ЛитМир - Электронная Библиотека

— Именно.

— Что — «именно»?

— Именно показалось.

— А ведь пора бы пересмотреть свое неосмотрительное решение, — заметил Зурт, прихлебывая горячий напиток.

— Пожалуй, мне надо идти. Сейчас восемь вечера — самое время выпить пару рюмок яблочной настойки.

— Погоди, я покажу тебе кое-что интересное. — Он подмигнул топтавшемуся рядом слуге. Тот с поклоном протянул хозяину холщовый мешок. — Как ты думаешь, что там?

Из мешка донеслось шипение. Фархе похолодел. Остановившимся взглядом он смотрел, как волосатые лапищи бата за шкирку вытаскивают на свет Божий извивающегося Цишера.

— Милое животное, не правда ли?

Колдун молчал.

— Что скажешь, ловко я все подстроил? Отвлекал тебя разговорами, пока мои ребятки отлавливали эту проклятую тварь. — Зурт небрежно потряс кота. — Я уже давно размышлял, чем тебя можно прижать в случае чего, на какие пружинки надавить. Ты выглядел таким монолитным, таким цельным, человек-камень, человек-металл. Ни родственников, ни друзей, ни тайной любовницы. И все же нашлась маленькая слабина. Привязанность — это страшная сила, мой дорогой чародей.

— Думаешь, теперь я буду вечно плясать под твою дудку? Из-за кота? — спросил Фархе.

Он чувствовал, как стекает, испаряется маска добродушного упитанного купца, открывая его собственное лицо.

— Почему же вечно? Я предлагаю справедливую и честную сделку — одно существо меняю на другое.

— А если я откажусь? — Колдун скрестил руки на груди. Не хватало еще, чтобы эта раскормленная самодовольная свинья увидела, как дрожат его пальцы.

Зурт поднял кота за загривок и поболтал им в воздухе, как тряпичной игрушкой. Цишер фыркнул и попытался достать бата лапой с выпущенными когтями.

— Всегда их ненавидел. Думаю, я его утоплю. Или… Впрочем, а тебе-то что? Неужели такого большого мага может волновать судьба какой-то жалкой животинки?

Фархе прищурился:

— Гарантии?

— Я клянусь. Клянусь, что не обману тебя. — Голос Зурта смягчился. — Пойми, мне очень нужны деньги, очень. Подрастает Митц — мой младшенький. Я обязан обеспечить ему достойное будущее. Другой такой шанс может и не представиться.

Тонкие губы колдуна сложились в кривую усмешку.

— Похвально. Но почему за мой счет? Почему ты опять бежишь ко мне, вместо того чтобы попытаться решить проблему самому?

— Я и решаю проблему, — расплылся в улыбке бат. — При помощи тебя.

Резким движением он распахнул дверцу клетки и засунул в нее кота. Цишер испуганно мяукнул и затих. Фархе поморщился.

— Приезжай через три дня, — сказал он. — За монстром.

Оттолкнув от себя кадку, колдун вскочил и бросился к выходу из комнаты. Подхватил некстати лопавшуюся под ноги скамью и с остервенением швырнул ее в стену. Скамья разлетелась на тысячу мелких, тут же вспыхнувших холодным пламенем щепок.

— Идиот. Безнадежный старый идиот, — рычал он.

Мысли путались. Этот боров, этот лоснящийся хряк посмел отобрать у него единственное дорогое существо! Ни в чем не виноватого, беззащитного кота! Фархе вспомнил, как Цишер по ночам запрыгивал в его постель и сворачивался там пушистым горячим клубочком. Запястье обожгло холодом, несуществующая полоска синего шелка защекотала кожу.

— До чего же надо исподличаться, чтобы… — Он дернул себя за ус, — Да и сам я хорош — не уследил, не уберег. А ведь мог бы… Одним движением, одним незатейливым жестом… И мокрое место. Поминай как звали, ищите нового бата, этот весь вышел.

Лестницу, ведущую в подвал, покрывал слой пыли, рассохшиеся деревянные ступени опасно скрипели под ногами. Оказавшись внизу, Фархе пробормотал несколько заклинаний, и укрепленные на стенах факелы засияли чистым, бестрепетным светом.

— Чудовище, — шептал он, выдвигая ящички окованного железом сейфа. — Надо создать чудовище.

Рассовав по карманам около десятка запечатанных сосудов, колдун двинулся к столу — квадратному массивному сооружению, занимавшему весь центр помещения. В его крышке, сработанной из вечного мрамора, были проделаны разного размера отверстия и выемки. В самую большую из них Фархе вылил несколько чашек воды, добавил мерцающей розоватой пыли и пяток крупных прозрачных кристаллов. Смесь забулькала, заволновалась, выпустила струю остро пахнущего дыма и собралась в небольшой мягкий сгусток, похожий на кусок сдобного теста.

— Очень хорошо. Теперь нужно общее представление. В голове колдуна царил хаос. Мелькали безобразные лохматые головы, увенчанные рогами, клацали крокодильи челюсти, скрипели затачиваемые когти.

— Зверь должен быть большим, — сказал он и ласково погладил свежеполученный трепещущий комок.

Комок задышал, покрылся пузырями и принялся расти. Когда мерно вздымающаяся и опадающая масса заняла весь стол, Фархе рубанул в воздухе ладонью и произнес несколько фраз. Тесто взвизгнуло и застыло.

— Обладать убийственным голосом, — зазвенели слова сложного наговора.

Вытерев вспотевшее лицо рукавом халата, колдун подошел к тянущимся вверх этажеркам, обежал глазами стройные шеренги книг и безделушек и достал с нижней полки плоскую шкатулку.

— Перейдем к зубкам. — В его руке блеснули длинные металлические иглы, завертелись в стремительном танце и воткнулись в тесто.

За иглами последовали чешуйки, глиняные черепки и обломки костей, Лежащая на столе масса послушно втягивала все в себя.

— Немного яда тарантула..

— …щепотку толченого листа выстрегуна… …камешки для прочности…

— …перо альбатроса…

— …и споры ростяка.

Фархе удовлетворенно оглядел полученное. Огромный влажный ком пыхтел, поблескивал боками и время от времени выдыхал облака пара.

— Пришла пора закуклиться.

Его губы снова зашептали заклинание, на этот раз тягучее, густое, как мед. Над столом соткались прозрачные нити, прилепились к полу, потолку и стенам, переплелись, образуя плотный полог. Колдун щелкнул пальцами, и факелы потухли.

— Спи, — прошептал он и на подкашивающихся ногах побрел к лестнице.

Когда вечером следующего дня Фархе снова спустился вниз, его встретил смрад. Весь подвал заполняла толстая серая паутина. Где-то в самой ее глубине смутно угадывались очертания укутанного гифами стола. Пушистые полотнища закрывали углы, тянулись к лестнице и опорным балкам. С факелов свисали неприятного вида волосатые мешки, сочащиеся влагой.

Осторожно шагая по мокрому полу, колдун приблизился к кокону. Он сильно вырос и занимал добрую половину помещения.

— Обустроилась уже, — довольным голосом сказал Фархе. — Прекрасно. Сейчас будем тебя натаскивать. Прямо в колыбели.

Он опустил голову, сложил ладони лодочкой и задержал дыхание. Работа предстояла не из легких.

— Прекрасный денек для испытания, ты не находишь? — Бат потер руки в замшевых перчатках и с любопытством огляделся. — Да и обстановочка ничего себе.

Кругом простиралась тундра — заболоченная, на удивление плоская местность. Лишь кое-где виднелись заросли ивы и ольхи, приземистые, кустистые, совсем не похожие на обычные деревья. Над зелеными бугорками кочек тучами вилась мошкара.

— Я перенес вас всех сюда, чтобы мы ненароком не развалили башню, — пояснил Фархе. Он был сух, собран и спокоен, только в глазах затаилась темная ярость. — А вот зачем ты взял с собой ребенка?

— Никакой я не ребенок, — буркнул Митц. — Мне уже почти одиннадцать.

— Брось, он здоровенный парень. — Зурт погладил сына по встрепанным светлым волосам. — Ему же интересно посмотреть, да и опыт полезный.

Колдун окинул взглядом крепкую фигуру парнишки и промолчал. «Мягкий бурый клубочек. Остальное пока не имеет значения».

— Итак? — спросил бат.

— Что?

— Где твой питомец?

— Моя питомица, — с улыбкой поправил колдун, — Моя маленькая пташка. Учти, сейчас она считает меня своим хозяином и повелителем. Я передам тебе власть над ней, как только Цишер будет в моих руках.

45
{"b":"1740","o":1}