ЛитМир - Электронная Библиотека

Она подошла к столику розового дерева, открыла ящик и достала листок.

– Честно говоря, я не верила, что вы сегодня появитесь, но все равно приготовилась. – И она передала герцогу документ.

Он внимательно осмотрел его, потом подошел к окну – чтобы быть ближе к свету – и продолжил изучение.

– Что вы делаете?

– Проверяю, не подделка ли это.

– Подделка? Ошибаетесь. Мое свидетельство подлинное. Это ваше – подделка, – гордо заявила Белла.

– Сэр Редмонд Ривз не упоминал о вас, – задумчиво сказал Джеймс.

– Я вам не верю.

– Если ваше свидетельство подлинное – а я не намерен это признавать, – похоже, с нами обоими сыграли злую шутку. Вы купили собственность у сэра Ривза на три дня раньше, чем я, – сказал Блэквуд.

– Вы хотите сказать, что сэр Ривз продал Уиндмур-Мэнор дважды? – не в силах поверить услышанному, спросила Белла.

– Да.

– Но с какой стати?

– Возможно, он мошенник. Вор. И через некоторое время появятся и другие люди с аналогичными документами. Полагаю, он даже не рыцарь.

Другие?

От злости ее голос стал резким:

– Но вы сами только что сказали, что я купила Уиндмур на три дня раньше. Значит, я – законная владелица, а ваш документ недействителен.

– Только не в глазах закона.

– Что вы имеете в виду?

– Законный владелец тот, кто первым зарегистрировал свое свидетельство, – сказал Блэквуд. – Я зарегистрировал свидетельство в регистрационном бюро Хартфорда в день, когда совершил покупку. Там больше не было зарегистрировано ни одного документа, касающегося Уиндмура, – уверяю вас, я внимательно изучил книги. Помимо этого, я расспросил клерка. Он ничего не знал о другом владельце или обитателе поместья. Так что, как видите, законность моего свидетельства сомнению не подвергается.

У Беллы от предчувствия беды подкосились ноги. Она понятия не имела, что необходима еще и регистрация этого проклятого свидетельства. Она верила, что стала законной владелицей поместья, когда сэр Ривз поставил свою подпись на документе и передал его ей. Но этот человек – герцог – пытается отобрать у нее дом, оперируя техническими деталями дела, известными только специалистам. Это неправильно! Неэтично, в конце концов. Она не позволит себя запугать.

Она первой купила Уиндмур-Мэнор!

– Вы не находите, что это странно? – сказала она, в упор глядя на собеседника. – Человека, десять лет проработавшего барристером, одурачили так же легко, как меня.

Герцог передернулся, и Белла поняла, что стрела попала в цель.

– Есть несложный способ решить нашу проблему, – сказал он. – Мы должны найти Редмонда Ривза. Он сказал, что после продажи Уиндмура планирует уехать из Хартфордшира. Однако один из барристеров, с которым я работал, имеет связи с очень хорошими сыщиками. Я немедленно начну поиски Редмонда Ривза и позабочусь, чтобы он вернул вам деньги. Если его не удастся найти или он уже потратил деньги, я лично возмещу вам расходы.

– Но зачем вам это? – удивилась Белла.

– Этот дом для меня очень важен. Он принадлежал моему отцу, старому герцогу, который перед смертью продал его Ривзу. И я хочу вернуть его. Кстати, не думаю, что сыщикам будет трудно отыскать Ривза. Он не мог уехать далеко.

Белле не понравился ход мыслей собеседника.

– Полагаю, все обстоит не так. Сэр Ривз сбежал с вашими деньгами. Поэтому ищите его и требуйте их возврата.

Герцог покачал головой.

– Мне очень жаль, что я испугал вас вчера ночью. Я заметил, что в вашем распоряжении только одна служанка, и та – пожилая женщина. Я прикажу своим слугам, чтобы они помогли вам упаковать вещи. – Он с заметным высокомерием огляделся по сторонам, словно являлся оценщиком на распродаже имущества должника. – Думаю, это не займет больше недели. Я останусь в «Двух баранах» до тех пор, пока Ривз не будет найден, а ваши вещи – упакованы.

Белла не сводила с герцога горящих глаз, словно пыталась его испепелить. Он уже методично спланировал ее будущее и, вероятно, ни на секунду не усомнился в ее согласии.

«Совсем как Роджер. Неужели все мужчины самоуверенные эгоисты?»

Задыхаясь от ярости, девушка пыталась собраться с мыслями. Она слишком много лет прожила в страхе, подчиняясь жестокому тирану, и теперь больше не желала быть жертвой. Ей хотелось жить своей жизнью, в тишине и покое, заниматься творчеством, и небольшое уединенное поместье прекрасно подходило для этого.

Всем своим видом выражая нежелание повиноваться, она указала в сторону камина, в котором не был разведен огонь.

– Вы можете перед уходом сжечь свою бумагу. Для меня она ничего не значит. Я купила Уиндмур-Мэнор первой. И въехала в него первой. Я законная владелица. Возможно, вы и унаследовали герцогский титул, но вы не джентльмен. Вы бандит, который угрозами пытается выгнать вдову из собственного дома. Полагаю, вам не составит труда найти выход, ваша светлость.

Однако новоявленный герцог Блэквуд даже не пошевелился, лишь зло прищурился.

Его голос, хотя и тихий, таил серьезную угрозу:

– Полагаю, вы ошибаетесь, миссис Синклер. Вам придется уехать. Я хотел повести себя как джентльмен и пожить в другом месте, пока вы будете укладывать вещи, чтобы не нанести вреда вашей репутации, но передумал. Пожалуй, я перееду сюда сегодня же.

– Вы безумны? Здесь живу я! Вы же герцог, и у вас наверняка достаточно поместий по всей стране, в которых вы можете при желании жить. – Белла сама почувствовала, что в ее голосе появилась истерическая нотка.

– Да. Но, повторяю, я намерен вернуть себе и этот дом тоже. Повторяю вопрос: вам есть куда уехать? Как насчет дома, в котором вы жили с мужем? Возможно, недвижимость имеется у родственников, ваших или мужа?

Сердце Беллы сжали ледяные пальцы ужаса. Мысль о возвращении в Плимут и жизни среди ненавидящих ее людей была невыносимой.

– Я никуда не уеду.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.

– Тогда мы будем жить вместе, пока не удастся отыскать Ривза и вернуть ваши деньги, – сказал Джеймс. – Вы действительно хотите жить в одном доме с холостяком? Ваша репутация будет безвозвратно погублена.

О чем он говорит? Роджер уже давно и успешно уничтожил ее репутацию. А поскольку она не собиралась больше выходить замуж, ей было наплевать на жестокость и несправедливость общества. Поэтому она смело встретила его насмешливый взгляд.

– Как я уже сказала, вы герцог, но не джентльмен.

Джеймс сделал шаг к ней. Он был очень высоким, широкоплечим и… неотразимым мужчиной. Белла вздернула подбородок. Ее глаза полыхали негодованием. Он наклонился к ней – близко, очень близко, – протянул руку, взял двумя пальцами каштановый локон, упавший на ее щеку, и стал лениво поигрывать им.

Сердце в груди Беллы стучало сильно и гулко. Она чувствовала слабый аромат сандала, вероятно, часть его дорогого парфюма. Щеку согревало теплое мужское дыхание. Она хотела отбросить его руку, воспротивиться неожиданному прикосновению, однако внезапно почувствовала странную слабость.

Робко подняв глаза, она отшатнулась словно от удара, встретив полный насмешливого цинизма взгляд мужчины, который, казалось, забавлялся, наблюдая, как она старается сохранить самообладание. Этот негодяй точно знал, как действует на женщин его чувственное обаяние.

Злость помогла Белле прийти в себя.

– Вероятно, вы правы, – лениво сказал герцог. – Я не джентльмен. И у меня всегда была слабость к прекрасному полу. Грешен, не могу противиться женской привлекательности, пусть даже эта женщина – вдова с необычайно острым язычком. Поэтому я непременно нанесу визит в вашу спальню, раз уж мы будем жить под одной крышей.

Обычная злость сменилась бешеной яростью.

– Ублюдок! – воскликнула она, позабыв, что леди не подобает использовать подобные выражения. – Попробуй только приблизиться к моей спальне, и твоему черепу придется познакомиться с кочергой!

Развернувшись, она выбежала из комнаты, напоследок сильно хлопнув дверью.

Глава 4

Интересно, что в этой женщине лишает Джеймса его хваленого железного самоконтроля? Неужели он действительно обещал прийти к ней в спальню? Ему еще никогда не приходилось ни навязываться женщинам, ни применять к ним силу. В этом не было необходимости. Белла Синклер была права, назвав его ублюдком.

6
{"b":"173346","o":1}