ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

То же самое по отношению к жилой площади, по переделке ее в благоприятную для человека из биопатогенной.

То же самое по отношению к мелкой живности (реанимация четырехнедельных цыплят, затоптанных в июне 1986 г. тупою толпою своих собратьев, и исцеление сломанной ножки у вороненка Карлуши, выпавшего из гнезда тогда же).

Должен сказать, что методику эту я неоднократно применял в качестве психического посыла на расстоянии при воздействии на организм упоминавшейся ранее Асечки Матвиенко, когда деваться было некуда, когда сама смерть сидела на ее больничной койке.

Что подтолкнуло меня осуществить эксперимент в полном, реальном, конкретном виде, с применением – специально подготовленного оборудования? То, что, Сергей Л., молодой человек, чья судьба была мне отнюдь не безразлична, впал в тягчайшую депрессию и недвусмысленно, особенно после непростых испытаний, едва не завершившихся тюремным заключением, решил покончить с собой. Именно в этот момент он и заявил мне: «Юрий Андреевич, делайте со мной все, что хотите, проводите любое испытание, передавайте меня хоть черту, хоть Богу, потому что мне уже все равно, я буду кончать все счеты с этой жизнью, если вы мне не поможете». (Надо заметить, двухнедельное его пребывание в психбольнице и лечение его там перед этим разговором ни к чему доброму не привело: цитированное высказывание – прямое тому свидетельство). Слов нет, я был категорически против этой смерти и вынужден был сыграть ва-банк, 5 ноября 1986 г. в 21 час я первым – как с утеса в ураганное море – прошел через процедуру, которой в истории человечества, полагаю, никто раньше не пользовался, а затем после этой проверки, надежно завязав Сергею Л. глаза, проделал ее и по отношению к нему.

Что касается меня, то вполне возможно, что благодаря ей я столь легко прошел этот месяц (не могу сказать достоверно, ибо предшествующее изложение показало, сколь многими энергетическими каналами я пользовался). Что касается Сергея Л., он через некоторое время – дней через 5-6 – позвонил о своей метаморфозе: он влюблен в жизнь, ему хочется работать, много сделать, написать нечто удивительное и т д. Вскоре я получил от него письмо, каких человек получает немного за десятилетия: с пламенной благодарностью за возвращенную жизнь. Сейчас, почти три месяца спустя, он по-прежнему находится в добром тонусе, увлеченно пишет.

Таким образом, две человеческие жизни: Асечки и Сергея – являются весовыми аргументами в пользу тех изысканий, которые по отношению к себе в полной мере я применил в период 32-дневного экспериментального голодания.

Разумеется, все названные (и некоторые иные) энергетические аспекты я буду разрабатывать в меру своих сил и возможностей и дальше, и весьма досадно, что эффективнейший, очевидно, из них должен изучаться в обстановке, исключающей какую-либо утечку информации. Он сулит большие многообразные перспективы, потому не должен быть нелепо подорван у самых истоков.

Приписка спустя восемь лет, в январе 1995 г.

Увы, практика показала, что не названный здесь способ получения и переработки энергии по-прежнему не должен быть предметом «ширпотреба», ибо в недобрых руках способен принести немалое зло.

Пока же подтверждаю фундаментальнейшее наблюдение той поры: человек – многоканальное устройство для получения энергии, с хорошо налаженными дублирующими системами. Сводить все его возможности к способностям лишь желудочно-кишечного тракта – жалкая позиция.

III. Резюмирующая часть записки, или в чем был неправ Фауст

Доктор Фауст, согласно средневековой легенде, продал черту душу, и обрек ее тем самым на вечное (после смерти) надругательство – во имя возвращения молодости. Не берусь судить о его воспоследовавших загробных муках, но посмертной критики он действительно заслуживает и, прежде всего, за малодушную готовность прибегнуть к любым, даже самым аморальным внешним средствам, но – не к собственным внутренним резервам. Мать – природа заложила в нас вулканические силы, она готова нас всячески радовать и поддерживать, если только мы захотим понять счастливые и мудрые законы ее и жить согласно ее уложениям.

Доктор Фауст заслуживает критики также и за то, что он хотел вернуться в изначально юное состояние, а это, при неукоснительном выполнении чертом данного пожелания, должно было вести к автоматическому отсечению таких фундаментальных ценностей, как опыт и знания. Стремление предпочесть им наслаждения, даруемые молодым организмом, есть весомое основание к характеристике малой нравственности оного персонажа.

А между тем, мы имеем все возможности, не выбрасывая за борт, но, напротив, всячески приумножая драгоценный багаж осмысленного опыта и непреходящего значения знаний, полнокровно пользоваться всеми без исключения щедротами молодого здорового организма! Чтобы добиться подобного наивысшего идеала, не закладывая в адский ломбард свою душу, но сохраняя ее свободной и радостной, надо лишь советоваться не со своею безмерной ленью, не с безмерной косностью среды, но с природой, но с теми людьми, которые всегда в поиске. «Если бы молодость знала, если бы старость могла», – добрая поговорка в том плане, что реальные возможности для этого человеческого оптимума существуют на самом деле, во всяком случае, «старость» «может»! Как синоним немощности, она отодвигается куда-то очень далеко.

Досадно, конечно, что изложенное здесь, будь оно предложено вниманию т н. ученых (убежденных консерваторов на 98%) или вынесено на широкое обсуждение, будет подвергнуто не проверке, а остракизму, осуждению.

Много ли времени занимают все эти процедуры? Не больше, чем наши регулярные занятия, едой и физкультурой (если мы ею занимаемся, конечно). Но уж, конечно, они приносят много больше радости, чем хождение по врачам, лежание в больницах и маразматическое воздействие на своих ближних и дальних.

И главное: здоровье – само по себе великая фундаментальная ценность нашей личной жизни, собственно говоря – это сама нормальная жизнь, но оно же – и незыблемое основание нашей работоспособности, которая является уже ценностью общезначимой, общественной. Вот почему игра стоит свеч, вот почему изложенное выше, надеюсь, раньше или позже взломает, взорвет железобетонную плотину той косности, из-за которой сотни миллионов человек катастрофически заваливаются в кювет, достигнув едва ли половины своего жизненного пути.

Р.S. Как стало достоверно известно, японские ученые поставили изучение т н. сверхнормативных явлений на компьютерный поток и обобщение. Чуждые, в отличие от нас, каких-либо догм и незыблемых канонов, они закладывают сейчас основу своих будущих практических успехов и дерзких, фундаментального значения теоретических новаций. Нас же ничто не учит: ни уроки кибернетики («продажной девки империализма»), ни уроки генетики («выдумки реакционного монаха»), ни многие иные провалы, за которые потом столь дорого платим.

И здесь, прикидываю, склеротированный паралич некоторых зон нашего общественно-научного мышления встанет нам в 20-30-летнее практическое отставание, в утрату приоритета и престижа. Что же, нам не привыкать. А жаль!..

Понимаю, что недопустимая в строгих научных трактатах эмоциональность данной записки способна сработать против меня так же, впрочем, как и целый ряд необязательных штрихов (что это, к примеру, за три красотки, о которых в деревенской бане я избил березовый веник, в каких, простите, костюмах они были, и какое, в конце концов, отношение имеют к классической науке, черт побери?!). Очевидна мне и непроясненность ряда процессов, упомянутых здесь (скажем, набор веса при энергетической подпитке – для меня самого абсолютно «черный ящик»), но понимаю также и то, что зацепятся за эти поводы лишь те и именно те, кто рад будет любому поводу, чтобы уйти от сути поднятых здесь вопросов. Пусть уходят: баба с возу – кобыле легче!.. Конечно, такой финал Записки не по этикету, зато – чистосердечен.

27 января 1987 года

78
{"b":"1729","o":1}