ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сто. Ровно сто, — раздался вдруг у него над ухом мелодичный высокий голос.

Уно подскочил на месте и изумленно огляделся. Рядом с ним на скамейке сидел пухлый золотоволосый юноша, румяный и сияющий Юноша покачивал ногой и с интересом рассматривал молодого лекаря. Тот сглотнул. Он мог поклясться, что всего минуту назад пребывал в полном одиночестве.

— Э-э-э… Сударь?

— Аний, — представился тот и терпеливо повторил: — Я говорю, сто. Ровно сотня.

— Сто?

— Так точно, уважаемый. Именно сто.

— Сто, значит, — протянул Уно, начиная подозревать, что разговаривает с сумасшедшим. — А что сто, собственно, позвольте полюбопытствовать?

— Сто жизней. — Аний доброжелательно улыбнулся. Лекарь невольно улыбнулся в ответ: было в розовощеком незнакомце какое-то неземное обаяние.

— Что сто жизней?

— Сегодня вы спасли ровно сотую жизнь, — охотно пояснил юноша. — И не просто спасли! А от неминуемой смерти!

— Откуда вы знаете? — удивленно спросил Уно.

— Служба у нас такая — знать.

— В самом деле?

Аний немедленно извлек из складок одежды предмет, больше всего похожий на очень сложной конструкции счеты:

— У меня все учтено. Ошибок не бывает.

Недоверчиво хмыкнув, Уно воззрился на счеты. Он был почти уверен, что происходящее — глупый розыгрыш кого-то из друзей, и только мертвенный бесстрастный взгляд Ания, столь контрастирующий с его добродушной внешностью, заставлял сомневаться в этом.

— Так вот ходите за мной и все подсчитываете?

— Почему же хожу? — Юноша легко воспарил и сделал несколько кругов над скамейкой.

— Как же я вас до сих пор не замечал — такого яркого и красивого? — нервно хихикнул Уно.

«Студент-магик из Хан-Хессе? — пронеслось в голове. — Или просто ловкий фокусник».

Незнакомец тяжело вздохнул и стал прозрачным.

— Потрясающе. Так вы — бог?

— Не бог, нет, но весьма близок к одному из них. Так что можете полностью доверять моим вычислениям. — Он хмуро зыркнул на собеседника. — Похоже, вы мне не верите

— Отчего же! — вежливо запротестовал лекарь. — Очень даже верю… Только…

— Только не верите. Что ж, вполне естественно. — Аний придвинулся ближе и сцапал Уно за запястье.

Предплечье охватила такая боль, что лекарь не мог даже кричать. Словно осколки стекла резали, царапали обнаженную кожу, разрывая, прорезая до мяса. Аний чуть сместил ладонь, и боль изменилась — стала тягучей, ноющей. Еще одно движение — и запястье вспыхнуло огнем десятка ожогов, загорелось ядовитой раной.

— Вот так, — сказал Аний, разжав пальцы.

Боль исчезла сразу и вся — не оставив после себя ни синяков, ни волдырей, ни крови — только серую, похожую на браслет полосу орнамента, в которой проступали витые буквы.

Дерис сатта… — механически начал читать Уно, но Алий перебил его:

— Не стоит произносить слова, смысла которых не понимаешь.

— Я…

— Вы случайно. Понимаю.

Опустилось молчание. Лекарь потирал запястье в размышлял. Косился на сидевшего рядом юношу, осторожно рассматривал его белую накидку, ботинки, на которых вездесущая уличная пыль не оставила ни малейшего следа. Эти-то ботинки и убедили Уно окончательно. Он замер, закрыл глаза осознавая. Постепенно на его лице проступило наивное, ребяческое самодовольство.

— Сто, — счастливо прошептал он, — десять раз по десять. Пять раз по двадцать. Неужели действительно так много? — Лекарь уже почти забыл о существовании незнакомца, полностью погрузившись в раздумья.

— Да! — благосклонно кивнул наблюдавший за ним юноша. — За это вас ждет награда!

Уно встрепенулся. Мысль о награде — возможно, даже денежной — показалась ему очень приятной.

«Куплю Лёле новое ожерелье, себе — тот древний манускрипт о свойствах драконьей крови, — замечтался он, — и еще…»

— За это вам полагается самая лучшая, самая высокая в мире награда — избавление от всех тягот и забот земного существования. — Юноша обаятельнейше улыбнулся. — Смерть.

Уно неуверенно посмотрел на собеседника. Тот буквально исходил счастьем.

— Да, простите, уважаемый. Дабы не вышло никаких недоразумений, разрешите отрекомендоваться. Я — старший слуга Ристага Мрачного, Хозяина Подземелий, Встречающего Ушедших.

Лекарь открыл рот и со свистом втянул в себя воздух. В глазах Ания было что-то такое, что заставляло верить ему безоговорочно. Полоса орнамента на запястье будто бы ожила, стягивая кожу холодком.

— Мой господин, — вновь заговорил слуга Ристага, так и не дождавшись ответа, — очень обеспокоен сложившейся ситуацией. Я бы даже сказал, он вне себя.

— П-почему? — запинаясь, пробормотал Уно.

— Подумайте сами, достойнейший лекарь Фрикс. Вам всего лишь… — Юноша сверился со своими счетами. — Двадцать лет. И за этот весьма ничтожный, смею заметить! — срок вы спасли своим врачебным мастерством сто жизней. А ведь самостоятельно практикуете едва три года. Чуете, куда я клоню?

Уно помотал головой:

— Как я, жалкий человечек, смог обеспокоить Великого Ристага?

Аний укоризненно посмотрел на лекаря, словно пытаясь понять, действительно ли его собеседник настолько глуп или только изображает непонимание.

— Хорошо. Начну издалека. Да будет вам известно, Ристаг Мрачный является единоличным владыкой и повелителем мира мертвых. Ежедневно, ежечасно тысячи воронов приносят души усопших в его царство. Каждую минуту кто-то рождается. Каждую минуту кто-то умирает. И великая гармония в том есть! — Чарующий голос Ания зазвучал строго и торжественно. — Если же она нарушается по умыслу злому или по неведению — надлежит ее восстановить не мешкая!

Румяный пухлый юноша, казалось, стал выше ростом, золотые локоны в свете заходящего солнца приобрели грозный алый оттенок.

— Будущее открыто богам. Они не читают его, как развернутый свиток, но видят, как можно видеть синее небо в облачный день. Ведомо, что избыток живых приведет к неисчислимым бедам в отдаленном грядущем, потому нельзя допустить, чтобы люди размножались, как мыши. Вашими стараниями было спасено сто жизней за неполных три года. Сто живых, которые должны были умереть, родят детей. Их Дети тоже будут иметь детей…

Аний помолчал, в упор разглядывая притихшего Уно. Тот нервно ерошил свои короткие кудрявые волосы. Лукавые карие глаза лекаря испуганно округлились, на щеках выступили красные пятна.

— А ведь ваше мастерство растет, Уно. Вы будете вылечивать все больше и больше людей, и гармония будет нарушаться все сильнее и сильнее. Сегодня вы вплотную подошли к границе, спася от верной смерти разбойника Тилони, и я явился предупредить вас. — Он коснулся руки Уно. — Остановитесь. Или я — по поручению господина моего, Великого Ристага, — вынужден буду кое-что предпринять.

Лекарь поднял голову.

— Предпринять что? — спросил он.

Не отвечая, Аний равнодушно зевнул и посмотрел в сторону. Потом встретился с Уно глазами и слегка усмехнулся.

— Вы меня убьете? — прямо спросил лекарь.

— И это тоже, — согласился посланник Ристага.

Уно откинулся на скамейке. На языке вертелись тысячи слов, возгласов и вопросов.

— Что я должен делать?

— Скорее чего вы должны не делать, — поправил его Аний. — Не беритесь за безнадежные случаи.

— Но…

— Да, на них вы оттачиваете свое мастерство, совершенствуете лекарства, приемы. Не надо. Лечите простуды, неострые воспаления, вывихи, неопасные переломы. Насморк. Ушибы. Расстройства. Колики. Все просто. Не лезьте туда, где все предрешено. Не изменяйте того, что предначертано. Не спасайте жизни.

Перед глазами Уно заплясали черные искры. Стих доносившийся с улицы шум, В неестественной тишине Аний закончил:

— Или Ристаг заберет вашу.

Уно вздрогнул.

— И вашего сына.

Черные искры собрались в рой, поплыли, залепляя, закрывая солнце. Стало темно, и в этой жуткой, ненастоящей темноте мир покачнулся и беззвучно полетел вниз, в бездну.

Сперва Лёля радовалась переменам, произошедшим в муже, и объясняла их воздействием последней ссоры. Большую часть времени Уно проводил дома. Он поздно вставал и рано ложился, ел медленно — со вкусом и расстановкой, никуда не спешил — много времени проводил с Нои.

63
{"b":"1740","o":1}