ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Так что же мы должны делать?

– В нужный момент пробраться в коридор между мирами и перетянуть весы на свою сторону.

– Не слабо. – Трорнт поднял свой меч и начал его чистить. – Насколько я понял, это похоже на Совет Великих, где слово князя тянет на пятьдесят рыцарских, а короля на сотню. Так?

– Похоже, только Феникс – это куда больше!

– Ясно. Однако случается, что на Совете против короля выступают две сотни рыцарей, и король проигрывает. Не кажется ли вам, что не лишнее в таком случае организовать нам достойное подкрепление?

– Теоретически, – колдун утомленно вздохнул, – мне всегда нравилась идея избранных воинов, благородных одиночек. Ну делайте что хотите.

– Последний вопрос.

Колдун без охоты поднял голову, встретившись с внимательным взглядом Карла.

– Молнии вчера были настоящие?

– Других не держим. – Он поспешил к выходу.

– А если бы Феникс не пробудился и вы попали в Джулию, что тогда?

– В Аласводе хоронили бы сейчас два гроба.

– Почему два? – От неожиданности Карл даже не рассердился. – Вы, что ли, хотите сказать, что покончили бы жизнь самоубийством?

– Глупости, просто после смерти дочери мне пришлось бы убить тебя, мой ненаглядный ученик, дабы самому избегать мести.

9. Сказочная принцесса. Благородные герои, честный летописец

Аскольд Горицвет все еще не мог успокоиться, так просто казалось все поначалу, а теперь…

– Эта пара просто ни в какие врата не влезет, – рассуждал он вслух.

– Влезть-то, может, и влезут, если смазать получше. А на благородных героев точно не потянут. – Навстречу колдуну из-за колонны вышел человек в белой парадной мантии с золотым знаком Храма Созерцания.

– Фобиус Огюст? – Аскольд прищурился. – Как же я твою руку на деле Трорнта не распознал?

– Может, не будем на глазах чужих-то мишени изображать? – Библиотекарь поежился как от холода.

– Веди.

Маленький хранитель побежал впереди, то и дело озираясь на высокого гостя и путаясь в длинных одеждах. Оказавшись же в библиотеке, он вдруг изогнул сутулую спину, отчего сразу же стал выше ростом, быстро пригладил светлые с сединой волосы и словно помолодел и обрел достоинство.

– Миссия Феникса? Я давно понял. Джулия, значица, твоя дочь. Так-так. Она уже пять лет под моим присмотром. Чудное существо, да вот только на лирическую героиню в этой пьесе о спасении мира больно не тянет.

– С чего ты взял, что она должна быть похожа на…

– На принцессу, – закончил за него библиотекарь. – А уши мне на что? – И он нажал невидимую пружину, от правой стены отделился стеллаж освободив орган со множеством металлических трубочек.

– Слуховые приспособления проведены мной во все помещения замка.

– Эти трубочки? – Колдун примерился, как будет наносить удар.

– Трубочки, – я вынимаю их из ушей мертвых драконов – сильная штука.

– Не спорю. Так что ты хочешь? Помешать?

– Ни в коей мере. Что ты? Что ты?

– Что тогда?

– Порассуждаем. – Он уселся, по привычке завернув ноги в коврике под столом. – Объясняя задачу нашим молодым людям, ты употребил рискованные слова и выражения.

– Что? – Аскольд почувствовал омерзение.

– «Сказки двух параллельных миров», «Сказочная принцесса», «Благородные герои»…

– Ну и что?

– А то, что в той сказочке что ты задумал все наперекосяк, да не слава богу. Ну например – лирическая героиня – княжий гаситель – наемная убийца, по-простому.

– Да кто тебе…

– Какое это теперь имеет значение? Герой – вообще темная личность. Далее – благородный отец – черный колдун. Ай-ай.

При последних словах Горицвет вздрогнул, но промолчал.

– …Мать нашей принцессы – твоя любовница, милейший. И вся эта милая компания не кто иные, как спасатели мира? Я правильно понял?

– Правильно! – Маг всплеснул руками и выбросил в горло собеседнику нож из рукава. Что-то щелкнуло, библиотекарь исчез, а лезвие врезалось в спинку его кресла.

– Как ты предсказуем, дорогой мой. – Фобиус показался из другого конца библиотеки. – Парочка зеркал, и ты уже бросаешься всем, что тебе в рукав попадет, просто царевна-лягушка, хе-хе… Теперь о деле. Ясно же, что история с такими персонажами никому не нужна. Так мы ее и перепишем набело. Золотыми буквами. Законы издавать в одиночестве трудноватенько будет?

– Не ты ли поможешь? На каких же правах?

– На правах твоего зятя, милейший Горицвет.

– Так, значит, в пекло ты полезешь?

– Зачем же. – Библиотекарь улыбнулся. И Аскольд заметил про себя, что не понимает он это или очередное изображение. – Зачем же нам – ученым людям самим в пекло лезть? Для этого дела новобранцы вроде Трорнтов нужны. Потом, ты же сам сказал, что в прошлый раз был Адам Трорнт, теперь наш Трорнт – зачем же традиции нарушать?

– А жениться на моей дочери, стало быть, ты будешь!

– На каком-то витке истории состоится замена. Как тебе такой план?

– Итак. – Аскольд помолчал, демонстрируя всем видом, что хорошо обдумывает сказанное Фобиусом. – Итак, ты хочешь добавить к этой компании бродяг и бандитов одного честного, доброго библиотекаря, так сказать, хранителя знаний. Угу. – Он оглядел Огюста с ног до головы. – О, честный адепт Храма Созерцания вел безукоризненную жизнь. Правда, время от времени он шпионил, пьянствовал, врал, искажал информацию и в довершение всего покушался на жену ближнего. Интересно – зачем? Нет, друг мой, твою сухость не размочат никакие ливни. – Он сделал обманный выпад в сторону двойника и тут же схватил за бороду подлинного Фобиуса, скрывавшегося в ближайшей нише. – Вот мы и встретились, мой таинственный друг. – Пальцы Горицвета сжали его горло.

– По-ща-дите, я же… я же… Джулия! Джулия, на помощь! – Ответом ему была тишина, – Аскольд повалил библиотекаря на кучу сложенных стопками книг, все еще держа его за горло.

– Ах, теперь ты вспомнил о моей дочери. Но должен тебя огорчить – она не придет. – Колдун выждал паузу. – Не далее как несколько минут назад ты, любезнейший потрошитель драконьих склепов, довольно непрозрачно намекнул, что Джулия безнравственнейшее существо. И сейчас я в этом более чем уверен – она с Трорнтом. Уверен, молодые правильно воспользовались моим отсутствием. – Он наслаждался. – Я хочу сказать, что они занимаются любовью! – выкрикнул Горицвет в посиневшее лицо Огюста. – А мы с тобой завершим одно дельце.

– Ты не посмеешь убить адепта Храма!

– О-о-о, ты, который так блистательно определил уже мой характер, последнее твое суждение о том, что я не смогу придушить тебя как гадину, дорогой Фобиус, противоречит ранее сказанному.

– Но Джулия… – Библиотекарь цеплялся за соломинку. – Джулия не простит моей смерти. Пять лет я был ей единственным другом. Она проводила здесь среди этих полок часы, мы так часто разговаривали с ней…

– Тогда я не буду рассказывать ей, чтобы не расстраивать.

– Но господин… – Огюст терял сознание. – Кто-то ведь должен записать эту историю. Что, коли вы сами погибнете? И потом, свидетельства должны быть подтверждены.

– Ладно. – Горицвет отпустил горло Фобиуса. – Только смотри, чтобы писал правду.

– Да-да. – Библиотекарь забился под стол.

– И чтобы никаких там лилейных дам и отлакированных рыцарей, никаких добрых волшебников с белыми бородами и в дурацких колпаках. Никаких вечно медитирующих библиотекарей, чьи владения измеряются вселенными. Понял?

– Да. Как прикажете. Но все же жаль…

Колдун демонстративно повернулся спиной. Мол, кого тут бояться, и вышел.

– …Никаких, никаких… – Фобиус вылез из-под стола и начал собирать разбросанные книги. – Стоп. Как это он сказал? – Библиотекари, чьи владения измеряются вселенными… Великолепно! С этого надо начать!

10. Рыцарь в стране кошмара

Морей расположился на плоской липкой крыше, покрытой каким-то странным вонючим материалом. Солнце давно уже зашло, и раскаленная, точно орудие пыток площадка под узорчатым флюгерком начала остывать. Туим приподнял голову и тут же снова опустил, справа от него над небольшой, но широкой в боках доминой сиял зелено-желтый квадрат, на нем скалила зубы отвратительная рожа, размером по меньшей мере с самого воина. Рот рожи непрерывно что-то пережевывал, а глаза стреляли в поисках новой добычи.

28
{"b":"1733","o":1}