ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Потом мой Фис спикировал на драконью шлюшку с розовым бантом.

– Ну это очень интересно. Я еще в детстве любил…

– И угодил в зеркальное озеро.

– Ах. Но все же девочка рассеяла, я думаю, ваше дурное настроение?

– Во-первых, она вам не девчонка.

– Давно? Неужели я прав, и там в воздухе…

– Черт! – Трорнт уже жалел, что не погиб в когтях крылана. – Я хотел сказать – она воин. Пять лет в Храме.

– Что вы говорите? – Лицо князя теперь выражало неподдельную заинтересованность. В глазах ни смешинки. – То-то мои парни в штаны наложили, когда увидели ее на драконе. Это, доложу я вам… Однако я перебил, продолжайте, вы считаете, она хороший воин?

– Прекрасный! – И Карл картинно описал сцену боя в подземелье.

– И ни звука?! Вы это точно слышали?

– Ничего не слышал, лишь падение тел да звон меча о камень.

– Бесподобно! А мои бездари никогда сразу убить не могут. Шум, гам, крики – ночь, считай, потеряна, ворочусь, ворочусь, а сна нет. Наутро прием во дворце. Судьба. Хоть из покоев не вылезай.

– А без убийств не пробовали?

– Что вы, в наше-то время, и потом король как кого убить меня посылает.

– Ну не вашими же руками.

– Боже сохрани, но здесь как никогда важно личное присутствие. Да ладно, я пошутил. Что вы, право, какой доверчивый! – Он наколол кусочек мяса на позолоченную вилочку и облизал сок. – А хороший воин мне нужен, ой как нужен. Да и вы, Трорнт, могли бы служить мне.

– Благодарю. Может, когда-нибудь.

– Сколько стоит ваша красавица?

– Красавица? – Карл пожал плечами. – Дракона серебряного потерял…

– Понятно: спасение, плюс Фис, жаль, не уступили его мне тогда. Плюс кровь. Ранение не тяжелое, уже и затянулось.

Воин посмотрел на руку и залился краской.

– Это не в счет.

– Я дам вам золотого из подростков в обмен на этого бешеного крылана и полугодовое жалованье моего личного телохранителя. Таким образом, Джулии я не стану платить год, а потом посмотрим. По рукам?

Трорнт пожал нежную ручку князя, на секунду задержав ее в своей.

– Только я попрошу… – Их глаза встретились. – Не сразу все, дайте хоть сколько-нибудь вылежаться, рана у нее на плече нешуточная, крови много ушло… И вообще…

– Все-то вы знаете, даже где у кого прыщ вскочит, любезнейший вы мой. Да что я, сам не вижу. Цените – без испытаний беру.

Оставшись одна, Джулия направилась на ближайший утес. За последние дни в ее жизни произошло столько событий, можно было вообразить, что судьба уравновешивает ими пять лет спокойной жизни в Храме. И правда, за пару дней девушку несколько раз пытались убить, она сама уничтожила единственный известный ей путь к брату, побывала в могиле хрустальных глыб и, наконец, лишилась дома, учителя, мало того, только-только встретила прекрасного мужчину и начала… Адепты Храма Течений не должны тешить себя иллюзиями, начала влюбляться в него. И тут же получила отказ.

Джулия запахнула плащ.

«И главное, как он не понимает, что стал самым дорогим, самым… Самым близким. Боже. – Она посмотрела на свои худые руки и тут же спрятала их обратно под плащ. – Неужели он боится, что я повисну на нем точно камень? Или встану между ним и этой… Этой… – Она не хотела произносить раз услышанное имя. – Ну могу и встать. Я же тоже человек. И потом, врал он все насчет благородства, по мне, так можно и не жениться, женщины-воины редко вступают в брак. Какой же он глупый этот Карл. Да я только того и хочу, чтобы ему хорошо было!»

Перед ее глазами проплыла картина проклятия. Что говорил Вильгельм Трорнт? Она попыталась вообразить себя на его месте – молодой воин, служит в отряде, под началом старшего брата. Тот в разгар боя собирается удалиться, как же это звучало? «Вырвать победу в одиночку». Так что же, он командир – ему и решать. Поехала бы я с братом – да! Сто раз да. А если бы он приказал остаться? Все равно пошла бы. Но он приказал остаться за себя командиром, поручил сотню жизней! Нет, как ни дорог Адам, а ослушаться его невозможно. Почему же это не понял Совет? Естественно, потому что связал события гибели целого отряда со свидетельством рыцарей Светлого пути. Но что стало в дальнейшем с Адамом Трорнтом и принцессой Ангеликой?

Во время обучения в Храме Джулия частенько летала с поручениями на юг и ничего не слышала о замках Трорнтов, а ведь именно на юге, по словам саламандрового рыцаря, Адам получил обширные земли. Странно. Она воссоздала перед мысленным взором карту юга, но нигде ни малейший кусочек на ней не носил дорогого ее сердцу имени.

– Да о чем они вообще там думали на этом Совете?!

В Храме Течений особенно мучили запоминанием династий, и теперь это пригодилось. Но ни один замок, ни одна крепость не носили в списках владельцев имена принцессы Ангелики и Адама Трорнта.

– Чертовщина! – Джулия прошлась вдоль расщелины. Подобные упражнения пробуждали в ней волчий голод.

Дело в том, что Храмовые ученики славились, как правило, не только владением мечом, молнией и драконьим боем, но, в сравнении с представителями обыкновенных воинских школ, обладали еще каким-то знанием: так Джулия умела докопаться до самой сути интересующего ее явления. Выказывая при этом дотошность и настырность жука, уничтожающего свод великих истин, причем буква за буквой. Она давно уже склоняла брата поступать в ее Храм, так как десятилетний мальчик разбирался в подобных вопросах, во всяком случае, лучше, чем это собрание величин.

«Ах, жаль – Кир остался дома, – вздохнула воительница, – с его умом и моим проворством мы бы в два дня сняли родовое проклятие, доказав невиновность братьев. А так придется ведь и думать и крутиться».

«Трорнт, Трорнт, Трорнт». Это имя перекатывалось на языке, точно вкусная конфетка – орешек в сахаре. Она прибавила шаг. «Только когда снимутся проклятия – я буду тебе не ровня. – Она остановилась. Горько было терять самою надежду, но тут же перед глазами ее встало печальное лицо рыцаря, груз забот и позора. Не своего – прадедова, которого он и не видел-то никогда. – Несправедливо! Чертовски несправедливо! – Джулия топнула ногой. – Так не бывать же этому! Да и дел-то не так чтобы и много, только бы крыша была над головой, а там летописи просмотреть, в сновидении порыться, прошлое перевернуть. Удалось бы другой проход между мирами найти, да брата перетащить – и вовсе рай настал бы».

За этими размышлениями и нашел ее Карл.

– На рассвете я улетаю домой, – без предисловий выпалил он, уставившись на дно расщелины. – Ты поступаешь на службу к князю Запада. – Трорнт пытался говорить грубее, но ничего не выходило. Девушка молчала, казалось, готовая разрыдаться.

– Понятно? – Трорнт терял терпение, досадуя на себя.

– Это уже точно? Я думала… – Она оборвала себя, заплакала.

«Моя принцесса – мечта доказать ее происхождение и воспользоваться затем покровительством. Услышать из ее уст „друг". Ни князь Эльлинсинг, ни нынешний хозяин никогда не осмелятся публично произнести это слово „друг", а она бы смогла. Хотя бы в благодарность за трон, она отринула бы родовое проклятие, приблизив к себе. Как щитом покрывая своим именем».

– …Я только хотела, только хотела сказать, что в этом мире ты единственный, кто у меня остался. – Слезы текли уже непрерывно, и она не пыталась останавливать их. Карл с тяжелым сердцем сжал руку Джулии.

«Как просто разорвать сейчас договор с полупьяным князьком и привести в действие свой план. Ведь известно, что стоит только чистой деве из Богом посланного рода признать проклятого по велению сердца, омыв его своими слезами, как чары начинают отступать. Легенда гласит – ее слезы обратятся в драгоценные камни. Но это уже сказка».

– Я не прошу взять меня с собой! – Джулия почти кричала. И вдруг перешла на шепот: – Я просто хочу, что бы ты знал, что где бы ты… мы ни были, я всегда останусь самым преданным тебе другом!

«Господи, надо на что-то решиться, еще есть шанс, может быть последний, но я никогда не меняю решений! Что же делать?!»

8
{"b":"1733","o":1}