ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 11. «Белые волки»

Вполне закономерно, что к концу операции на Нишичском плато наш отряд переменил командование и находился в составе разведывательно-диверсионного взвода «Бели вукови» («Белые волки»), подчиненного штабу

139 й Романийской бригады. В этот отряд нас звал еще Олег Славен, которого мы встретили на построении перед операцией. Когда наше терпение лопнуло, я, Денис и Роман пошли в их базу. Встретили нас там не слишком радушно, но их командир Кнежевич пообещал принять руссов, за исключением тех, кто, по его выражению, как «Валера кои пуно пие», имея в виду «Кренделя» (которого он видел не раз пьяным летом вместе с нашими четниками, также не брезговавшими алкоголем).

После нашего возвращения на базу Денис, Роман и «Барон» первыми сразу пошли в этот отряд и, показав себя хорошо в бою, привлекли к себе всю нашу остальную группу, что привело к закономерному распаду 3-го РДО в декабре 1994 года.

На «Белых волках» стоит остановиться особо. Их отряд представлял собою довольно интересное явление. Из типичной для местных условий «интервентной» группы он смог вырасти в одно из редких в действительности профессиональных подразделений сербского войска. Возник этот отряд весьма типичным образом, в столице Республики Сербской, поселке Пале, население которого с началом войны увеличилось в два раза. В местной войне создание интервентной группы было делом престижа властей. Пале, как столица, нуждалась в такой группе, которая смогла бы прославить по всем сербским землям ее имя, и тем самым и ее власть, а заодно и пару сотен местных лоботрясов, связанных прямо или косвенно с такой властью. Первая интервентная группа в Пале была создана в мае 1992 года, в самом начале войны, численностью около двухсот человек, однако уже в июне она была полностью разгромлена под мусульманским анклавом Жепа. В неприятельской засаде тогда только убитыми было потеряно полсотни человек этой группы. Это сильно ударило по боевому духу в Пале, что усугубилось еще несколькими поражениями 1-й Романийской бригады, защищавшей честь Пале. Конечно, сама по себе эта бригада вполне соответствовала общему уровню ВРС, но столица нуждалась в отборном подразделении.

Конечно, на Яхорине был размещен отряд специальной милиции, часто принимавший участие в акциях, но таких отрядов по всей Республике Сербской было всего десять, да и они всегда стояли особняком от остальных войск. К тому же и командир Яхоринского отряда специальной милиции, Райко Кушич, чемпион Югославии и Европы по дзюдо, погиб в 1994 году в автокатастрофе под Пале.

Требевичский батальон 1-й Романийской бригады вследствие привилегированного положения своего командира имел свой интервентный взвод, но он ничем особым не отличался от других подобных интервентных взводов. Что же касается Яхоринского батальона, то он в 1993 году потерял двоих ведущих бойцов: сначала комбата — Вукадина «Швабо», в феврале в разведке подорвавшегося на мине, а затем в июле и командира интервентного взвода Райко Кусмука, погибшего в операции по взятию Тырново.

Таким образом, Пале, к середине войны оказалось без «интервентов», тем более, что многие «профессиональные» офицеры, стремясь занять кресло поудобнее, на фронт не стремились. Вот тогда-то и возникла группа «Белые волки», точнее интервентный взвод Яхоринского батальона был переведен в бригадное подчинение, получив собственное имя и нового командира Срджана (Сержана) Кнежевича.

Кнежевич родился в 1958 году в селе Твырдимич под Сараево (район Луковицы) и до войны работал сначала официантом, затем директором в палянском отеле «Панорама», а потом открыл собственный ресторан.

С началом войны в Хорватии он добровольно отправился на фронт в Книнскую Краину, в состав 6-й Личской бригады ЮНА. После того, как война началась и в Сараево, он также добровольно отправился в район Враца, как резервист милиции. После этого Сержан перешел в ВРС, где смог добраться до должности заместителя командира Яхоринского батальона.

Однако командиром батальона Сержан стать никак не мог. Был приказ Главного штаба ВРС, что для занятия подобной должности необходим офицерское звание ЮНА. Так что Сержану пришлось выбирать иной путь, который открылся с ранением тогдашнего командира интервентного взвода Яхоринского батальона Светко Гачанина. Сержан во время отсутствия последнего смог успешно командовать батальоном. Светко, возвратившись в строй, согласился стать заместителем Сержана, что достаточно нетипично для местных условий: это принесло большую пользу «Белым волкам».

В 1995 году русские добровольцы, прибывая в Сараево, о котором они уже были наслышаны, как о месте, где есть русские бойцы, попадали уже не в отряд Алексича, а в разведывательно-диверсионный отряд Сараевско-Романийского корпуса — «Белые волки». Этот отряд с лета 1994 года пополнялся как местными, так и приезжими сербскими добровольцами, искавших фактически лишь одного — возможности «славно» повоевать, а вовсе не «убивать и грабить» безнаказанно, как это любили представлять многие журналисты. Ныне, к сожалению, понятие «воинской славы» весьма превратно трактуется, хотя когда-то ради нее брались города и создавались государства.

Те же «Белые волки» в этой войне штурмовали, как правило, высоты, на которых никто уже не жил, и грабить было некого. Сам командир «Белых волков» Сержан Кнежевич выдавал своим бойцам не слишком большое денежное содержание, которое даже с деньгами спонсоров не могло превысить в лучшем случае 100–150 долларов, и деньги тут цели не представляли.

Можно привести пример одной из операций этого отряда: взятие высоты «Дебелое бырдо» в мае 1995 года. Вступив в бой за высоту, «Белые волки», несмотря на ранение Сержана (болгарину Данилу осколки гранаты попали в бронежилет «Казак-4»), пошли на штурм. Акцией стал командовать Мишо Раич. Он в своей лихой манере, вместе с Даниэлом и своим земляком Ниджо из Вучьей Луки, ворвался в первый бункер. Прикрывал их Мичо Лисдек. Сразу же во второй бункер ворвались Сергей «Грузин», Никола «Канада» и Янко Шешлия. На третий бункер шли Володя «Боцман» и недавно прибывший из Кривого Рога «Хохол», а также палянские сербы Вук, родственник Сержана и «Кано», позднее погибший на Трескавице. Им не повезло: гранатами были ранены «Боцман» — тяжело, и «Хохол» — несколько легче, Вук — ему пуля попала в рот, а также подоспевший на помощь Лелек. Последний по этим горам лазил еще перед Сараевской зимней Олимпиадой, в 1984 году, когда строил Олимпийские объекты.

В принципе, во всем этом не было ничего непоправимого. Такие ситуации случаются часто в подобных акциях. Кому-то везет, кому-то — нет. Надо было сразу вводить в бой новый эшелон бойцов. Между тем, «Белые волки» несли новые потери. Были ранены Драган и Симо. Остались в строю: Юра из Днепропетровска, Артур из Севастополя, Милиционер из Самары и «Чикатило» из Калининграда, а также возвратившийся из госпиталя Юра Ш. Даже без учета, что все они, кроме Юры Ш., только прибыли в отряд, хотя и были собраны в одну группу, не было сделано главное: перед ними не поставили боевую задачу. Да и бойцов было маловато. Помощи группа не получила. Вопреки договоренности, не появились и специальные «милиционеры» из подземного тоннеля, перед входом в который разорвалась неприятельская «Малютка», и где было снято несколько «паштетов». Зато двоих пленных милиция стала первой бить, хотя взяли их в плен «Белые волки», что вконец вывело из себя «волков». Высшее же командование никакой помощи бойцам в столь важной операции не оказало. Правда, на место прибыл сам генерал Милошевич, командующий корпусом. Но вместо оценки ситуации и срочного ввода в действие новых сил он начал ругать «волков», что вызвало лишь ответный мат в его адрес, а никак не подъем боевого духа.

Непонятно было, почему генерал выбрал мишенью «Белых волков», а не ту же «специальную» милицию, увильнувшую от участия в операции.

Участвовавший в операции отряд Алексича наступал с другой стороны «Дебелого бырдо» Несколько местных сербов и добровольцев из Сербии под командованием «Чубы» взяли один бункер, но, оставшись без поддержки, также отступили, понеся потери

47
{"b":"173665","o":1}