очисток организма – во имя ликвидации интенсивно выделяющихся внутренних шлаков. Если этого не делать (в том числе не перейти и к регулярным голоданиям, а это – новая наука, новые горизонты), то холодовые процедуры и моржование, спасающие от одной неприятности, могут привести к другой, к общей хлипкости и неустойчивости здоровья. То есть окажется, что это забота и эта работа – категория комплексная, многосложная, постоянно расширяющаяся, в том числе и в сферу духа. Но! Пусть назовут мне ценность более высокую, чем полнокровное здоровье, то есть сама жизнь! Игра стоит свеч.

Разумеется, расширение этой антионкологической практики приведет и к определенному типу питания, и к постоянному устойчиво-положительному духовному настрою, и к владению разного рода медитативными техниками, и даже к выходу на возможность кармического пересоздания своей судьбы. Спрашивается, у кого будет больше шансов на победу: у медика, опирающегося, например, только на сугубо хирургическую практику, либо у него же, знакомого не только с тем, что рекомендуют официозы, но и с тем, что он проработал самолично, на себе?

А вот довод еще более выразительный, если может быть что-либо более серьезное, чем встреча с канцером. Ан нет! Аденома простаты – мучительное мужское заболевание – согласно теории и практике официальной медицины, не имеет никаких вариантов, кроме опасной и болезненной операции. Больной орган лежит в глубине таза между прямой кишкой и мочевым пузырем, и добраться до него можно лишь сверху и сбоку, разрезая по пути много слоев разного рода живых тканей, и не всегда можно обойтись только одной долгой резекцией (по состоянию сердца пациента), а тогда – вывод наружу мочевода и жизнь с бутылочкой на боку со всеми сопутствующими.

Повторяю: у официальной медицины нет иного лечения данного недуга, помимо кровавой и болезненной операции. Осмелюсь дать репортаж по этому поводу, полученный непосредственно с места катастрофического события. Цитирую.

«Здравствуйте, дорогой Юрий Андреевич! Спасибо за письмо.

Да, письмо Ваше пришло в то время, когда мне сделали вторую часть операции и удалили предстательную железу.

Продолжаю считать, что это – не лучший вариант борьбы с аденомой, и сожалею все еще о том, что Вашу очень полезную и важную книгу «Три кита здоровья» я прочитал слишком поздно. Операция – это всегда варварство. Я, например, потерял в весе 14 кг (может быть, это и полезно для сердца, но привожу это как факт). Потерял много крови (800 гр. добавляли в процессе). А самое главное, я потерял полгода нормальной человеческой жизни, за которые, наверно, мог бы что-нибудь полезное сделать. Это ни в коей мере не сравнимо с двухнедельным голоданием! И еще: во время между первой и второй стадией операции я чувствовал себя так, как, наверно, чувствует себя преступник в камере смертников, не зная определенно: выживу ли после второй (основной) стадии? Это не могло не сказаться на психике. Операция продолжалась 1 час 50 минут. Сейчас, кажется, закончилась эта ужасная темная-темная 150-дневная ночь, и забрезжил рассвет.

Пусть никто не обманывает Вас в том, что операция по поводу аденомы – это пустяк. Я три дня лежал в реанимационном отделении. Сейчас я отхожу понемногу, используя отпуск за прошлый учебный год, который испортил в урологическом отделении больницы No7. Говорят, что и это – не все. Может быть, избавь Господь, плавает в крови смертоносный тромб, может быть, родился камень в мочевом пузыре в связи с прошедшими перипетиями в нем летом (в урологическом отделении я о таких случаях наслышан зело; камни вырастают с периодикой примерно в 1 год) и тогда – снова операция… Спаси, Боже!

Я написал Вам обо все этом, чтобы (может быть) Вы имели возможность хоть строчку использовать при переиздании своей книги «Три кита здоровья».

Очень рад за Вас, за Ваше здоровье и работоспособность. Впрочем, не тавтология ли это? Здоровье человека – это, по-моему, и есть его работоспособность.

Не знаю, выразил ли я Вам в первом письме мысль о том, что после священного писания Ваша книга «Три кита здоровья» в моем сознании стоит самой первой. Это правда.

До свидания.

Привет и наилучшие пожелания близким и тем, которые помогут и помогали Вам в Вашей работе.

322618 Украина Днепропетровская обл. Г. Днепродзержинск».

В этом трагическом человеческом документе я лишь – потому не сократил безмерно высокие слова о «Трех китах здоровья», что именно в этой книге, которая, к глубокому сожалению, вовремя не попала на глаза Александру Ивановичу (и какому еще числу подобных ему страдальцев – Бог весть!) четко поведано о том, каким образом аденома простаты может быть удалена безоперационно! Способ этот: двухнедельное голодание!.. Что? Мучительный, трудный, невозможный для вас акт? Прежде чем заявлять это, еще и еще раз перечитайте процитированное выше письмо, а уж тогда восклицайте сколь угодно эмоционально.

В чем смысл двухнедельного голодания? В том, что после 6-8 дней терпения горелка сжигания пищи, образно говоря, переворачивается внутрь организма и начинает выжигать там все лишнее, а в первую очередь – все вредное! Выгорают, идут в жерло жаркой топки все опухолеродные клетки, вся удушающая органы чужеродная пленка, все паразитирующие грубые соединительные ткани, в том числе и тот клубок, в который оказался погруженным нежный двенадцатилистник предстательной железы.

68
{"b":"1729","o":1}