ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще пример – и опять из привилегированного заведения, где болящему изо всех сил хотели помочь посредством всех возможных человеческих и технических способов. Великий без кавычек врач-целитель Александр Романович-Довженко лечился в санатории ЦК Украины от общей слабости, но бодрости у него не прибывало. Я и не знал, что он наслышан о моем существовании, но, оказывается, книгу «Три кита здоровья» он прочел и, узнав о моем гостеваний в Киеве, пригласил меня к себе в апартаменты, комфортней которых трудно себе и представить. После сердечной беседы с этим замечательным, доброжелательным человеком я предложил его посмотреть, он согласился.

Меня сразу же насторожил необычный сигнал от теменной части головы. Пролоцировав весь организм, я вновь вернулся к этому сигналу, стал выспрашивать, что да как, обращали ли на это место внимание врачи. Нет, не обращали,, ведь там ничего не болит. Опять, как и в случае с тем военным, ситуация глухая – сам-то орган болевого синдрома не испытывает. Стали разбираться. Александр Романович сильно поднапряг память и вспомнил, что 47 лет тому назад, будучи молоденьким солдатом, он был контужен, но в пылу боев за освобождение Украины было не до отлеживаний, и вроде бы все прошло само собою… Но вот, оказывается, не прошло: ушибленная когда-то мозговая ткань заявила, что с нею надо считаться. После того, как враг был обнаружен, нашлись и средства (тоже нетрадиционные), чтобы заставить его сдаться.

Число парадоксальных примеров может быть и увеличено, но задача не в приумножении их: суть проблемы в том, что разобраться в заболеваниях столь сложной системы, как человек, может столь же многосложная, как и он сам, система, до высот которой машинам не подняться. Допустим, через некоторое время во всех поликлиниках появятся приборы, способные провести ту относительно несложную диагностику, о которой я уже поведал сейчас в двух примерах. Но вот вопрос: а как они справятся со многими более сложными случаями, например, с заболеваниями наведенными? С заболеваниями кармическими? Их-то какие приборы, кроме человека, могут распознать?

БИОЛОКАЦИОННАЯ ДИАГНОСТИКА

Исхожу из того, что биолокационная чувствительность ладоней у оператора достаточно развита – от природы любой посредством специальных упражнений, либо благодаря тому и другому. Что значит «развита»? На мой взгляд, она должна быть такой, чтобы вы могли – для контроля – продиагностировать состояние зон пациента ладонями даже в том случае, если он находится за дверью или укрыт железным щитом. Подчеркиваю: речь идет не об информационной диагностике, для которой не существует категории расстояния, а о приеме вполне материальных сигналов, исходящих из больного органа. Я уже оговаривал выше, что по мере возможности опираюсь на все доступные результаты как приборной диагностика, так и внешней диагностики традиционной (глаза, язык, пульс, коррелирующие отклонения, например, состояние кожи), так и диагностики нетрадиционной – во всей палитре ее возможных красок: важен результат. Каковы же принципы именно биолокационной работы по обнаружению болезни?

Первый: забота о здоровье диагноста, ибо вступая в контакт с больным человеком (возможно, очень больным), целитель подчас рискует весьма многим. Поскольку ни в одной из известных мне биоэнергетических школ правилам защиты не обучают, я остановлюсь, хотя бы и кратко, на их описании. Беда, если их не соблюдать! Можно, например, разогнуть скрученный болезнью палец у некоего бедолаги и в ответ на это свое добро получить такой сведенный в колечко свой собственный палец, который уже никогда и никаким врачевателям не вернуть в исходное положение. Можно, предположим, убрать температуру у ребенка и в ответ получить густую лихорадку на собственных губах. Но может быть и еще хуже: платой за лечение человека явится тяжкий недуг кого-либо из ваших близких. Чтобы подобных бед не случалось, вам надлежит сделать немалое.

1) Обязательно выйти в информационное поле и получить ответ (хотя бы с помощью отвеса), имеете ли вы право работать с этим человеком. Если «нет», то существует ли некто, вам известный, кому вы можете передать пациента? Если, согласно ответу, никто не смеет взяться за его здоровье, тут уж дело лично ваше: либо тактично отказаться, либо же вступить в работу, зная, что расплата за вашу работу (и глупость) воспоследует неукоснительно. Мудрость мироздания много выше нашей, ее логика столь высока, что далеко не всегда доступна нам, и если мы осмеливаемся стать на путь очистительного цунами Вселенной, то не на кого потом будет и жаловаться, кроме как на самих себя. Решение возникающих в этой ситуации задач – дело очень не простое! Вот пример: еще молодая (чуть за тридцать) женщина живет вместе с пожилой матерью в одной комнате тесной коммунальной квартиры, и вот ее матери, ветерану труда, предоставляют ордер на отдельную квартиру, а мать настолько резко и тяжело заболела, что не может быть и речи о получении ею документов, выписке, прописке и переезде. Общие знакомые прибегают ко мне с искренней просьбой: поддержать ее жизнь хоть какое-то время, чтобы получить шанс для решительного улучшения судьбы дочери – ведь где будет свое жилье, там зреет и более вероятное замужество, да и вообще, светит совсем иная жизнь!.. Выхожу в информационный канал, получаю категорический запрет на вмешательство в здоровье матери!.. Тут я прерываю изложение и обращаюсь к совести читателя: как бы данную дилемму решил он? С одной стороны, табу со стороны тех «инстанций», с которыми шутить не приходится, с другой, уникальная, может быть, возможность для молодой женщины обрести личное счастье… Не знаю, как поступил бы читатель, а я решил ей помочь. Для этого вдохнул силы в умирающую, она оправилась, поднялась на ноги и в добром здравии прожила более трех месяцев, в течение которых, конечно, состоялся переезд. А что же я? Я – то ничего, да вот внук получил такой удар по здоровью, что целый год мы возвращали его к ординару, а чем это аукнется для него в зрелые годы – Бог весть… Вот и будем соотносить свое поведение с «советами свыше»: во имя «техники безопасности» (либо нарушать ее).

2) Ваша доброта, ваше доброжелательное отношение к пациенту – самый мощный, броневой купол вашей защищенности, он подобен башне сверхтяжелого танка или многоэтажного ДОТа. Известно, впрочем, что и эти непробиваемые сооружения подчас бывают поражаемы. В нашем случае аналогией с прямым попаданием снаряда в цель будет проникновение черной, болезненной информации через каверну корыстной мысли. Тут одно из двух: во время врачевания думать либо о человеке, либо о его кармане!.. Оплата – дело необходимое, но, во-первых, лучше оговорить все проблемы вашего «энергоинформационного обмена» с пациентом заранее (вплоть до того, что это будет благотворительная работа), во-вторых, твердо усвоить, что оценка им своего здоровья и стоимости вашего труда – это проблема, прежде всего, пациента (который за скаредность получит свое возмездие).

Но вернемся, однако, к моральной защищенности целителя во время диагностики (и дальнейшего врачевания). Мне приходилось сталкиваться с мнением, что лучшая (чуть ли не единственная) защита – это незыблемая вера целителя в себя, убежденность в своих силах. Пожалуй, не реже случалось встречаться и с убеждением, что лучшая защита – это непоколебимая вера в Бога и упование на его могущество. Что тут сказать? Вспоминаю очередной раз принцип дополнительности и полагаю, что и доброта сердечная, и уверенность непоколебимая в своей силе, и вера в покровительство Господне – все это не антагонисты, но союзники, все это суть основы той духовной мощи, которая вздымает, мобилизует на защиту целителя все внутренние резервы его физического, эфирного, астрального, ментального тел. Каков бы вид нравственного панциря, согласно своей индивидуальности, ни избрал он, лишь бы дело шло безупречно – на пользу пациенту, но не во вред целителю.

3) «Бог-то Бог, да сам не будь плох», – эта русская поговорка великолепно, на мой взгляд, дополняет концепцию моральной уверенности врачевателя в себя. Всяко может быть: случается так, что график биоритмов лекаря – в глубоком низу, а соответствующий потенциал больного – высоко вверху; бывает, что по причинам it внутренним или внешним врачеватель почему-то рассредоточен, короче: «Береженого Бог бережет». Существует и апробирована система технических способов защиты. Вот они:

81
{"b":"1729","o":1}