ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне кажется, я вижу Ойну, — взволнованно зашептал Нестор Нурр, подаваясь вперед. — Да, я уверен, это она!

— Тихо! — зашипела Риль. — Ты нам все испортишь!

Скульптор отступил, до боли сжимая кулаки. В обведенных темными кругами глазах пылали нетерпение и сдерживаемая ненависть.

Наблюдавший за полетом смотритель вскочил и, размахивая неведомо откуда взявшимися яркими платками, забегал по крыше. Его пестрый балахон раздувался, как парус. Гельмар вытянул шею и протяжно затрубил, радуясь возвращению домой; потом неестественно вывернулся и стремительно нырнул вниз. Хельв невольно вскрикнул, смертельно побледневший скульптор рванулся было вперед, но Риль удержала его за пояс.

— Все нормально, — сказала она. — Все в порядке. Они всегда так делают. Сейчас еше раз провалится.

И действительно, на мгновение выровняв полет, гельмар снова нырнул, завис над башней и мягко приземлился на все четыре лапы. Смотритель тут же бросился к нему, погладил по лбу, тревожно ощупал нос. Дверца кабинки открылась, и вниз скользнула веревочная лесенка.

— Придержи, — строго прикрикнула на зазевавшегося служителя Полонна и стала осторожно спускаться.

Следом за ней карабкалась Ойна. Хёльв подобрался, почувствовав, как напряженно замер скульптор, как сгустилось вокруг Риль искрящееся, невидимое глазу облачко.

Оказавшись на земле, девушка словно очнулась — ее взгляд обежал крышу, лишь едва задержавшись на нежившемся гельмаре, и безошибочно остановился на приоткрытой двери на лестницу.

— Ойна! Сюда! Скорее сюда! — закричал Нурр и кинулся ей навстречу.

Карие глаза девушки широко распахнулись, она ахнула и побежала к нему.

— Стоять! — прогремел голос настоятельницы.

Одним прыжком догнав Ойну, она схватила ее за локоть и, закрыв собой, резко взмахнула рукой. На Нестора обрушился незримый пресс, он упал, не в силах пошевелиться.

«Ну и старушка, — подумал Хёльв, прячась за выступом стены. — Чрезвычайной боевитости».

— Очень просто, — сказала Полонна, аккуратно заправляя за ухо выбившуюся из прически седую прядь. — Изволь пока полежать.

Настоятельница хотела сказать что-то еще, но выскочившая на крышу Риль сложила ладони лодочкой и звонко пропела короткую фразу, глядя в сторону Хёльва. Ойна вздрогнула и, словно подхваченная могучей волной, перелетела прямо в объятия к остолбеневшему юноше.

— Беги! — хрипло воскликнула Риль. — Беги скорее, забери тебя Ристаг!

Платок упал с ее головы, по лицу текли крупные капли пота, растрепавшиеся волосы липли ко лбу. Ладони чародейки по-прежнему были сложены лодочкой, но пальцы дрожали от огромного напряжения. Медлить было нельзя. Схватив девушку за руку, Хёльв гигантскими прыжками понесся вниз.

Он летел по лестнице, почти не касаясь ногами ступеней, стремительно преодолевая пролет за пролетом. Ойна цеплялась за его запястье и тихонько плакала.

— Нестор, Нестор, — повторяла она.

— Спасется твой Нестор, — пропыхтел Хёльв. — Чародейка его вытащит, не бойся.

Он свернул в коридорчик, ведущий в главное помещение храма, и осторожно пошел вдоль стены, замирая за колонной каждый раз, когда слышал чьи-то шаги, Ойна покорно следовала за ним.

Отчаянный звон бубенцов застиг их подле самого выхода. У дверей никого не было, и притаившийся возле чаши для подаяний Хёльв собрался было выскользнуть на улицу, но вовремя притормозил прислушиваясь.

— Это сигнал тревоги, матушка зовет нас на помощь! — взволнованно проговорил высокий девичий голос, и стройный силуэт в монашеской робе заслонил свет.

— Надо торопиться, — вторила ей давешняя привратница. — Сестры, сестры! Сюда! К лестнице! Дама настоятельница наверху, на крыше!

— Я закрываю двери! — прокричала привратница, с силой притягивая к себе массивные створки.

По мраморному полу дробно застучали каблуки. Юноша вытянулся в струнку, лихорадочно обшаривая глазами площадку, и рванулся влево, к занавешенному куском холстины проему. Промелькнули барельефы — Амна беседует с правителями земными, Амна утешает сестер. В голове Хёльва предупреждающе звякнул колокольчик, словно напоминая о чем-то забытом, но времени на раздумья не было.

За проемом начиналась еще одна лестница — неширокая, с простыми деревянными ступенями и заляпанными штукатуркой перилами. Рука Ойны тревожно дернулась, но Хёльв крепко прижал ее к себе и устремился вниз.

Зал открылся сразу — просторный, с высокими сводами, освещенный лучами вечернего солнца, бившими из расположенных под самым потолком окон. Пол покрывали длинные полосы бумаги, придавленные мешками с песком, В воздухе витала пыль.

Хёльв огляделся. В зале никого не было — рабочая одежда аккуратной стопкой была сложена в углу, рядком лежали инструменты.

Похоже, это новое святилище, — сказал он, обращаясь к Ойне, но больше стараясь успокоить самого себя, — Ты ведь голодная, наверное, ну-ка посмотрим, что у нас тут есть… Может, завалялась какая-то краюшка хлеба?

Он быстро осмотрел заляпанные краской робы и вздохнул: карманы были пусты.

— Ничего нет. Может, найдем еще?

Взяв девушку за руку, Хёльв пошел вперед, мельком поглядывая на размеченные тонкими линиями стены, замотанные тряпками трехгранные колонны. В центре помещения возвышался постамент.

Ойна всхлипнула. В тот же момент хлопнула закрывавшая вход холстина.

— Они здесь! — раздались голоса. — Скорее! Вот их следы!

Подхватив девушку, Хёльв метнулся вбок, в спасительную тень, но было уже поздно: в зал сбежали монахини, вскинули руки в одинаковом жесте, и незримая, но плотная стена воздуха придавила его к колонне.

Следом — медленно и величественно — вошла Полонна. Острием недлинного кинжала она подталкивала перед собой неловко переступавшего Нестора. Никаких пут на скульпторе не было, но его покрасневшее лицо и затрудненные движения говорили о том, что он все-таки скован. Краешком сознания Хёльв отметил, что дама-настоятельница куда сильнее рядовых сестер: она удерживала своего пленника без видимого напряжения, тогда как вокруг него самого стояло не меньше пяти сосредоточенных монахинь.

«Им проще было бы меня связать обычными веревками, — подумал он и тут же ужаснулся. — А где же Риль? Неужели они убили Риль?»

— Очень просто, — повторила мать Полонна, словно продолжая прерванную беседу. — Ойна, встань на свое место.

Девушка вздохнула и, не отводя взгляда от скульптора, забралась на возвышение. Ее движения сделались совсем медленными, скованными.

— Не иди, Ойна, — прошептал Нестор. — Не иди.

— Я не могу. — По ее щекам снова потекли слезы. — Не могу не идти.

Настоятельница пристально, жестко смотрела на послушницу, Хёльв заметил, что за спиной седовласой монахини сестры выстроились ровной дугой.

Воздух задрожал от стянутой силы, заструились прозрачные потоки обжигающего льда, кольцами укладываясь вокруг Ойны. Казалось, порыв ветра коснулся подола ее платья — и мягкая ткань затвердела, застыла; нежная кожа засветилась мраморной бледностью, замерли бежавшие по щекам слезы. Она в последний раз посмотрела на скульптора, чуть повернулась и застыла, глядя на невидимую точку за окном.

— Прекрасно. Милостью Амны, все прекрасно, — сказала Полонна, дотрагиваясь до статуи, которая еще минуту назад была живой девушкой. — Теперь их три.

С каменных волос соскользнула лента, беззвучно упала на пол.

— Ойна! — закричал скульптор. — Ойна, Ойна!

Его лицо исказилось от боли, сведенный судорогой рот перекосился. Потемневшие глаза стали сухими, страшными.

«Он сошел с ума, — подумал Хёльв, холодея. — Он рехнулся.»

Повинуясь знаку Полонны, одна из сестер, удерживавших Нурра, наклонилась к нему и провела по лицу платком. Скульптор застонал и потерял сознание.

— Ты сумасшедшая, — срывающимся голосом произнес Хёльв. — Ты проклятая чокнутая старуха.

— А ты — глупый мальчишка, который лезет не в свои дела, — бесстрастно парировала она, жестом призывая к молчанию зароптавших монахинь.

41
{"b":"1740","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Между небом и тобой
Подсознание может все!
Фоллер
Семена успеха. Как родителям вырастить преуспевающих детей
Излом времени
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Колючка и Богатырь
Сила упрощения. Ключ к достижению феноменального рывка в карьере и бизнесе
Изувер