ЛитМир - Электронная Библиотека

И начал рассказывать.

* * *

Герцог Акина Убарский сидел в своем кабинете и ждал гостя. Руки вельможи покоились на столе, унизанные перстнями пальцы вертели бутылочку с микстурой. Напротив него, в низком креслице без подлокотников, сидел полковник Дибас.

Минутная стрелка настенных часов с сухим щелчком перескочила на следующую позицию. Мелодично пробили куранты.

— Три, — констатировал Акина.

— Не думаю, что он придет, светлейший господин, — отозвался Дибас. — Побоится повторения ситуации.

— Вряд ли он думает, что я такой дурак и попытаюсь захватить его. В письме было все подробно изложено, полагаю, сотрудничество выгодно нам обоим.

— И что немаловажно — не только нам, — многозначительно заметил полковник. — Далеко не только.

Герцог неприятно усмехнулся, вынул из бутылочки пробку и понюхал лечебное зелье — очередное изобретение придворного лекаря. Бесполезное, как предполагал Акина.

— Полагаю, общечеловеческие ценности ему чужды. Надежда только на личную заинтересованность.

— А если…

Акина резко отодвинул, почти отбросил от себя пузырек.

— Это мы будем обсуждать потом. Проблемы следует решать по мере их поступления.

Полковник Дибас опустил голову, рассматривая алую лилию, вышитую в центре ковра. Он слишком хорошо знал, что ледяные нотки, прозвучавшие в голосе сеньора, не предвещают ничего хорошего. К счастью, намечавшуюся бурю успокоил лейтенант Кирун.

— Пришел, — шепнул он, заглядывая в дверь.

Разом просветлев, Акина приглашающе махнул рукой. Дибас выпрямился в неудобном кресле и закинул ногу на ногу, стараясь придать своей позе подобие изящества.

— Вы пригласили меня, — медленно произнес вошедший.

Он был высок ростом и худ. Темные, с проседью, волосы густыми прядями спадали на плечи, обрамляя угрюмое, непроницаемое лицо. В сощуренных глазах читалось если не презрение, то явная дерзость и неуважение.

Герцог поднялся ему навстречу.

— Очень рад, Фархе, что вы сочли возможным принять мое приглашение, — искренне сказал он.

— Счастлив познакомиться, — протянул руку полковник.

Колдун быстро осмотрелся и сел на придвинутый Кируном стул.

— Итак? — сухо осведомился он.

Акина проигнорировал непочтительный тон вопроса:

— Вы читали письмо? Фархе пожал плечами;

— Был бы я иначе здесь?

Невозмутимо кивнув, герцог откинулся на спинку стула: — И что вы думаете по поводу изложенной мною информации?

Фархе снова пожал плечами:

— Вас интересуют мои эмоции, субъективные домыслы или политические взгляды, светлейший господин?

Поморщившись от изжоги, Акияа сделал извиняющийся жест рукой и залпом выпил микстуру.

— Вижу, что вы — человек деловой и нет смысла ходить вокруг да около, — продолжил он, переведя дыхание. — Кудиумы наступают. Три армии приближаются к нашим границам, все три стремятся в одну точку — в Убарский храм Всемилостивой Амны. Ристаг их разберет, почему именно туда.

— Я хорошо помню содержание вашего послания, — уверил вельможу нахальный колдун. — Не стоит повторяться.

Покачивавшийся в креслице полковник Дибас возмущенно засопел и кинул вопросительный взгляд на сеньора, ожидая, что тот прикажет привести наглеца в чувство. Однако герцог смотрел на гостя с добродушным любопытством.

— Что ж, не стоит так не стоит, — легко согласился он. — Вы принимаете мое предложение?

Дибас замер, пожирая Фархе глазами. — Принимаю, — просто ответил колдун.

Полковник икнул от неожиданности. По невольному вздоху, вырвавшемуся у герцога Акины, можно было заключить, что и он никак не рассчитывал на такую быструю победу.

— Отрадно слышать, что вы согласны, — пробормотал вельможа.

Фархе развел руками:

— Мне странно ваше удивление. Вы обрисовали ситуацию чрезвычайно ясно и понятно: здание, в котором я имею несчастье обретаться, находится точнехонько на линии движения левого фланга армии дикарей. Несмотря на силу и опытность, сдержать многотысячную толпу мне не удастся, следовательно, башня будет разрушена до основанья или же… — Он задумчиво потер переносицу. — В лучшем случае — сильно повреждена. Сам я, конечно, уйти смогу, но не хотелось бы терять жилище, к которому успел привыкнуть. Потому готов к сотрудничеству.

Герцог смотрел на колдуна, ожидая продолжения. Тот в третий раз пожал плечами, едва заметно наклонил голову, показывая, что закончил говорить, и вперил взгляд в убарского сеньора.

— Что ж, — медленно произнес Акина. — Я имел возможность всесторонне обдумать сложившуюся ситуацию. На данный момент она мне представляется безвыходной. Мое войско немногочисленно, ослаблено недавней войной под императорскими знаменами. — При этих словах герцог поморщился. — И к серьезным сражениям совершенно не готово.

— Вы думаете, кудиумы специально подгадали момент? — перебил его Фархе.

Дибас негромко заворчал. Положительно, старый чернокнижник слишком много себе позволяет!

— Не думаю, — сказал Акина, И с чувством добавил: — А впрочем, что я могу знать?

Брови верного полковника поползли вверх. На его памяти герцог впервые признал себя в чем-то некомпетентным.

«Нашла коса на камень», — подумал Дибас, с некоторым почтением посматривая на колдуна.

— Честно признаюсь, я смутно представляю ваши возможности, но если бы вы узнали, зачем кудиумы идут именно к храму, то мы могли бы попытаться найти какое-то решение, — проговорил Акина.

Вытянувшись на стуле, Фархе небрежным, мальчишеским жестом заложил руки за голову.

— Что ж, попробовать стоит, — уверенно сказал он. — Не предвижу особых затруднений.

— У дикарей прорва шаманов, — решился предостеречь полковник Дибас— Я слышал, в магической науке они ловкие, как крысы.

Фархе с сомнением хмыкнул и вдруг рассмеялся нелепой метафоре.

— Как крысы? Чудесно, работка в самый раз для крысолова, — Он поднялся и слегка поклонился убарскому сеньору. — Не будем тянуть время. Приступлю к делу сейчас же.

— Когда вас ждать?

Акина тоже встал и посмотрел гостю прямо в глаза.

— Я вернусь, как только что-то выясню. Надеюсь, в ближайшие же часы, — пообещал колдун.

— Значит, садиться ужинать не стоит? — усмехнулся герцог.

— Пожалуй что нет.

Вельможа и колдун приязненно кивнули друг другу. Полковник Дибас открыл дверь, выпуская Фархе, проводил его к выходу, Потом с не приличествующей солидному военному прытью вбежал в комнату, подскочил к окну.

— Смотрите, ваша светлость, смотрите, — прошептал он, указывая во двор. — Гость-то наш не в карете приехал. И не верхом.

Сопровождаемый державшейся на почтительном расстоянии стайкой детей, колдун пересек двор, остановился у ворот и быстрым движением начертил в воздухе прямоугольник.

— Ух, — только и успел выдохнуть Дибас. Прямоугольник потемнел, налился чернильной синевой.

Дети завизжали — одновременно истошно и восторженно. Не обращая на них внимания, Фархе раскинул руки и поднялся вверх, на мгновение завис в воздухе, а потом влетел в индиговый проем. Портал блеснул чернотой и схлопнулся

— Эффектно, — признал герцог.

— Подумать только, настоящий волшебник! Герцог равнодушно отвернулся от окна.

— Полезный фокус, — сказал он. — Но меня куда больше радует нечто другое.

Полковник Дибас молча смотрел на господина

— Оказывается, у нас во дворе есть точка телепортации, — веско произнес Акина. И добавил, поразмыслив: — Впрочем, мы сами вряд ли сумеем ею воспользоваться.

Вернулся Фархе только под утро, когда большинство обитателей замка доглядывало последний, самый сладкий сон. Не спали только герцог Убарский и его ближайшее окружение — молодой Кирун и полковник Дибас. Акина прохаживался по кабинету, заложив руки за спину и насвистывая легкомысленную народную песенку. Лейтенант сидел в низком креслице и, старательно шевеля губами, читал книгу военного содержания — на обложке был изображен лихой полководец с саблей наголо, уверенно сидящий верхом на гигантской крылатой лошади. Чертами лица всадник походил на Рубелиана, брасийского барона.

54
{"b":"1740","o":1}