ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Разумеется, я говорю о тех, кто по сути своей, по долгу своей совести является врачом, целителем, но не дельцом, использующим свое положение для решения своих дел и делишек. Не выходит из памяти такой вот эпизод: пригласили меня в одну из районных больниц, в порядке благотворительной помощи ей, для консультации по поводу непроходящих сильных болей в стопе у одного молодого миллионера, попавшего в автокатастрофу, который абонировал там большую отдельную палату. Поставить диагноз не составило труда, назначить лечение – нетрадиционное для официальной медицины, но проверенное на эффективность народными врачевателями тысячекратно, также было несложно. Синклит врачей в белых халатах согласно кивал головой: «Да, господин профессор, конечно, господин профессор…» Меня смутило, правда, что они сразу же не согласились с тем, что основную процедуру – особую форму массажа уриной – я хотел поручить его супруге: опираясь на свой опыт, когда жена больного механизатора с Днепропетровщины очень успешно, денно и нощно во времянке у меня на даче выхаживала своего тяжко недужного Мыколу. «Нет, нет, у нас есть для этого персонал». Какой персонал в беде способен заменить любящие руки жены?.. Домой, кстати, я возвращался с этой юной особой на роскошной иномарке, которую небрежно вел его приятель. Жена эта не выглядела очень уж удрученной затянувшимися страданиями своего супруга. Недели через две я по телефону осведомился у заведующего отделением, как дела у пациента, он, ответил: «Без изменений, сильно мается бедняга» – «Неужели не помогли мои рекомендации?!» И тут я услыхал нечто, поразившее меня, как гром небесный: «Да кто же в официальном учреждении станет делать эти «благоухающие» процедуры?..» Стало ясно: большие деньги, которые платил этот мученик за свое пребывание там, помогали больнице оставаться на плаву в трудное для нее время, деньги не пахнут, так зачем же нужно этому «врачу» пресекать источник своего благополучия? Потому-то и «запахла» урина. Вот так: дважды преданным – и женой, и больницей, которым не к спеху было возвратить его к жизни, – оказался тот несчастный бизнесмен. Не говоря о его физических страданиях, спрашиваю: каков уровень его нравственных мучений?!. О каком выздоровлении может идти речь при таких – то обстоятельствах?!.

Существует целая наука об отношениях врача с пациентом, которая учитывает множество сложных и сложнейших аспектов, в том числе и такой, как единство их понятийного аппарата: люди логического строя речи воспринимают слова иначе, чем люди образного мышления, и если правополушарник услышит, к примеру, что кто-то «сосет у него энергию», то этот яркий образ может привести его в состояние обессиливающей паники. Не учитывать этого нельзя!

Мне кажется, совместная работа целителя и больного должна заключаться в том, чтобы любой положительный результат выявлялся и подчеркивался, но – на фоне непрерывной самостоятельной работы, которую больной ведет под руководством врачевателя. Любовь к пациенту должна присутствовать всегда, но любовь, каждый раз по-иному окрашенная. Вспоминаю одну из самых своих нелегких пациенток – Людмилу Н., у которой начался паралич ног. Веселая, энергичная женщина, в прошлом спортсменка, любящая и любимая супруга и мать, она с внешним юмором и долготерпением относилась к той непростой ситуации, в которой оказалась, и работать с нею было по-человечески приятно. Тем не менее, я не упускал возможности, чтобы в хвост и в гриву, как говорится, разнести ее за лень при выполнении ею домашних заданий, за маленькие хитрости, к которым прибегала она, чтобы улизнуть от того или другого самостоятельного упражнения. «Люби жену, как душу, тряси ее, как грушу», – эта поговорка в данном случае могла быть применима к ней, но именно в силу глубокой интеллигентности Людмилы и ее чувства иронии и самоиронии: она прекрасно понимала, что мои «крутые разгоны» вызваны желанием помочь ей. И сплошь да рядом после целого сатирического спектакля, который мы в ее честь разыграли с членами ее семьи под ее же аплодисменты, возникали новые позитивные идеи, рассчитанные на ее возросшие возможности.

Но и тени критики не могло быть в адрес сверхмнительной Таисии П., которая буквально оживала при словах похвалы и, напротив, обмирала до полусмерти при любом намеке даже на гипотетическое ухудшение. Я никогда не обманывал ее – в том плане, что на каждом из осмотров акцентировал ее внимание исключительно на тех объективных симптомах, что говорили в пользу выздоровления. Что же касается отрицательных моментов, то давал ей задания, так сказать, общего плана на их подавление: например, повторение духовной очистки, например, на новый уровень работы с мыслеобразами, например, на очередное увеличение специальных дыхательных упражнений. Да, я посылал ее на избавление от «инграмм» к специалисту по дианетике, но и сам, введя ее в транс, мягко освободил от навязчивых страхов. Самое же главное, учил ее в собственных неприятностях винить прежде всего себя, а не кого-то и не что-то, и спокойно, без паники искать позитивный выход из нежелательной ситуации. С другой стороны, приходилось подчеркивать ее достоинства, опровергать постоянное самоуничижение. Короче говоря, психологическая (психотерапевтическая) работа с нею забирала времени и внимания никак не меньше, чем труды по освобождению ее от неприятного узелка на щитовидной железе. Здесь возникали и драматические коллизии: так, например, врач-онколог настаивал на скорейшей операции тогда, когда, по моей диагностике, дела уже пошли на лад (но материальный субстрат болезни еще оставался на месте). Я твердо заявил, что делать выбор в подобной ситуации надлежит только самой Таисии. Она от необходимости решать скрылась в далекую деревню, куда уехала в отпуск (но продолжала выполнять и там все упражнения, предписанные мною). К счастью, этого месяца хватило на то, чтобы узелок заметно уменьшился, и врач после возвращения освободил ее от необходимости срочного оперативного вмешательства – при условии регулярного наблюдения за нею в соответствующем центре.

Я был бы не откровенен, если бы не добавил, что с моей стороны постоянных профилактических осмотров не последовало: по телефону позвонил ее муж, глубоко огорченный не столько заболеванием супруги, сколько обилием в ее речениях ссылок типа: «А вот Ю.А. сказал…», – и, сообщил, что больше ее ноги у меня не будет. Пока я осмыслял услышанное, пока думал, а не пригласить ли и его на лечение, он опустил трубку на рычаг… Бывают и такие финалы при человеческом подходе к человеку, но все же суть в том, что в данном случае удалось повысить уверенность пациента в свои силы и добиться крутого перелома в ходе болезни.

Постоянная положительная поддержка на всех этапах вашего общения с доверившимся вам человеком – вот условие роста его возможностей в борьбе с болезнью. Этот рост, в принципе, не имеет пределов и является одним из важнейших факторов его выздоровления. Задача целителя – поднять настроение больного от глубокой депрессии и печали хотя бы до нейтрального, а затем – до оптимистической уверенности в обязательной борьбе над недугом. Такова одна из определяющих осей в построении обширного поля здоровья. Теперь – о другой оси в системе тех же координат.

Обозначим ее как постоянное увеличение числа органов, которые оздоравливаются при вашей работе с пациентом. Логика такой постановки вопроса является очевидной для целителя, то есть для такого врача, который видит человека целым, целостным, органическим единством, а не арифметическим соединением разных частей и систем. Коли конкретная болезнь есть частное проявление общего расстройства всего организма, включая, конечно, и дефекты его «руководящих центров» и деформации в структуре его тонких оболочек, то, значит, необходимо лечить по возможности весь этот многосложный комплекс. Где-то раньше я уже высказывал свою мечту о том, что драму попадания в больницу по частному случаю следует в идеале видеть в качестве радостного повода для полного оздоровления человека. Ну, да пока господствующая медицина дозреет до подобной расширительной практики, обращенной не к избранным, а ко всем без исключения людям, мы уже сейчас будем исходить из полного, а не ущербного понимания здоровья.

89
{"b":"1729","o":1}