ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы можем делать косметику, например, на основе аминокислот и эфирных масел! – оправился от шока третий партнер, тот, что пока не издал не одного звука.

Видимо, декольтированная грудь Ланы разбудила в нем желание действовать.

– Вы так сразу первые попавшиеся в голову мысли не озвучивайте, пожалуйста, – прошу я. – Эти ваши аминокислоты и эфирные масла используют сейчас все. А у нас должно быть уникальное торговое предложение, что-нибудь такое, что еще никем не используется...

Что, красавцы, обломались? Всем лишь бы денег по-быстрому наколбасить, а так, чтобы мозги включить, слабо?

«Ну и стерва».

«Сволочь!»

«Фурия, б...»

Все эти эпитеты читаются в глазах богатырей. Ну да, я такая.

– Может, водоросли, аюрведы, соли? – перечисляет Лана. Список отражающий ее эрудицию быстро иссяк.

– Ближе, – киваю я, – но это уже у всех есть! Цена нашего продукта должна отражать его качество. Я не привыкла работать по-другому. Понятно, что бренд – это 200% накрутки, упаковка, реклама, но первичным во всем этом является продукт. Господа, у вас на осмысление было три недели, сейчас у вас их будет еще четыре. Если за это время вы не сможете представить на рассмотрение вразумительный состав косметики и подготовить тестирования и исследования, боюсь, наше партнерство не состоится!

Богатыри мечтают сейчас придушить меня прямо на этом столе, а из моего расчлененного трупа, на манер парфюмера из книги Зюскинда, только изощренней, соорудить суперполезные маски для волос. «Вытяжка из крови фурии» или «Экстракт жира стервы». Хрен им! Нас не возьмешь голыми руками!

– Медицинскую экспертизу мы проводим сами! – бурчит Калькулятор, тем самым добив любителей халявы.

– А мы пока еще пора-азмыслим над упаковочкой! – обрадовался Попугай.

– До свидания, господа!

Три богатыря поклонились, главный мокрыми губами потянулся на прощание поцеловать мне руку. Я знала, что в этот момент он мечтал оскалить зубы и откусить от нее кусочек. Я крепко пожала ему ладонь.

– Если успеете раньше, будем очень признательны! – выпроваживаю я. Что в переводе с этикетного делового языка означает «проваливайте, уроды, а то не светит вам бабла».

– Приятно иметь дело с профессиональным человеком! – «Мы все равно тебя обуем, сучка жадная».

– Мне кажется, эти балбесы ничего вразумительного не придумают! – разочарованно восклицает Лана, как только белорусские гости уходят.

– Ну, нет, не скажи! Я отвез на экспертизу их дешевенькие не разрекламированные препаратики, результаты тота-а-льно впечатляют! – парирует ведущий косметолог. – И сейчас на студентах медицинского я проверяю их эффект. Колосса-ально! В крайнем случае выкупим их продукт, и все.

Попугай – профессионал в косметологии. И, наверное, такой же специалист в орально-анальном вопросе. Его лицо в отличие от наших сияет довольством и дружелюбием. Неужели он, так же как женщина, может страстно желать мужчину, и долгими бессонными ночами грезит о том, как его будут пиндюрить в попку? Фу-у-у! Какие гадости я думаю. Ну неужели он сладострастно стонет, ощущая во рту мужской орган? Ведь это же неинтересно. По логике вещей должно возбуждать неизведанное, то, чего у тебя нет. А так две мужские письки в одной постели – это не этично и не романтично. Черт знает что вообще!

– Принеси результаты проверок!

Попугай, раскачивая ореховидной попкой, обтянутой джинсами Dolce&Gabbana, топает за дверь. Он вообще у меня хорошо зарабатывает, на джинсы явно хватает. А вот BMW Z-4 у него откуда, интересно знать?

Вот что значит обладать искусством правильно любить! Попыталась сказать приличней то, что подумала.

В дверях нарисовалась моя секретарша Василиса. Про таких говорят – наглость города берет. На лице ее начертано отсутствие каких-либо ограничивающих принципов, а поза говорит о секундной боевой готовности к сексу. Одним словом, девочка легкого поведения и тяжелых амбиций.

– Опять звонят с Первого канала, у них тема ток-шоу «Маленькая женщина в большом бизнесе» , хотят узнать о том, как вам удается быть владелицей самой большой сети салонов красоты в Москве. В экспертах – президент сети фитнес-клубов....

– Мне что, заняться больше нечем?

Василиса краса-длинная коса-тупой мозг, недоумевая, смотрит на меня, моргая длиннющими нарощенными ресницами. Надо создать новую услугу – выращивание и закручивание извилин. «Ваши извилины прямые и вы страдаете от нехватки интеллекта? Приходите к нам...»

– Я вообще-то в отпуске! – бубню. – Прошу позаботиться о том, чтобы меня не беспокоили! До свидания!

В дверях беру бумаги у Попугая, выскакиваю на улицу, ныряю в машину. В ближайшее время собираюсь окуклиться и на поверхности бизнеса не вылупляться. Должна же я набраться сил, чтобы превратиться в бабочку?!

Ненавижу ездить за рулем, мало того что сама чайник, так еще эти сплошные хэтчбэки под колеса бросаются.

Бедлам, который сейчас творится в моей голове и моем офисе, надо как-то менеджерить. Я долго и мучительно закрывала глаза на этот хаос, и в один момент он взорвался и накрыл меня, как татаро-монгольское иго. Противно абсолютно всё и абсолютно все. Опустошение. А хочется...

Хочется быть солнышком, хочется светить и вдохновлять. Хочется, чтобы у сотрудников горели глаза от перспектив развития бизнеса, чтобы в их головы хотя бы иногда приходили светлые идеи, чтобы они немного выпали из своего гламура и посмотрели по сторонам, увидели жизнь, смогли оценить ее. Хочется, чтобы им нравилась их работа и они получали от нее удовольствие, чтобы работали не только ради зарплаты или перспектив выскочить замуж. Но как черт побери я могу вдохновить их, если сама потерялась в себе, если не могу разобраться с самым близким человеком?

Опять телефон. Даже подумать спокойно не дают!

– Але!

– У нас завтра Розум играет Бетховена. Очень тебя жду, душа моя!

Я представляю сейчас блаженно улыбающееся армянское личико Катьки, мило щебечащей мне в трубку и думающей о том, как она навставляет пистонов мужу за то, что он дочке разрешает играть в компьютерные игры.

– Душа твоя, скажи моей душе, какого хрена вы устраиваете весь этот цирк? Вы не спите вместе уже год, не общаетесь друг с другом неделями, а на людях завтра будете друг другу сюсюкать и ворковать, как ангельские голубки?

– Ха-ха, по инерции! – судя по характерному выдоху, Катька курит. – И вообще не бунтуй! У Юрки сплошные концерты, все расписано. Он может либо завтра, либо через полгода. А я Бетховена хочу.

Катька обожает Бетховена, Серж – Скарлатти. Я первый раз буду слушать музыку без Сержа. Это в голове не укладывается. «Когда я слушаю, как играют сонеты Доменико, я попадаю на улочки Неаполя, в 1700 год, где стучат колесами экипажи, наполняются залы Королевской капеллы ...» Серж мог бесконечно говорить о своих впечатлениях от классической музыки, а потом просиживать у плазменной панели, разглядывая порнофильмы гинекологической направленности.

– Так иди в консерваторию и там его хоти, некрофилка!

– Ну вот, я тебя на высокодуховное мероприятие приглашаю, а ты обзываешься. Мне без тебя будет плохо. Приходи давай! Хватит мандиться!

– Приду! Куда же я без тебя и без Бетховена?

Катьку я знаю сто лет и люблю ее. Ее любимый философ – Эпикур, его наказы Катька соблюдает беспрекословно.

«Всегда работай, всегда люби. Не жди от людей благодарности и не огорчайся, если тебя не благодарят. Наставление вместо ненависти, улыбка вместо презрения. Из крапивы извлекай нити, их полыни – лекарство. Проявляй всегда больше ума, чем самолюбия. Нагибайся только за тем, чтобы поднять павших. Спрашивай себя каждый вечер: что ты сделал сегодня хорошего? Имей всегда в своей библиотеке новую книгу, в погребе – полную бутылку, а в саду – свежий цветок...»

Правда, одно маленькое «но». Эпикур еще писал: «Живи незаметно!»

SEX\ON

Глава 6

Загадки брачных покоев

Придворный сутенер Франц Лефорт учил царя Петра I, что «не принято в Европе любимых женщин в одну кучу сваливать». Но в городе Коппенбурге Петр по русской традиции банных оргий закрутил роман сразу с двумя принцессами, а после лаконичного ужина в их обществе прямо в саду дворца потребовал продолжения банкета. Принцессы отвергли сексуальное желание царя устроить «танго втроем», а в своих мемуарах писали, что русский царь – это «обилие ума, но излишество грубости и неумение есть опрятно». Но Петр был пылок и горяч и, вероятно, уверен в том, что, как сказали бы в наши дни, групповой секс ничем не отличается от парного, если вы настоящий мужчина.

16
{"b":"1738","o":1}