ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нужно показывать свои чувства и рассказывать о них, как только они возникают! Она ведь так и не узнала, что я подарил ей цветы, что я тайно ее любил. А может, если бы я осмелился ей об этом сказать, она ответила взаимностью. Мы бы поженились. У нас бы были дети.

– Чем вы занимаетесь?

Может быть, он писатель, раз так хорошо умеет вешать лапшу на уши? Ну кто еще, скажите, будет носить на руках попавшуюся под руку первую встречную-поперечную и рассказывать ей про свою первую любовь?

– Я хоккеист. Теперь уже бывший!

Все ясно, джинсы от Galliano, носки от Prada, все как надо. Гламурная клюшка, значит. Они в совершенстве владеют спортивным клеем. Чем еще заниматься в перерывах между матчами? А смысл жизни – спорт. Всегда важна только победа.

Мне противно. Меня прямо в этом лесу хотят раскрутить на секс, украсить мои уши лапшой и ждут, что я вот так вот сдамся и во все это поверю. Ну уж нет, нашего брата не возьмешь голыми руками! Я спрыгиваю с пенька и, подхватив босоножки, босиком иду к машине.

Он медлит мгновение и бежит за мной.

– А вы? Чем занимаетесь?

Но я молчу. Мне почему-то хочется плакать. Мне почему-то страшно хочется разрыдаться.

Масло уже залито. Я сажусь в машину, нажимаю кнопку блокировки двери и резко стартую. Он остается стоять на дороге. Настроение испорчено.

Еду не включая музыки, прикусываю губы, чтобы не заплакать, чтобы сохранить макияж. Все время гляжу в зеркало заднего обзора, подсознательно мечтая о том, чтобы там с зажженными фарами за мной гналась это BMW с лапшой, которую я так хочу услышать.

Но дорога за мной пуста. Рука снова тянется к бардачку, хранителю драгоценного никотина. Черт, я страшно хочу курить! Все эти практики никому не нужны. Я не изменилась, ничего не изменилось. Я все так же, как и раньше, не могу поверить, что меня можно любить. Я все так же не могу понять, что я совершенное существо, и я все так же не могу поверить в то, что в меня может влюбиться мужчина и носить меня на руках. Я перестаю сдерживаться, хватаю пачку «Вога».

Резкий сигнал автомобиля заставляет меня улыбнуться сквозь слезы и выронить никотиновую заразу.

BMW равняется со мной, опускается окно, оттуда показывается огромный букет одуванчиков. Я тоже открываю окно.

– Не было колокольчиков! – кричит он. – Зато девочка теперь будет знать, от кого эти цветы, и ей решать!

Я резко жму по тормозам. Его машина останавливается тоже.

– Я могу рассчитывать на ваш телефон?

– Да! – смеюсь я.

Меня можно любить, меня нужно носить на руках, я совершенное существо и всего этого достойна.

Я диктую телефон, записываю его звонок себе в записную книжку под именем «клюшка» и снова нажимаю на газ. Может быть, клюшка и гламурная, зато какая привлекательная и воспитанная! Я улыбаюсь себе и снова врубаю музыку.

Я мчусь на встречу. Ненавижу опаздывать.

* * *

Кое-как, враскорячку, я паркую машину у «башни» бизнес-центра и бегу по переходам. У меня есть две цели на предстоящих переговорах. Первая – купить сеть из пятнадцати салонов немедленно и хотя бы за миллион двести, а не за миллион восемьсот, как этого хочет продавец. Две сети салонов – хорошее, очень устойчивое положение на рынке красоты. А вторая – узнать, что же это за мужчина, который носит имя Лев? Как он живет в таком статусе?

Судя по офису, статусу царя зверей наш Лев соответствует.

Судя по виду его самого, он скорее не Лев, а Бонд. Джеймс Бонд.

– Здравствуйте! – встает он.

Двое идеальных мужчин в один день – это чересчур для моего нервного, ранимого восприятия. Или я просто давно не видела людей? Те, с кем я проходила практики, не считаются, это асоциальная среда. Там все были прекрасны по-своему, там мне ни с кем не надо было строить бизнес или продолжать род. Мне было все равно, что они про меня думали. В социуме же дела обстоят немножко иначе. Тут на коммуникацию сваливается груз личных целей.

– Добрый день! – протягиваю руку для рукопожатия.

Привыкнув на практиках к искреннему общению, я всматриваюсь ему в глаза, пытаясь за ними разглядеть и почувствовать душу. Его темно-фиолетовая рубашка бросает отблеск на карие, почти черные глаза, делая их еще темнее. Его большая кисть с мягкими пушистыми волосками нежно сжимает в рукопожатии мою маленькую ладонь. Мы молча исследуем друг друга, готовясь к поединку.

У него много женщин, но нет той одной, рядом с которой можно быть котенком и не пытаться всегда соответствовать статусу царя зверей.

Откуда я все это знаю?

– Что-нибудь желаете, чай, кофе?

Откуда не возьмись и не вовремя появляется секретарша. Секретари и официанты всегда появляются в самый неподходящий момент, тогда, когда они лишние. Но когда они нужны, хрен их дозовешься.

– Водочки! – говорю я.

Лев не меняет сдержанно-дружелюбное, политкорректное выражение лица.

Секретарша зависла.

– Мне чай с молоком! – говорит он, отпустив мою ладонь, слишком долго задержавшуюся в его руке.

«Взболтать, но не смешивать», должен был добавить он по аналогии с фильмом.

– Кофе! – улыбаюсь я.

Секретарша уходит, наши глаза снова встречаются. Он молчит. Я, не отводя взгляда от него, как на парной практике, мысленно произношу: «Божественное во все принимает божественное в тебе. Я за все тебя прощаю и я тебя люблю».

– Рад познакомиться с известной бизнес-леди. Много слышал о вас!

– О! Тогда мне, наверное, придется долго опровергать ложные характеристики желтой прессы о том, какая я стервозная парфюмерка, болеющая баночками и скляночками.

– Вы своим видом опровергаете любые негативные данные! – юрлицо, ей-богу!

Мягкий баритон, темно-каштановые волосы, острый волевой подбородок. Приятный аромат дорого парфюма, идеально ухоженные руки. Плавные жесты. Королевская осанка. Сто процентов бритые подмышки. Яхта, дом, загородная недвижимость. Идеал мужчины XXI века, спасителя и рыцаря. Настоящий доминирующий альфа-самец.

– Я собиралась выпускать профессиональную косметику под своим брендом. Столкнулась с множеством трудностей и препятствий на этом пути. Но известие о продаже Persona Grand[6] очень обрадовало меня. У них есть своя, довольно известная марка косметики, и это крайне упрощает задачу по осуществлению моей мечты.

– Думаю, вам не привыкать к препятствиям на пути. Жизнь – это барьеры на пути к целям. Но только вас, должно быть, дезинформировали, я купил Persona Grand, но не собираюсь продавать эту сеть. Она войдет в холдинг моих компаний наряду с продюсерским агентством, художественной галереей, банком и даже с агропромышленной компанией. Я люблю заниматься разными бизнесами, это весело.

Что он несет? Витек сказал, что «хмырек» собирается перепродать сеть, но дороже, чем ее купил, так как дамочки, не поделившие бизнес, его близкие подружки и, дабы избежать криминала, быстренько продали ему нажитое по дружбе. Его люди также быстро оформили документы, и все остались довольны. Но на какой черт Бонду салоны красоты?

– Я тоже рада с вами познакомиться. Но можно нескромный вопрос?

– Как можно отказать такой женщине?

Снова появляется секретарша, с чаем и кофе.

Я молчу. Она расторопно ставит на стол с подноса чашку, наливает чай, затем сама же подливает молока, бросает кусочек сахара. Я немею от такого немыслимого сервиса. Секретарша уходит.

– Вы подарите этот бизнес вашей возлюбленной?

Он улыбается уголком узких, скрытных губ. Он не привык говорить больше, чем надо.

– Конечно! Я сделал бы это в первую очередь, если бы возлюбленная была.

– Не верю, что рядом с таким мужчиной это место вакантно!

– Вам так нужно заполучить эти салоны?

Он отодвигается от спинки кресла, достает портсигар. Но не вынимает оттуда сигарету.

– Вам ответить искренне или по этикету? – «Ничего личного, только бизнес!»

– Можете не отвечать, я понимаю и так. Вы – образчик современной деловой женщины, в вас есть хватка, агрессия, решимость, готовность на все ради своих целей, бьющая через край энергия. Но также имеется одно маленькое «но» – отсутствие профессионализма.

вернуться

6

Название изменено в целях конфиденциальности. (Прим. ред.)

38
{"b":"1738","o":1}