ЛитМир - Электронная Библиотека

Но сегодня все было по-иному.

– Это не то, что ты подумал, Коутс. Дело в том, что я приехал в Уиндмур-Мэнор и нашел его занятым.

– Занятым? Кем?

– Разъяренной особой, которая утверждает, что является его владелицей.

Джеймс протянул слуге пустой стакан. Тот быстро наполнил его и вернул хозяину, который сразу сделал изрядный глоток.

– Но как это может быть? Тебе понадобилось несколько дней, чтобы отыскать в Хартфордшире джентльмена, которому старый герцог продал Уиндмур-Мэнор, и я был рядом, когда сэр Редмонд Ривз подписал документы.

Все так и было. Узнав, что именно купил сэр Ривз, Джеймс стал разыскивать его по всему Хартфордширу, прежде чем они наконец встретились.

– Этого не может быть. Симпатичная дама – самозванка.

– Она симпатичная? Тогда я понимаю, почему ты ее не вышвырнул, – сказал Коутс.

– Она сказала, что ее зовут миссис Синклер, но в доме я не заметил никаких признаков мужа – там есть только старая служанка. Полагаю, будь миссис Синклер замужем, со мной разговаривал бы ее муж.

– Она может быть вдовой.

– Вдовой или хорошей актрисой. Или и тем и другим.

– Ты считаешь, она солгала, что является владелицей Уиндмур-Мэнора? – спросил Коутс.

– Именно так я думаю. Но если она представит мне документ на право собственности, уверяю тебя, я сумею распознать подделку.

– Что ты собираешься делать? В обоих случаях?

Перед мысленным взором Джеймса предстала Белла Синклер – большие зеленые глаза, изящные черты лица, полные губы и роскошная грива золотисто-каштановых волос. На ней была только ночная рубашка, и хотя белый хлопок закрывал от нескромных взоров все ее тело – от шеи до запястий и кончиков пальцев ног, – он все же не был святошей и не мог не заметить роскошных форм. А когда он всем телом прижал ее к стене, восхитительно полные груди… Впрочем, об этом лучше не думать.

Она вовсе не была утонченной дамочкой и не нуждалась в его внимании. Если бы он не заметил ее тень в окне, она вполне могла проломить ему голову кочергой.

В одном он был уверен: Белла Синклер не намерена сдаваться. Она собиралась бросить ему вызов.

Даже больше, чем женщин, Джеймс Девлин любил, когда ему бросали вызов. А уж комбинация этих двух факторов представлялась ему вообще неотразимой.

Истина заключалась в том, что он совсем было собрался настоять, чтобы самозванка немедленно покинула его дом, но тут по лестнице спустилась старая женщина и в нефритовых глазах Беллы Синклер появился страх. Она попросила не причинять вреда старой служанке, и решимость Джеймса броситься в бой растаяла. Он не был монстром и не хотел стать причиной несчастья обманутой женщины.

Но не желал он и отказываться от дома, который с таким трудом приобрел.

– Так что ты будешь делать? – напомнил о себе Коутс.

– Завтра утром приготовь карету. Я возвращаюсь в Уиндмур-Мэнор.

Глава 3

На следующее утро Белла решительно отбросила черное траурное одеяние и выбрала изящное платье для прогулок изумрудно-зеленого цвета. Она решительно отказалась носить траур в собственном доме, когда не чувствовала никакого горя – только радость освобождения от безжалостного тирана. Она не планировала ехать в Сент-Олбанс и изображать скорбящую вдову, да и зеленое прогулочное платье было ее любимым, и не только потому, что идеально подходило к ее глазам. Дело в том, что это было одно из немногих платьев, которое она носила еще до замужества.

Роджер был одержим одеждой своей молодой жены и лично выбирал каждое ее платье и аксессуары. Белле не позволялось ничего покупать самой – даже пару перчаток – без его одобрения.

После того как Харриет расчесала ей волосы и собрала в тугой узел на затылке, Белла направилась в утреннюю комнату. Она как раз допивала чай, когда услышала шум подъезжающей кареты. Девушка вскочила и подбежала к окну, из которого была видна подъездная аллея.

Весьма впечатляюще сверкая лакированными боками, черная карета, запряженная шестеркой великолепных лошадей, как раз остановилась у входа в дом. Ее дверцы были украшены гербом герцога Блэквуда. Лошади послушно замерли, их лоснящиеся бока блестели под утренним солнцем. Одетый в ливрею лакей спрыгнул на землю и открыл дверцу. Красивый черноволосый дьявол, впервые явившийся ей накануне ночью, вышел из кареты и уверенными шагами направился к входной двери.

Раздался громкий стук дверного молотка.

Господи! Он и в самом деле герцог!

Беллу охватила паника. Она вдруг поняла – ночью этот человек ей не лгал.

Послышались шаги – это подошла Харриет.

– Он здесь, – сообщила старая женщина и протянула визитную карточку. – Что я должна ему сказать?

– Проводи его в гостиную, пожалуйста.

Харриет нахмурилась.

– Будь осторожна, детка. Я чувствую, что с этим человеком нельзя шутить. Хочешь, чтобы я подождала за дверью?

Белла погладила старушку по руке. Харриет собирается остаться за дверью, чтобы защитить ее. Так же, как с Роджером. Только никто не мог защитить ее от негодяя-супруга.

– В этом нет необходимости, Харриет. У меня есть документы. Не волнуйся, я справлюсь.

Выждав несколько минут, Белла направилась в гостиную. На пороге она остановилась, гордо выпрямилась и открыла дверь.

Блэквуд стоял у большого окна рядом с пальмой в кадке и смотрел в сад. Услышав, как открылась дверь, он обернулся.

В отличие от их первой ночной встречи теперь он был безупречно одет – в хорошо сшитый темно-синий сюртук, коричневые панталоны и начищенные высокие черные сапоги. При свете дня он оказался еще выше ростом, а покрой сюртука подчеркивал ширину плеч. Прядь темных волос упала на высокий лоб, придавая ему какой-то залихватский вид. Но напряженные синие глаза, внимательно ее изучавшие, говорили о внутренней силе, которой не могут похвастать обычные лондонские повесы. У него был вид властный и уверенный – такие люди всегда требуют немедленного подчинения.

Короче говоря, он был настоящим герцогом.

Джеймс поклонился.

– Миссис Синклер, должен ли я сегодня, при дневном свете, представиться как подобает?

Она присела в реверансе.

– По крайней мере вы оказались достаточно деликатным, чтобы постучаться.

Его чувственные губы скривились в усмешке.

– Я решил не пользоваться ключами. Боюсь, вы снова нападете с кочергой или какой-нибудь другой кухонной утварью.

– Вы искушаете меня, ваша светлость.

К немалому удивлению Беллы, герцог весело усмехнулся:

– Мой титул в ваших устах звучит как ругательство, мисс Синклер. Поэтому предлагаю отбросить формальности.

Белла кивнула:

– Согласна.

– Очень хорошо. Уиндмур-Мэнор принадлежит мне. И у меня имеется подтверждающий это документ. – И герцог потянулся за черным кожаным портфелем на ближайшем к нему диванчике.

Дом был куплен у мистера Ривза вместе с мебелью. Это оказалось кстати, поскольку Роджер завещал церкви не только все состояние, но и мебель. Белла покинула дом, в котором семь лет считалась хозяйкой, только с личными вещами, которые находились в ее спальне. Ну разве что прихватила с собой еще несколько полезных предметов, которые они с Харриет вовремя догадались спрятать.

Блэквуд открыл портфель, достал лист бумаги и протянул ей.

– Это свидетельство на право владения домом, выданное мне.

Она взяла бумагу на удивление твердой рукой, но дальше этого дело не пошло. Буквы расплывались перед глазами, и Белла не могла прочитать ни строчки. В голове вертелась только одна мысль – жестокая судьба привела на ее порог другого мужчину, который желает продемонстрировать свою власть над ней.

Белла вернула документ герцогу.

– Эта бумага ничего для меня не значит.

– Где ваш муж, миссис Синклер?

Вопрос застал ее врасплох.

– Он недоступен.

– Значит, вы вдова и вам некуда идти?

Белла расправила плечи.

– А мне и не надо никуда идти. Это мой дом.

– Покажите ваше свидетельство.

5
{"b":"173346","o":1}